Главная
Монах Симеон Афонский
Написать икону на Афоне
Заказать поминание на Афоне
Новости
Стихи
Тексты
Переводы
Библиотека
Галереи
Иконы Афона
Поездка на Афон
Паломничество Афон
Монастыри Афона
Что такое Любовь?
Богатство?
Старец
Видео
Аудио
О проекте
Написать письмо
Все комментарии
Молитва
Карта сайта
Поиск
Скоро
8 октября
Преставление прп Сергия Радонежского
Осталось 4 дня

Афон

 
информационный портал Святой Горы Афон. Все об Афоне. Исторические описания Горы Афон. Советы о том, как организовать поездку на Афон, и отчеты о путешествиях. Паломничество на Афон: карты Афона, описания монастырей, троп и советы для самостоятельных путешественников. Рассказы о старцах Афона и афонских монахах. Переводы рукописей и Житий афонских святых. Фото и иконы Афона. Поучения, притчи и стихи монахов Афона, старцев и святых. Богословские статьи. Смотрите: Новые статьи на портале
Присоединяйтесь к нам в группе ВКонтакте-1 ВКонтакте-2 Instagram и Telegram и facebook group, на странице facebook web в на канале Youtube также в zen.yandex. и получайте расширенный контент в Patreon. Рекомендуем сайты: Высказывания о духовной жизни - Жития, притчи старцев
В НАЧАЛО / НОВОСТИ / НЕИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ АФОНА / П. ТРОИЦКИЙ. БОРЬБА ФИЛОФЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ С РУССКИМИ КЕЛЛИОТАМИ НА АФОНЕ ПО МАТЕРИАЛАМ АРХИВА ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ - ЧАСТЬ IV
П. Троицкий. Борьба Филофеевского монастыря с русскими келлиотами на Афоне по материалам Архива Внешней Политики - часть IV

П. Троицкий. Борьба Филофеевского монастыря с русскими келлиотами

 

Почему-то особенно неудачно складывались отношения у русских келлиотов с Филофееским монастырем. Настоятель Вознесенской келлии Филофеевского монастыря о. Илларион в письме от 2 октября 1911 года сообщает Константинопольскому послу, что его вместе со всем братством решили изгнать из келлии. Он сообщает, что 18 августа Протат решил отстранить его от настоятельства, тем самым поддержал требование монастыря. Далее старец рассказывает о том, что прошлой осенью он пришел в Филофеевский монастырь и просил разрешения на постройку помещения для мулов. Но, сначала надо было подготовить, расчистить место, а потом уже строить. Нужно было срыть для этого часть холма и построить каменную стену для предотвращения сползания. Поначалу монастырь согласился, но пришлось взять монастырского подрядчика. Расчистили место, сделали фундамент, и о. Иларион опять отправился в монастырь просить разрешения на постройку. На просьбу архимандрит Феодосий, бывший ранее в отъезде, ответил решительным отказом и приказал распродать мулов, братство же распустить, оставив по закону только 6 человек. О. Иларион был поражен этими требованиями и посчитал, что главную роль тут сыграл каприз о. Феодосия. Отец Иларион стал регулярно ходить в монастырь и просить о разрешении постройки. В других местах его бы заставили строить такую стену. Но архимандрит все не давал и не давал разрешения. Холм грозил сползти и завалить постройки келлии. Кинот принял решение о лишении о. Илариона настоятельства и изгнании братии. Но работы нельзя было остановить из-за опасности разрушения келлии. Когда в монастыре узнали, что работы продолжаются, то архимандрит Феодосий пришел туда с турецкой полицией. Каймакам же, после рассмотрев ситуацию, снова разрешил работы. Делалась только стена, но, видимо, монастырское начальство решило, что начато новое большое строительство. Стену все же так и не удалось закончить, работы все же были прекращены по распоряжению монастырского начальства. Собор Филофеевского монастыря принял постановление о выселении братства в 30-дневный срок. После его истечения дело было передано в Кинот. Кинот подтвердил постановление, но дал еще три месяца на выезд. Русские предшественники о. Илариона, настоятели этой келлии, с разрешения монастыря раскопали холм и создалась аварийная ситуация и стала очевидной необходимость постройки стены. О. Феодосий же выступал против аварийных работ со странным упорством. О. Иларион действовал согласно здравому смыслу и не мог быть обвинен в желании произвести смуту на Св. Горе. И не пытался подорвать авторитет монастыря, Кинота или Патриархии «начальствующие греческих монастырей на Афоне поставили себе в обязанность притеснять своих русских келлиотов при каждом представившимся случае, и когда у этих последних является потребность построить новое здание, или далее ремонтировать старые постройки и ремонт в келлиях в тех случаях, когда без этого невозможно обойтись. Если в свое время производится необходимый ремонт, то после не больших расходов здания подновляются и служат по-прежнему, в противном случае, разрушаются и становятся неугодными для обитания. Когда монастырское начальство перестанет запрещать необходимый ремонт и сооружение новых построек, прекратятся все унизительные для православия столкновения монастырей с келлиотами, не будет связанных с ними запрещений священнодействовать, не совершившим никаких канонических преступлений.

«Вот уже пять лет, как крыша нашей келейной церкви дала течь, отчего церковная утварь и священные облачения портятся, зацветают и загнивают от сырости. Пять лет я прошу позволения перекрыть крышу и не могу получить необходимого разрешения. Я пожертвовал 20 пудовый колокол, стоимостью более 800 руб. в монастырь, но и это не помогло. Спрашивается, что потерял бы монастырь, если бы дал разрешение перекрыть церковную крышу, и что он надеется выиграть, отказывая в разрешении»[xx].

 Далее о. Иларион говорит о расплывчатости формулировок Кинота. И в них лазейка для самоуправства монастырей. Вот, например, Кинот отвергает, как к ничем неоправданное требование Филофеевского монастыря об удалении всей законной братии. А сколько человек в этой законной братии? Можно догадаться согласно постановлению патриархