Главная
Монах Симеон Афонский
Написать икону на Афоне
Заказать поминание на Афоне
Новости
Стихи
Тексты
Переводы
Библиотека
Галереи
Иконы Афона
Поездка на Афон
Паломничество Афон
Монастыри Афона
Что такое Любовь?
Богатство?
Старец
Видео
Аудио
О проекте
Написать письмо
Все комментарии
Молитва
Карта сайта
Поиск
Скоро
4 декабря
Святогорские Панигеры: монастырь Хиландар - Введение в храм Пресвятой Богородицы
Осталcя 1 день

Афон

 
информационный портал Святой Горы Афон. Все об Афоне. Исторические описания Горы Афон. Советы о том, как организовать поездку на Афон, и отчеты о путешествиях. Паломничество на Афон: карты Афона, описания монастырей, троп и советы для самостоятельных путешественников. Рассказы о старцах Афона и афонских монахах. Переводы рукописей и Житий афонских святых. Фото и иконы Афона. Поучения, притчи и стихи монахов Афона, старцев и святых. Богословские статьи. Смотрите: Новые статьи на портале
Присоединяйтесь к нам в группе ВКонтакте-1 ВКонтакте-2 Instagram и Telegram и facebook group, на странице facebook web в на канале Youtube также в zen.yandex. и получайте расширенный контент в Patreon. Рекомендуем сайты: Высказывания о духовной жизни - Жития, притчи старцев
В НАЧАЛО / НОВОСТИ / ИГУМЕН ПЕТР (МЕЩЕРИНОВ). ЛИТУРГИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО КАК ПРЕПЯТСТВИЕ К БОГООБЩЕНИЮ?
Игумен Петр (Мещеринов). Литургическое искусство как препятствие к богообщению?

Игумен Петр (Мещеринов). Литургическое искусство как препятствие к богообщению?

 

 

Отец Петр захватывает такие важные темы, что остается лишь «снять перед ним шляпу». Мы много писали на подобную тематику писали и именно то, о чем говорит автор, но 10 лет назд это оказалось не востребованным церковным сознанием. Может быть, пришло время?!

Как бывает на войне, в последний момент, когда все потеряно, кто-то выхватывает знамя у убитого командира и восхищает победу у потрясенного врага. Примерно так можно оценить публикации о. Петра. Конечно, эти публикации будут против течения всем ведущим православным порталам, у которых «все хоршо». 

 

Стоит пожалеть, что автор забывает о главном. Вариативность «работатет», когда человек предался воле духовника, тогда развивается свобода души в Воле Божией. Но это не имеет ничего общего с ситуацией, когда христианин разложил перед собой книги или диски разных авторов и пытается почувствовать - что ему близко. Духовника церковная педагогика дать не может, для этого человек сам должен созреть. Тогда Бог открывает одну душу для другой, как таинство.


Дело в том, что человек, действительно, должен перерасти церковные богослужения. Но он перерастает их качественно, стяжав Иисусову молитву, сохраняя любовь к внешним формам. А не по принципу: нравится - не нравится. Вот мы и приходим к прадоксальному выводу: церковная педагогика - это послушание духовнику, живому носителю Традиции, который научит тебя умной молитве и в нужный момент разрешит заменить внешние формы на внутренние. А если искать какую-то иную педагогику, то всегда будем возвращаться к обычному интеллигентскому сетованию, замкнутому кругу… 

 

Не богослужения тебя должны вдохновлять (как произведения Баха), а сам ты должен наполнить их жизнью своего сердца, своими молитвенными чувствами. Этому верно учил свт. Феофан Затворник (и автору можно лишь посоветовать перечитать его книги). Справедливо, что своим молитвенными чувствами с таким же успехом можно наполнить и пение птиц в лесу, и панораму гор на горизонте.

 

А вот бессмертные произведения Баха молитвенными чувствами не наполнишь. Такова природа музыки. Она сама насильно наполняет душу чувствами, и эти чувства сильные, потрясающие, но совсем не молитвенные. Здесь у автора тоже путаница. Это душевные переживания. В общем, если воспринимать богослужения формально, в качестве византийской поэзии, то это даже и духовным костылем называть сложно.  


Итак, истину о том, что богослужение не равно молитве, ты можешь постигать всю жизнь (тяжело и трагично, например и через Баха) или же тебе ее просто скажет подлинный духовник в нужное время. Ты потратишь на ее осмысление одну секунду и пойдешь дальше, к новым горизонтам... Выбери сам - что тебе более подходит. 

 

Смири себя, отрекись от мира, положись на Бога сколько сможешь в твоей жизни и приготовь свою душу к встрече с духовником. - Или же служи миру, наслаждайся кантатами Баха, стихирами канонов и их смыслами, и получай временное удовольствие. А потом полагайся на помилование… (Т.е. будь как все - и будет как у всех.) Без подобного пояснения автора можно неверно понять. - Афон

 

  Как сформулированы те богословские идеи, которые лежат в основе наших представлений о Церкви?
Можно ли говорить о том, что эти идеи носят универсальный характер и, если нет, то что с этим делать? Автор эссе подвергает критическому анализу ряд установок, ставших характерными, если не определяющими для современного российского православного самосознания...


Есть три святоотеческие идеи, высказанные в определённый исторический момент по конкретным поводам. Подходящие для своего времени и места, впоследствии они были восприняты церковным сознанием расширительно и стали всеобщими идеологемами. Все они так или иначе связаны с нашей темой.
Первая идея восходит к текстам священномученика Игнатия Богоносца (самое начало II века). Звучит она так: «Епископ — это Христос». Когда св. Игнатий писал об этом, он имел в виду вопросы дисциплины в тех конкретных общинах, к которым были адресованы его послания. Но затем эта идея в бытии земной церкви разрослась таким образом, что заняла гораздо больший объём и приобрела гораздо большее значение, чем это имел в виду св. Игнатий и вся Первенствующая Церковь. Понимаемая прямо, эта идея является кощунственным идолопоклонством: Христос — это Христос, и никакой епископ, то есть никакой носитель никакого церковного служения не может претендовать на то, что он каким угодно образом, пусть даже символически, «заменяет» Христа. Иначе наша живая вера, в центре которой стоит личное непосредственное общение человека с Единственным и незаменимым Христом, превращается в общерелигиозный символизм. В этом — главная опасность данной идеологемы: подмена живой жизни во Христе теми или иными отвлечёнными «символами». Об этом искривлении церковного сознания много и убедительно писал прот. Александр Шмеман. Здесь же коренится и причина неуспеха миссии, когда проповедуется не Сам Христос и не конкретная жизнь в Нём и с Ним, а нечто иное; в данном случае — некое символическое клерикальное посредство, без которого доступ ко Христу закрыт.
Вторая идея — слова, принадлежащие священномученику Киприану Карфагенскому (III век) «Кому Церковь не мать, тому Бог не Отец». В той конкретной ситуации, в которой эти слова были произнесены (св. Киприан боролся против раскола), они были вполне уместны и оправданы. Но, расширив сферу своего приложения, они вошли в вопиющее противоречие с Евангелием. Бог — Небесный Отец всех людей; Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5, 45). Отношения Бога и человека совершаются без какого бы то ни было посредства. Церковь в этих взаимоотношениях (я имею в виду институциональную церковь) — вовсе не посредник. Она есть подательница средств к богообщению, обучение богообщению, внешние подпорки богообщения, создание среды для него — но не само богообщение. Церковь есть друг Жениха, Которому надлежит расти, а ей — умаляться (Ин. 3, 29–30). Мысль св. Киприана Карфагенского, став идеологемой, перевернула всё с ног на голову. Институциональная церковь, понимаемая произвольно (сама Церковь не имеет точно сформулированного экклезиологического догмата), начинает решать, кому Бог Отец, а кому — не Отец. Это излишнее и расширительное дерзновение приводит к тому, что институциональная церковь всё больше и больше предписывает Богу, как Он должен поступать, а как нет, кого Ему спасать, а кого нет. Например, Церковь запретила Богу жалеть, а уж тем более спасать самоубийц… Опасность здесь в том, что Церковь становится некоей духовной самоценностью и подменяет собой Бога, формализует жизнь в Боге, редуцируя её к «послушанию Церкви», причём рамки этого послушания остаются весьма неопределёнными (ещё раз повторю, из-за нерешённого Церковью вопроса о самой себе, о своих границах и проч.).
И третья идея — связанное со св. Василием Кесарийским мнение, что внешние чины Церкви являются отображением её небесной красоты. Известно, что великий святитель в быту был чрезвычайно скромен, но в богослужении требовал максимальной красоты и пышности. Он исходил из убеждения, что благолепие богослужения, самые драгоценные материалы, употребляемые для убранства храмов, облачений и проч. есть отображение красоты, велелепия и богатства небесного, горнего мира. От земных драгоценностей ум человека таким образом должен был возводиться к небесной красоте; от человеческого богослужебного чина — к чину ангельскому; от максимальности и избыточности земного священнолепия — к подобию небесной славы.
В те времена это имело миссионерское значение: язычники так привлекались в Церковь. Но с точки зрения Евангелия — это коренная перемена Христовой керигмы, та самая «проповедь иного», на которую Апостол Павел изрёк анафему (Гал. 1, 8–9). Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9). Небесная реальность не может быть соотнесена ни с какими земными украшениями, пусть даже самыми драгоценными, искусными и всеми хвалимыми. Но это вовсе не значит, что небесная реальность недоступна человеку. Чаяние уготованной жизни с Богом в будущем веке даётся христианину уже здесь — но не совне, а внутри: в вере, в личном религиозном чувстве, в обращении сердца к Богу, в предвкушении и отчасти во вкушении самой этой небесной славы — ­невыразимой словами, но настолько реальной, что десятки тысяч христиан шли за это на смерть в эпоху гонений, а в эпоху «благоденствия» Церкви уходили в пустыню. И вот эта «не-приходимая» на ум человеку небесная реальность теперь стала просто редукцией к самому богатому, самому дорогому, самому красивому, самому блестящему, что только можно найти на падшей земле. Об этом прекрасно писали богословы и религиозные философы Русского зарубежья. Пышность, золото, драгоценные камни, парча, сложность богослужебных чинов, выдуманных человеками (Христос не дал ни малейшего повода, в отличие от Ветхого Завета, к созданию таких чинов) и т.д. — вся эта принадлежность мира сего, который Христос и Апостолы заповедали христианину возненавидеть и отвергнуть, теперь вводится в самую сердцевину Церкви.
Но позвольте, возразят мне. Из этого же родилось великое церковное искусство! Мало того, с этим искусством, ставшим уже навсегда не только внешним обряжением Православия, но и всесторонним, почти сущностным выражением его, Церковь теперь связана неразрывно! Можно даже сказать, что православный христианин и идентифицирует себя как такового прежде всего по тому, принимает ли он это внешнее обряжение Церкви всей душой и восходит ли он через неё к Богу!
Вот в отношении искусства позвольте мне поделиться некоторыми личными впечатлениями. Перед праздником Преображения я поехал по приходским делам, и включил (как всегда я делаю в машине) музыку. Это был Бах, 6-й клавирный концерт (он же — 4-й Бранденбургский). В очередной раз эта музыка захватила меня, привлекла всё моё душевное внимание. Мой слух с великим интересом следил, как Бах развёртывает свою звуковую материю, с помощью которой он — это несомненно для меня — отображает божественную гармонию мироздания. Я был всецело захвачен прослушиваемым, хотя знаю эту музыку больше, чем наизусть: вот уже почти сорок лет я слушаю Баха, и всякий раз поражаюсь его неисчерпываемой глу­бине.
В тот же вечер я читал на клиросе канон Преображения (в нашем храме чтецов очень мало, поэтому я все двадцать лет своего служения читаю стихиры и каноны сам). Читая канон (и, смею думать, понимая его, в чём у меня, конечно, преимущество перед девяноста пятью процентами посещающих храмы православных христиан), я не мог не отдать себе отчёт в том, что передо мной — произведение литературного искусства эпохи поздней античности, которое я за долгие годы тоже знаю почти наизусть. Канон Преображения — один из лучших и редких образцов православной гимнографии, но на 80%, увы, наши богослужебные книги наполнены бездарным многословным византийским «плетением словес», как о том выразительно говорил прот. Александр Шмеман… Канон Преображения не относится к этим 80%. И всё равно я читал его равнодушно. Я ясно ощущал, что он как произведение искусства для меня исчерпан — в отличие от Баха.
Мне скажут: ну вот, батюшка, вас воодушевляет Бах, а кого-то совсем не воодушевляет, зато канон Преображения из года в год восхищает и душевно напитывает. Я не буду возражать — несомненно, так оно и есть. Но дело вот в чём: если речь идёт о произведениях искусства того или иного жанра — это замечание правильно и законно. На мой взгляд, музыка Баха предельно универсалистская, с великой глубиной отображающая законы Божией гармонии, запечатлённой в мироздании и в творческом даре человека, а византийское православное гимнотворчество — это узкий сегмент искусства, позднеантичная словесность, для понимания и любви к которой нужно гораздо больше специальных знаний, чем для воспринятия музыки Баха. Ну а для кого-то всё наоборот. Есть же почитатели, например, «Телемахиды» Тредиаковского. Некоторые люди любят Хераскова или Державина. Но большинство, и по праву, предпочитают всё же Пушкина.
Но вот что я хотел бы тут подчеркнуть: если бы всё это оставалось на уровне искусства — то тут и спору нет: одному нравится одно, а другому — другое. Однако если Баха никто не возводит на уровень обязательной для христианина религиозности (никто ведь не предписывает слушать Баха в качестве утренних и вечерних молитв), то позднеантичному византизму, этому узкому сегменту мирового искусства, усвоен какой-то особый статус под влиянием 1) идеологемы свт. Василия Великого, 2) символизма сщмч. Игнатия Богоносца, что Христос — это не Сам Христос, а Его символическое отображение и 3) под влиянием того, что «так приняла Церковь». Подтверждением этого будет и то, что любой православный укорит меня, что я рассуждаю о богослужении праздника Преображения как об «искусстве», в то время как это-де, никакое не искусство, а сама богодухновенная сущность того богообщения, которое нам только и доступно.
И здесь мы подходим к главной ошибке — убеждённости в том, что богослужение — не всякое, а именно наше, позднеантично-византийское, — равно богообщению. Читая канон Преображения, я ясно понимал, что молитва как таковая, жизнь с Богом, благоугождение Богу и декламация того или иного текста — это разные вещи. А настаивать на том, что это не так — и есть именно великая церковная педагогическая ошибка. Человек, приходящий ко Христу, узнавший и из Писания, и внутри себя, что христианская жизнь должна заключаться в следовании за Христом, спрашивает у Церкви: «а как это сделать»? Церковь отвечает: «вот, встройся в православный образ жизни — и именно это и будет следованием за Христом». А православный образ жизни по факту на 80% — это богослужения, личное молитвословие и соблюдение церковной дисциплины; всё — только одного варианта: византийского. Это настолько глубоко укоренено в нашем церковном сознании, что другого варианта просто не предусматривается. Недаром же прот. Георгий Флоровский с полной серьёзностью говорил, что православным христианином можно быть, только став византийским греком… Христианин, послушав Церковь, встраивается в этот византизм — и исчерпывает его лет за десять. А что-то иное ему не предлагается. Что делать дальше, когда он всё это исчерпает? Никто не говорит. И одной из главных причин такого положения вещей является то, что здесь изначально заложена ошибка, о которой у нас и идёт речь — предлагать литургическое искусство, и прежде всего гимнографию, в качестве непременного условия для богообщения. Искусство — это опция, украшение; а следование за Христом — это исполнение Его заповедей. Но не только: это ещё и специфическая повседневная, поминутная внутренняя жизнь во Святом Духе, к которой, конечно, имеет отношение Литургия, участие в Таинствах, совместная молитва с другими христианами — но которой надо отдельно учить каждого христианина (и в этом — смысл церковного пастырства). А это «отдельное обучение», в силу того, что все люди разные, не может не противоречить тому, что только и предлагается сегодня в качестве церковной педагогики — а именно обязательное «затачивание себя» под узкое явление, которое объявляет себя «полнотой церковности», но на деле представляет собой не более чем одну из архаичных ветвей церковного искусства, гимнографии и дидактики.
Всё это имеет ещё одно весьма печальное следствие: отмену вариативности — важнейшего церковного принципа, провозглашённого апостолом Павлом. Вспомните 14 главу Послания к Римлянам. Кто хочет — постись, кто хочет — не постись. Кто хочет — празднуй праздники, кто хочет — не празднуй. Всякий поступай по удостоверению своего ума (Рим. 14, 5), только друг друга не осуждайте и не уничижайте (Рим. 14, 10). Блаж. Августин и другие св. отцы древней Церкви исповедывали: «В главном — единство, во второстепенном — свобода, во всём — любовь». Спрашивается: где это в нашей церковной жизни? «Только так, и никак иначе» — это очень ярко выразил св. Феофан Затворник: православный непременно обязан посещать богослужения, и именно вот эти, и следовать именно этим вот уставам, без каких бы то ни было вариантов, и т.д. Без этого он не христианин, и спасение его в крайней опасности. Почитайте «Начертание христианского нравоучения» — лучшую книгу святителя: там всё это ясно и недвусмысленно прописано. Но где же апостольская вариативность? Её явочным порядком отменила церковь; а как нам уже известно, кому церковь не мать, тому Бог не отец, уж тем более какие-то там апостолы…
И это приводит к путанице в понимании главного и второстепенного в приведённой выше древней, поистине церковной формуле. Богослужение (я не имею в виду здесь Таинство Евхаристии), внешние чины, византийские и древние русские церковные традиции и проч. — это главное или второстепенное? Если главное, то по плодам их узнаете их (Мф. 7, 16): мы видим, что всё это так или иначе исчерпывает себя, и наступает то, о чём мы говорим как о «проблеме расцерковления», как о пастырском и христианском «выгорании». Если второстепенное, если это только опция, которая к тому же изначально задана как вариативная — что тогда главное? Тогда у христианина, который знает, что нужно следовать Христу, но не знает, в чём это должно выражаться, возникает законное требование: покажите мне это главное, дайте мне его, научите меня ему!
Главное — это живая внутренняя жизнь во Христе, Духом Святым, жизнь всецелая, ежеминутная, всеобъемлющая, захватывающе интересная. Где она? Как до неё дойти, где её взять? На это ответа у современной церковной педагогики нет. Всё, что слышит христианин в ответ на свои вопрошания — «эта жизнь высоким и загадочным символическим образом встроена в позднеантичный византизм. Быть «церковным человеком» — значит посещать и обязательно принимать и любить богослужения, вот эти, о которых мы говорим; поститься, исполнять правила и читать святых отцов — опять же, по большей части позднеантичных»… Но если человеку просто не нравится эта словесность, эта внешняя церковность, если она просто «по типу» не подходит ему? Тут-то мы знаем, как ответить: «гордость», «модернизм», «протестантизм» и проч.
При этом несомненно, что ничего плохого ни в гимнографии, ни в церковном искусстве в целом, нет. Только надо называть вещи своими именами: это не богообщение, это подпорка, детоводитель, в конечном итоге — опция в христианстве, и нельзя подменять одно другим. Но подмена эта давно осуществлена и вошла в плоть и кровь церковной жизни. А раз так, то тут вмешивается в дело Сам Бог. Когда Церковь вместо живой жизни во Христе не может предложить ничего, кроме архивированного и копийного искусства, когда подмена Христа символами, мнениями человеческой церкви и заменой небесного земным достигает каких-то пределов, то Бог разрушает всё это. Все ветхозаветные пророки возвещают такое действование Божие. Какой мы получили урок в XX веке! Сколько мы потеряли храмов, икон и проч.! Бог нам через это говорит: «Мне не нужны ваши храмы и иконы. Мне не нужна ваша гимнография, Мне не нужны ваши службы и неусыпающие псалтири, ваши крестные ходы и праздники. Мне нужны ваши сердца и ваша повседневная жизнь». Извлекли ли мы из этого урок? Пусть читатель сам ответит на этот вопрос.
«Но что делать-то, батюшка?» — спросят меня. А вот этого я не знаю. Для этого нужен соборный церковный разум, к которому я и адресую все эти вопросы (если это, конечно, кому-то интересно). Со своей стороны отмечу необходимость ясного осознания христианской иерархии ценностей, и желательно — хоть какой-то возврат к апостольской вариативности, по образцу первых трёх веков существования Церкви на земле, насколько это возможно.
Тогда и литургическое искусство встанет на своё место, и откроет для себя многие прекрасные и новые пути.
Игумен Петр (Мещеринов)

 
Комментарии
Всего комментариев: 78
Страницы: « 1 2
2018/11/20, 16:10:18
Агния :"... каждый видит и находит то, что способен увидеть и найти.... кто что ищет, тот то и находит".

Если верно понимаю эту мысль, никто не исключение ?
Или все-таки то, что Вы видите и находите - бесспорно ?!
Кира
2018/11/20, 16:03:37
Спасибо, Margarita, за ссылки! Там многие мысли изложены четко и ясно, чего мне в силу косноязычия не удается.

По плодам их узнаете их. Плоды протестантизма все на лицо. Зачем рыться там? Что искать там? Где там примеры благодатной жизни? Где? Что можно искать в раннем Лютере, если Лютер попрал всё просто... Это не значит, что нельзя обращаться к их авторам. Да пожалуйста! Но представлять дело так, что православие в безнадежном тупике и выход можно найти только там, у протестантов, ну, я не знаю.... это просто.... бррр
Агния
2018/11/20, 11:21:54
О православной недовоцерковлённости.
Критика статьи игумена Петра (Мещеринова) - 03.07.2018

Александр Щипков,
http://ruskline.ru/opp/2018/iyul/03/o_pravoslavnoj_nedovocerkovlyonnosti_kritika_stati_igumena_petra_mewerinova/

О монашеском авангардизме

На сайте «Православие и мир» появился доклад игумена Петра (Мещеринова) «Протопресвитер Александр Шмеман и монашество», (26.03.2011)

Архимандрит Рафаил (Карелин),
http://ruskline.ru/monitoring_smi/2011/03/26/o_monasheskom_avangardizme

Что это вообще такое? Кошмар какой-то. У нас в храме батюшка заявил, что если говорят снять крест, то надо снять, чтобы не провоцировать...
Margarita
2018/11/20, 01:18:07
Александр, вот еще ссылка
https://igpetr.org/rastserkovlenie-protestantizm-i-pravoslavie/
Тут побольше и поглубже
Агния
2018/11/20, 01:07:54
Кира, пчела и на помойке найдет цветок, с которого соберет нектар. А муха и в прекрасном саду найдет кучу мусора... Так говорил преподобный Паисий Святогорец.
И в Церкви каждый видит и находит то, что способен увидеть и найти.... кто что ищет, тот то и находит

22. Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло;
23. если же око твое будет худо, то всё тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, — тьма, то какова же тьма?
(Св. Евангелие от Матфея 6:22,23)
Агния
2018/11/20, 00:58:24
Александр, вот ссылка, например
https://igpetr.org/prezentatsiya-knigi-ob-istinnom-hristianstve/

Сразу оговорюсь, что не вникала в качество переводимого материала. Для меня качество материала не имеет значения, если источник чуждый - протестантизм, дух чуждый. Как бы он ни прикрывался авторитетами святителей и духовных школ прошлых веков. Всем известно, что сползание в чуждую духовность не происходит сразу с худших образцов, а идет постепенно, мало помалу. Идет привыкание и размывание границ добра и зла, можно и нельзя, и в конце концов наступает нечувствие, также как мы привыкли уже ко всему, в чем живем, к разврату и пошлости, в которых утонуло уже почти всё... Резковато я пишу... в сердцах, простите.
Агния
2018/11/19, 22:38:21
Николай ! Думается, если апеллировать понятиями развитого социализма, надо иметь ввиду, что интеллигенция была всего лишь прослойкой, не сопоставимой ни с рабочим классом, ни с крестьянством. Кроме того, буржуазия, хоть и была ликвидирована в СССР, этот класс традиционно играл весьма ощутимую роль. Более того, в наше время именно буржуазия в своих олигархических формах занимает значимые позиции в различных сферах общественной жизни. Крестьянство же и рабочий класс, наоборот, заметно сдали.
Начинать же с интеллигенции тем более не актуально. Ее фактически не осталось. Однако при всем сказанном, мы не можем сбрасывать со счетов прежде всего "третье сословие" в целом. Хоть и маргинализированное, оно остается наиболее массовой частью граждан, а стало быть, и прихожан.

И не лишне вспомнить, насколько важны интернет технологии. Тем более, при общении на электронном форуме.
Ангелина
2018/11/19, 22:16:13
Агния, не удалось обнаружить в статье ни слова про Генриха, ни про Лютера. Два раза перечитал.
"...Ни святых, ни Богородицы" - и вовсе тень на плетень. Вы, скажем, часом в свое время в пионерах не были ? Святых почитали или кого еще ?
Вот с себя любимой и начинайте.

Ну, а "размывать границы Церкви в сознании православных христиан", с этим лучше к доктору сразу.
Церковь и - медперсонал.
Василий
2018/11/19, 21:32:34
Агния, можете дать ссылки на:
"Игумен Петр предлагает искать педагогику у протестантов, переводит их книжки".
Александр
2018/11/19, 01:22:59
Автор статьи не верует в Церковь Христову. Этим всё сказано.

Игумен Петр предлагает искать педагогику у протестантов, переводит их книжки. А те не почитают ни святых, ни Богородицы. Без ориентиров, как направлять движение корабля? Как воспитывать душу без высоких образцов? На примере Лютера что ли, этого монаха, женившегося на монашке? Или Генриха VIII, который создал англиканскую "церковь", чтобы развестись в женой и жениться на любовнице...?

Сомневаюсь я в его искренности вообще. Не ищет он ничего. Вполне допускаю, что его цель вполне осознанная и выверенная - сеять сомнения и разрушать постепенно в сознании православных веру в Церковь Христову. Размывать границы Церкви в сознании православных христиан.

Тем грустнее читать его здесь на этом сайте, который до сих пор как-то не был замечен в откровенном обновленчестве и модернизме. А теперь махрового модерниста публикуете статью за статьей... Простите, братья дорогие, грустно это
Агния
2018/11/18, 18:55:04
Спасение состоит из причастия покаяния и добра.
Причастие и покаяние есть в церкви но недостаточно добра.
Потому и недостаточно и благодати.
Т.е. делай личное добро и богослужение будет благодатно.
Это и есть настоящее православие.

Так как после добра идет искушение а потом благодать нужно еще смирение и аскетика что пройти искушение.
Вот теперь все спасение и здесь больше нечего добавить..
Михаил
2018/11/18, 13:16:17
Церковь и армия, забыли.
И еще - спортсмены.
Василий
2018/11/18, 11:46:36
Александр, спасибо за единомыслие!
х
2018/11/17, 23:42:12
Ангелина, я не понял, что Вы хотели спросить, впрочем это не имеет значения.
Я здесь (на сайте), больше не появляюсь. Зашёл чисто случайно, один раз. Всё.
Николай П.Т.
2018/11/17, 19:22:51
Александр : "... когда берут человека, оглушенного миром, помещают его на десять примерно лет в тишину, красоту храма с ароматом ладана, святой водой, дивными глубочайшими текстами богослужений, дает в руки книги святых отцов и проч."
Куда-куда его помещают ?!)

Склоки, стяжательство, борьба за рынок наверху, нищета клира внизу , политиканство, уродливые фанерные новоделы и сопутствующие строительству "откаты", ладан из пластилина, вода из-под крана ( если повезло, и воду заблаговременно не выпили, мы все знаем кто ), урезанное богослужение, перевранная история, торжество суеверий и кликушество. При всей этой "идиллии" страшней нет искушения нарваться на что-нибудь вроде того, что Вы тут написали. Еще скажите, книги святых отцов - в оригинале...

... Душа при помощи благодати обретает Христа
Да где ж вы такого набралися-то ?!

P.S. Счастье, что за всем этим все же сохранили церковно-славянский язык.
Кира
2018/11/17, 13:46:22
Согласен с предыдущим оратором:

По святителю Феофану Затворнику всё внешнее церковное - искуство, правила, дисциплина - является "оттирателями чувств". С этой задачей они прекрасно справляются, когда берут человека, оглушенного миром, помещают его на десять примерно лет в тишину, красоту храма с ароматом ладана, святой водой, дивными глубочайшими текстами богослужений, дает в руки книги святых отцов и проч. Душа, как в пеленах, возрастает, или под пластырем исцеляется, обретает способность к восприятию, открывается слух, зрение духовных истин и дальше должна обратиться вовнутрь, следуя за благодатью, которая, как пишет святитель Феофан "обыкла" приходить именно в этой атмосфере. И там внутри себя, а не в византийских формах, так навязших уже автору, душа при помощи благодати обретает Христа.
Александр
2018/11/17, 01:07:25
Николай П.Т.& Феодосия. Вот оно что....
Если можно, хоть коротенько, по таким вопросам как "Церковь и третье сословие", "Церковь и олигархат ", "Церковь и ай-тишники".
Ангелина
2018/11/17, 00:46:24
Спасибо ! Интересная статья. Есть о чем задуматься.
Кира
2018/11/16, 14:46:37
Литургия - это здорово!!!
Саша
2018/11/16, 10:01:09
Наконец то я прочитала то что самой всегда хотелось выразить всем своим существом !!! Идешь и не знаешь куда придешь !!! Бывает и такое вместо того чтобы дать тебя разоряют под корень!!! Очень сильно написано !!! Спасибо огромнейшее !!! Спасибо братьям !!! Даете возможность утвердиться в правоте моих мыслей!!! Как бы не был плох интернет но дает возможность соединится ищущим сердцам!!!
алла
2018/11/16, 00:05:50
Из книги архимандрита Рафаила (Карелина) "Церковь и интеллигенция":

"Каковы главные искушения, встречающиеся на пути той части интеллигенции, которая, преодолев гордость ума и претензию на кастовую элитарность, старается искренно включиться в жизнь Церкви, регулярно посещает храмовые службы, соблюдает посты и другие церковные установления?
Мы отметим из многих искушений следующие (хотя они касаются не только интеллигенции, но именно она переживает их особенно остро и болезненно):
- состояние богооставленности;
- чувство одиночества.
А также и другое, противоположное по своему характеру искушение, которое скрывается под видом благополучия и благодушия:
- желание создать комфортное христианство.
В начале своего духовного пути человек ярко ощущает присутствие благодати: он словно на крыльях летает. Этот период не¬обходим, как необходимо ребёнку встать на ноги, чтобы самому научиться ходить. Но со временем помощь благодати уменьшается, она как бы скрывается от человека. Человек недоумевает, однако это состояние духовной сухости и охлаждения является средством для воспитания человеческой воли. Впрочем, бывают периоды, когда человек переживает не только смотрительное отступление благодати, но и состояние богооставленности. Христианин, уже как-то возросший духовно и приобретший реальный мистический опыт, неожиданно оказывается в метафизической пустоте: он молится, но его молитва бессильно падает на землю, как будто бы само небо сделалось железным; он призывает Бога, но не слышит ответа. Иногда христианин испытывает мучительную тоску, словно ад поселился в его душе. Иногда человека тревожит чувство щемящей неизвестности, а иногда человеку кажется, что он в какой-то чёрной пустоте, без конца и начала. Подобное искушение часто даётся духовно сильным людям. Вот они вырвались из мира, как из темницы, сломав решётку собственными руками, но... за стенами тюрьмы их встретила труднопреодолимая преграда - пустое пространство, которое нужно пройти. А человек страшится этого непривычного для него и неизвестного ему пространства. Он не знает, что ему делать: он не может идти вперёд, но не может и вернуться в свою клетку. Этот опыт, переживание богооставленности, бывает необходим людям, чтобы они, познав свою немощь, поняли, что без помощи Божией, одними человеческими силами и даже подвигами, спастись невозможно.
Второе искушение, как мы уже сказа¬ли,- это чувство одиночества. Человеку не с кем поделиться внутренними переживаниями. Он ищет духовного друга и не находит его, а духовный наставник может уделить человеку лишь немного времени, да и то эти краткие встречи ограничиваются чаще всего исповедью и разрешением сиюминутных потребностей. То есть найти такого «духовного брата», который понимал человека с полуслова и имел с ним как бы одну душу, человек не может. Но и здесь - Промысл Божий: созидать свой внутренний мир нужно с Богом - в молитве, а не в поисках общения с другим человеком. В искушение одиночеством чаще всего впадают люди с нежной, легко ранимой и «привязчивой» душой. Этим испытанием Господь помогает таким людям стать независимыми от других, стать более твёрдыми духом.
Третье искушение - желание создать комфортное христианство: посещать храмы, исполнять обряды, но при этом не менять прежнего образа жизни, вернее - избегать таких грубых грехов, как прелюбодеяние, обман, воровство и тому подобное, но жить прежними чувствами, находиться в том же, прежнем, информационном поле. Человек в своём сердце хочет соединить мир страстный и безблагодатный с Церковью, соединить грубо чувственное и духовное, создать из религии какой-то гибрид, где христианство сочеталось бы с гедонизмом. Но комфортного христианства не существует, это - ложь, прикрываемая именем Христа. Существует одно - аскетическое - христианство, которое призывает человека к постоянной борьбе с самим собой. Соединить в один сплав страстную душевность и духовность - невозможно. Такая «сплавленная» душа будет похожа на Сизифа, который вкатывает камень на вершину горы, но у самой вершины камень вдруг срывается к подножию; или - на Пенелопу, которая днем ткёт саван, а ночью распускает готовую ткань; такой человек трудится, но получает мало. При таком «сплавлении» возможны два исхода: или душевное поглотит духовное, и человек будет воспринимать религию внешне, «оземленно», через призму собственного воображения, или духовное будет постепенно вытеснять душевное, и человеку станет чуждо и безразлично то, чем раньше жило его сердце, и он сам откажется от того, что стоит преградой между ним и Богом. Господь уподобил души услышавших евангельское слово зернам, из которых выросли колосья; число зерен в выросшем колосе может быть различным: тридцать, шестьдесят и сто (Мк.4,8,20). Это мера стяжания благодати Духа Святаго, мера подвига и смирения человека.
Мы рассказали о препятствиях и искушениях, которые могут постигнуть людей, ведущих церковную жизнь. Но суд Божий - не суд человеческий, на нём будет учтено всё, и даже одно тайное движение человеческого сердца к Богу, даже одна добрая мысль не упадут с чаши весов Божественного правосудия.
Интеллигенту нелегко принять мысль, что абсолютный Дух, первопричина и промыслитель мира,- это Живая Личность. Интеллигент постоянно путает два понятия: личность и индивидуальность. Между тем личность - это высшая форма бытия, а индивидуальность - это обособленная форма бытия. Ограниченность как свойство индивидуальности интеллигент переносит на личность; ему легче представить Бога как некую силу, которая пронизывает весь мир. Божественная Личность сверхвременна и сверхпространственна. Бог весь во всём и весь выше всего. Он объемлет все, но в Его существо ничто не может проникнуть. Интеллигенту трудно принять это через веру, поэтому он склонен считать Бога некоей универсальной, космической энергией, обладающей свойствами высшего разума.
Но если интеллигент преодолел это искушение и сердцем принял Бога как Личность, то перед ним опять стоит вопрос,- как войти в общение с этой Личностью. Интеллигент привык изучать и анализировать, а ему говорят: «Склони голову и молись; твой ум не может объять абсолютное Божество, но твоё сердце может принять Его, отразить в своих глубинах Его вечный свет». Это не интеллектуальный свет ума, а духовный свет, льющийся с небес. Труд¬но интеллигенту войти в своё сердце, он привык скитаться и жить вне дома, он был готов изучать самые дальние уголки земли, но забывал о своей собственной душе, и вот он отдал сердце своё страстям, а страсти поселились в его сердце и укрылись там, словно звери в тёмных норах. Интеллигент видел свои страсти только тогда, когда они «выползали» наружу, в область сознания и рефлексии. Теперь ему говорят: «Бог, Который живёт на небесах, должен открыться тебе через твоё сердце». Он понимает, что это значит: сердце должно быть чисто, как небо; но тем не менее интеллигент не борется со страстями, не искореняет их, а начинает мечтать о подвигах и представлять себя, во взлётах своей фантазии, каким-то подвижником, чуть ли не святым. Но иллюзии рано или поздно рушатся, и у человека опускаются руки. Он понимает, что напрасно надеялся на собственные силы, что надо было просить помощи у Бога. Человек начинает молиться, но этот внутренний труд непривычен для него. Молитва требует концентрации мысли, а интеллигент привык читать и размышлять. Его необузданному уму тесно в молитве, он хочет привычного для себя простора. А молитва требует жертвы: человек должен свести к минимуму внешние впечатления, и тогда образуется глубина мысли за счет отказа от широты: так сдавленный скала¬ми поток реки устремляется вверх...
Молитва - способность интуитивного проникновения в духовный мир через слово; это - созерцание, способность к которому катастрофически теряет или уже потерял современный человек, да и, кроме того, интеллигент привык к огромным дозам информации. Если уместно такое сравнение, то заваленный книгами письменный стол современного интеллигента похож на стол Гаргантюа*, заставленный неимоверным количеством кастрюль и сковородок с пищей.
* Гаргантюа - персонаж романа «Гаргантюа и Пантагрюэль» французского писателя Франсуа Рабле (1494-1553) (см., напр.: Рабле Ф. Гаргантюа и Пантагрюэль. М., 1973).
Избыточная информация, как и избыточная пища, может вызвать ожирение. И творческие силы души перерождаются в ленивое воображение и ленивую память, интеллектуальная энергия расходуется лишь на то, чтобы узнавать новые факты и сведения и запоминать их. Постепенно интеллигент всё более отвыкает от самостоятельного мышления и начинает нуждаться в рафинированной пище, про¬пущенной через телевизоры и компьютеры. Учиться молитве интеллигенту так же трудно, как перенесшему паралич снова привыкать ходить. Предположим, что человек, обладающий сильной волей, преодолевает и это искушение. Он заставляет себя молиться, у него со временем образуется даже привычка молиться, но перед ним стоят и ещё преграды: он хочет, выражаясь интеллигентским языком, верить разумно, то есть найти в христианстве ответы на те мировоззренческие вопросы, которые он решал «сам», как большинство интеллигентов, и которые приняли вид интеллектуальных комплексов - внутренних соперников молитвы. Эти вопросы возникают иногда во время самой молитвы, в них звучит холодный смех Мефистофеля.
Интеллигент начинает изучать религиозную литературу. И это вроде бы целесообразно и оправданно, но вся беда в том, что религиозная литература неоднородна. Многие, внешне религиозно настроенные, авторы на самом деле боролись с религией, под видом «абстрактного христианства» клеве¬тали на Церковь, а иные, под флагом защиты Православия, выражали мысли, несовместимые с Православием, в сущности отравляя души своих читателей. Впрочем, некоторые из этих авторов, «пиша» то, что накопилось и суммировалось в их сердцах, не понимали, что они являются медиумами какого-то неизвестного им духа. Кстати, следует заметить, что дух рационализма и скептицизма давно проник даже в наши духовные академии. Ещё в дореволюционное время многие богословские работы были написаны и под влиянием протестантизма, и по схемам католической схоластики. На¬против, творения святых отцов - это богословие, основанное на созерцании, отцы стремились показать христианство в его внутренней красоте, а если и доказывали истинность веры, то для того, чтобы охра¬нить чистоту учения от ереси. Созерцание создавало свои формы, а мировосприятие - свой язык. Святоотеческий язык из-за своей глубины может показаться несколько тяжёлым для современного интеллигента. Этот язык также требует созерцательного подхода или по крайней мере неспешного, осмысленного вчитывания. Кроме того, глубина святоотеческой мысли открывается только по очищении человеческого сердца. В настоящее время модернисты и «обновленцы» стараются распространить под видом православия свои ложные идеи, а в сущности - дискредитировать чистые источники Православия, перевести Православие в «душевное», они стараются вызвать у христианина внутреннее недоверие к Преданию Церкви".
Феодосия
2018/11/15, 22:21:12
Игумен Петр (Мещеринов) в миру Валентин Андреевич Мещеринов — современный российской деятель модернизма, представитель «религиозного индифферентизма», участник экуменических контактов.
В 1995 г. назначен настоятелем подворья Данилова монастыря в дер. Долматово (Московская обл.). Является заместителем руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи (ЦДРМ), входит в состав научно-экспертного совета центра. Назначил себя руководителем Школы молодежного служения и отделения духовно-нравственного просвещения при ЦДРМ. В октябре 2009 г. собственным решением покинул пост директора Школы молодежного служения ЦДРМ, сохранив за собой статус его ведущего сотрудника.
Активно сотрудничает с модернистским издательством Quo vadis (о.А.Дудченко, Евгений Аврамчук).
30 августа 2008 г. участвовал в экуменической конференции «Встреча в Римини». В сентябре 2008 г. выступал на конференции итальянской униатской организации Russia cristiana («Христианская Россия»). В сентябре 2009 г. выступил с обличениями русского монашества на конференции Russia cristiana.

Для дальнейшего ознакомления с личностью игумена Петра (Мещеринова), предлагаю прочитать статью - Архимандрит Рафаил (Карелин). О монашеском авангардизме.

(К сожалению, с Афонского сайта были изгнаны многие знающие и сведущие комментаторы и теперь некому дать исчерпывающий ответ на то или иное событие или дать оценку публикуемой статье)
Николай П.Т.
2018/11/15, 22:03:48
+++Богослужение Распятого Сердца+++

"Закон,имея тень будущих благ,
а не самый образ вещей,одними и теми же
жертвами,каждый год постоянно приносимыми,
никогда не может сделать совершенными
приходящих с ними".(Евр.10:1).


"Но что делать-то,батюшка?-спросят меня.А вот этого я не знаю."

И в этом незнании нет ничего удивительного,ибо Литургия есть величайшая Тайна Божия!
И вся её Тайна Вышняя сокрыта именно в её внутреннем содержании,то есть в чисто духовном плане.
Не даром существует в Сакральной Теологии Церкви Божией целая наука,или дисциплина-Литургика-которая посвящена не только изучению истории формирования и структуры Новозаветного Богослужения,но и утверждена к постижению её духовного смысла,цели и предназначения в Богослужебной жизнедеятельности Церкви Божией.

Возврат к "апостольской вариативности,по образцу первых трёх веков существования Церкви на земле",чтобы добиться какого-то там очередного внешнего искусства или художества-это не только очередная прелесть,бег белки в колесе замкнутого пространства и не решение Литургической Тайны или проблемы,а возврат ко всё той же смертоносной букве Моисеева Закона Божия в исполнении Христа.

Прорыв может быть только один-постижение внутреннего,духовного,Божественного,а значит единственно истинного содержания или смысла Новозаветной Литургии!То есть как именно народ Божий должен в совершенстве служить своему Отцу и Творцу,да и друг другу.
В этом,сначала внутреннем постижении Православного Богослужения,а затем и деятельном исполнении его и сокрыто Главное Дело Христианства во Христе-Законоисполнителе!..

Само потрясающе мудрое название Новозаветного Богослужения,получившего название в Святой Византии-Литургия-с греческого на русский переводится как Общественное Дело!
И это Общественное Дело указывает не только на то,как именно по Учению Христа,обществом,или Церковью,истинный народ Божий должен служить Всевышнему Богу Царю,но и как именно оно,общество истинно верующих Христиан,должно выстроить Божий Корабль Спасения,плывущий с земли на Небо!

В этом Домо-,или Кораблестроительстве Божием и заключается истинный,внутренний,духовный,мистический смысл,цель и предназначение Всечудесной Православной Литургии Пресвятой Троицы и Всех Её Святых!
А это уже возвышеннейшее,духовнейшее Литургическое Богословие последних времён!..
Аллилуиа!Аминь!
Херувим Юродивый
2018/11/15, 16:34:25
Почему так много и эмоционально пишу тут? А именно потому что пришлось проходить это на себе - каждое воскресение причащение Святых Христовых Тайн и полное опустошение, загнанная в угол душа... Потому так понятно мне состояние дорогого игумена Петра, ни на йоту не сомневаюсь в искренности его тревог, поисков. Выход из этих тупиков есть! Эти тупики неизбежны в жизни христианской. Софроний (Сахаров) даже считает, что без без этого духовная жизнь невозможна..
х
2018/11/15, 16:22:41
Вспомнился анекдот про бабу, которая искала монетку под фонарем, потому что там светлее, а не там, где потеряла.... Очень похоже на поиск новых форм вместо внутренней жизни по Христу... :))
х
2018/11/15, 16:20:02
И это мой центральный вопрос дорогому игумену Петру - зачем изобретать новые формы, расходовать силы на их изобретение и освоение, те самые силы, которые нужны человеку для внутренней жизни во Христе? Силы и время, отпущенное нам в этой жизни не так уж и велики, чтобы тратить их на внешние формы в ущерб внутренней жизни.
Путь вовнутрь в Церкви всегда открыт. И это неправда, что он скрыт и спрятан. Он в каждой буковке Октоиха, так утомившего Вас, дорой игумен Петр, он в каждом слове Канона Преображения, который не вдохновляет Вас....И это неправда, что святые отцы только позднеантичные, это ложь! Обилие литературы, передающей опыт святых во все века. И в ближайшие к нам столетия и годы. Только некоторые имена - Зосима Верховский, Феофан Затворник, Иоанн Кронштадтский, святитель Лука и сонмы, сонмы... и женщины даже - игумения Арсения ярчайшая звезда на церковном небосклоне.... куда всё это дел дорогой наш игумен Петр?
Просто Путь Христов тесен и "многие поищут и не возмогут найти", и Господь нас об этом предупредил... Не в формах дело! Совсем не в формах... А в чем? В том, куда направлена душа - на внешнее или вовнутрь.

И в этом ряду книг, которые помогаю в наше время найти эту тропиночку вовнутрь - автобиография старца Симона, двухтомник "ПТИЦЫ НЕБЕСНЫЕ". Как же я жду третий том.....
х
2018/11/15, 15:47:39
Милый, драгоценный, дорогой игумен Петр пишет:

"Церковь отвечает: «вот, встройся в православный образ жизни — и именно это и будет следованием за Христом». А православный образ жизни по факту на 80% — это богослужения, личное молитвословие и соблюдение церковной дисциплины; всё — только одного варианта: византийского. Это настолько глубоко укоренено в нашем церковном сознании, что другого варианта просто не предусматривается. Недаром же прот. Георгий Флоровский с полной серьёзностью говорил, что православным христианином можно быть, только став византийским греком… Христианин, послушав Церковь, встраивается в этот византизм — и исчерпывает его лет за десять. А что-то иное ему не предлагается. Что делать дальше, когда он всё это исчерпает?"

А дальше воспитанная душа открывает для себя Путь вовнутрь. По святителю Феофану Затворнику всё внешнее церковное - искуство, правила, дисциплина - является "оттирателями чувств". С этой задачей они прекрасно справляются, когда берут человека, оглушенного миром, помещают его на десять примерно лет в тишину, красоту храма с ароматом ладана, святой водой, дивными глубочайшими текстами богослужений, дает в руки книги святых отцов и проч. Душа, как в пеленах, возрастает, или под пластырем исцеляется, обретает способность к восприятию, открывается слух, зрение духовных истин и дальше должна обратиться вовнутрь, следуя за благодатью, которая, как пишет святитель Феофан "обыкла" приходить именно в этой атмосфере. И там внутри себя, а не в византийских формах, так навязших уже автору, душа при помощи благодати обретает Христа. А что же произойдет, если вместо Пути вовнутрь, душа просто пресытится...? То она и начнет искать новых форм от изнеможения и невыносимой скуки...

Дальше дорогой, искренний в переживании своей мучительной ситуации игумен сетует:

"...следование за Христом — это исполнение Его заповедей. Но не только: это ещё и специфическая повседневная, поминутная внутренняя жизнь во Святом Духе, к которой, конечно, имеет отношение Литургия, участие в Таинствах, совместная молитва с другими христианами — но которой надо отдельно учить каждого христианина (и в этом — смысл церковного пастырства). "

Да!! Именно!!
Христианин влился в Церковь, очистил чувствия от грохота мира и узрел Христа, окреп, освоился и готов двинуться вовнутрь себя Его Путем. И тут.... игумен Петр предлагает ему вместо жизни во Христе поискать новых форм, новой педагогики, потому что старые он "исчерпал"... чтобы следующие десять лет исчерпывать новые формы... вместо жизни со Христом.... где логика??
х
2018/11/15, 15:06:27
Дорогой игумен Петр пишет:

"Чаяние уготованной жизни с Богом в будущем веке даётся христианину уже здесь — но не совне, а внутри: в вере, в личном религиозном чувстве, в обращении сердца к Богу, в предвкушении и отчасти во вкушении самой этой небесной славы — невыразимой словами, но настолько реальной, что десятки тысяч христиан шли за это на смерть в эпоху гонений, а в эпоху «благоденствия» Церкви уходили в пустыню."

И тем более непонятно, почему же сам он не ищет внутри? Почему сам ищет всё в области внешних форм? Уходившим в пустыню наверное и в голову не приходило ломать копья по поводу церковной поэзии, тем более хаять ее.... Они переходили от богослужебного круга по книгам к четкам не болезненно, а благодарно. Напитавшись Псалтирью, Часословом, Октоихом и Минеями, и воспитанные на этих образцах, они углублялись уже с этим багажом во внутреннюю пустыню и там обретали Царство... им не приходило в голову сбросить всё это богатство с корабля современности.....из столетия в столетие.... А дорогой игумен Петр ищет эту тропиночку и не может найти, где-то сбился у него "навигатор".... Конечно, если из года в год читать Канон Преображению и не прилагать к нему своего сердца и не врастать в него жизнью, то начнешь с горя искать новых форм...
Всему в Церкви свое время и свое место. Церковь - живой организм и всё там на своих местах, и благолепие храмов, и таинства, и молитва пустынножителей...

Вот почитать бы игумену Петру книгу Симеона Афонского "ПТИЦЫ НЕБЕСНЫЕ"... может у него что и прояснилось бы в голове... и в сердце... и тропиночка от внешнего к внутреннему бы нашлась.....

Помоги, Господи!
х
Добавить комментарий:
* Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Страницы: « 1 2
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Последние обновления на портале
Монах Симеон Афонский
Написать икону на Афоне
Виноградная Лоза Симеона Мироточивого, Афон, Хиландар
Честной пояс Богоматери
Заказать поминание на Афоне
Конкурс на лучшую фотографию Святой Горы Афон
Афон, И.А. Гарднер, Впечатления и воспоминания - I
Святая Гора Афон, И.А. Гарднер, Воспоминания - II
Высказывания католиков об Афоне. Божья Гора. Амарандо Сантарелли
Паисий Святогорец
Афонский патерик или Жизнеописания святых на Святой Афонской Горе просиявших
Афонский спецназ. Старец Ипполит (Халин)
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть I
«Лучшее стихотворение об Афоне»
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть II
Паисий Святогорец. Житие - III часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) - IV часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть V
Филофей Коккин Житие Саввы Нового - Часть I
Филофей Коккин Житие Саввы Нового Часть II
Паисий Святогорец Отношение к электронным паспортам
Порфирий Кавсокаливит об антихристе и электронных паспортах
Старец Порфирий Кавсокаливит (Баирактарис)
Павле Рак Приближения к Афону (Одно из лучших описаний!)
Порфирий Кавсокаливит, Часть I
Порфирий Кавсокаливит Поучения Часть II
Сергий Веснин
Афон 1844 Письма святогорца Часть I
Афон 1845 Письма святогорца Часть II
Афон 1846 Письма святогорца Часть III
Афон 1847 Письма святогорца Часть IV
Афон 1848 Письма святогорца Часть V
Афон 1849 Письма святогорца Часть VI
Неизвестные страницы истории
Герасим Менайас
Афон фото
Василий (Григорович-Барский) Странствования
Лучшие фотографии Афона
Житие Илариона - Грузина
Афон: вчера и сегодня
Порфирий (Успенский)
Силуан Афонский
Сергей Соловьёв
Athos
Ученым
История России
Святая Гора XVIII - XX Исторический контекст эпохи
Отзывы о книгах
Анонсы книг
Русский Афон
Нил Сорский
Паисий Величковский
Русские старцы об Афоне
Святые Афона
Старцы Афона
Форум портала Афон
Крест
Сладкое Лобзание
Достойно Есть
Иверская Икона Вратарница Афона
Скоропослушница
Всецарица
Троеручница
Млекопитательница
Страшное Предстательство
Отрада Утешение
Экономисса
Одигитрия
Целителя Пантелеймона
Праведной Анны
Николая Чудотворца
Николы
Икона Георгия Победоносца
Икона Богоматери Милующая
Акафист и икона Божией Матери Игумении Горы Афонской
Икона Богородицы Ктиторская
Богоматерь
Богородица Елеоточивая
Икона Божьей Матери Иерусалимская
Пресвятая Богородица Герондисса
Икона Св. Иоанна Предтечи
Акафистная
Икона апостолов Петра и Павла
Икона Богородицы Мироточивая
Монреальская Иверская икона
Икона Богородицы Одигитрия
Икона вмч. Георгия
Икона Преображения Господня
Афанасий Афонский житие икона
Тихвинская икона
Живоносный Источник
Иерусалимская
Икона великомуче­ника Георгия Зограф
Богоматерь Скорбящая
Мати Молебница
Святыни Афона
Акафист
Матрона Московская
Гавриил Зырянов Икона Акафист
Жития
Русские монастыри скиты
Тайны Афона
Новый Афон
Соловки
Валаам
Троице Сергиев Лавра
Киево-Печерская Лавра
Иеромонах Симон "Тихие песни уединения"
Иером. Серафим (Захаров). Живое предание Афона
Фильм: Игумен архимандрит Евлогий (Иванов)
Закончена публикация писем Сергия Веснина, это, без сомнения, лучшее описание Святой Горы Афон. Мы закончили публиковать Житие старца Паисия Паисий Святогорец Житие. В историческом разделе начата публикация истории строительства Новоафонского монастыря: Новый Афон монастырь в Абхазии на Новом Афоне.

Свобода - это | Свобода | Дверь, которая нарисована на стене | Свобода в Любви | Как стать свободным | Вкус Свободы | Умереть за Любовь| Скорби | Необходимое и лишнее | Нечистая совесть | Окаменевшее сердце | Смерть | Жизнь | Союз двух сердец | Истинная Любовь | Высшая форма Любви | Преданность и верность | Труд сердцем | Прямота и честность | Стойкость и решимость | Умение любить | Верность | Деньги | Богатство | Духовное здоровье | Человек – это | Ум и разум | Ум | Предательство| Улица детства | Язык Любви | Стихи о Любви | Вечная Любовь | Суть Любви | Любовь и правда | Правда| Молитвы| Любовь и страсть | Любовь и жизнь | Цельная Любовь | Здоровье души| Смирение и помыслы| Истинное смирение| Смирение и ум| Смирение и страх| Смирение и мир| Преданность| Катунакия | Каруля | Керасья | Келия Провата | Скит Малая Анна | ... и многие другие тайные тропы Святой Горы...

Монастыри Афона
Великая Лавра Афанасия | Ватопед | Ивирон
Хилaндар | Дионисиат | Кутлумуш | Пантократор
Ксиропотам | Зограф | Дохиар | Каракал | Филофей
Симонопетра | Агиа Павла | Ставроникита | Ксенофонт
Григориат | Эсфигмен | Пантелеимонов | Констамонит

Русские обители Афона| Пантелеимонов монастырь | Старый Русик | Андреевский скит | Ильинский скит | Скит Новая Фиваида | Создание скита Новая Фиваида | Крумница | История скита Крумница | Ксилургу
Пока мы не решились на Добро, стяжание его представляется трудным, но как только мы решимся, трудности отступают. (Монах Симеон Афонский, из устных поучений)

Афон статистика ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi & Илья

При копировании или цитировании текста и фотографий необходимо давать
активную ссылку http://www.isihazm.ru

(В связи с вопросами наших читателей оповещаем, что Монах Симеон Афонский ни в интернете, ни в каких сайтах участие не принимает. Он пребывает в затворе, не принимает посетителей, не имеет страниц в соц.сетях. С Богом!)

Монастырь Дивеево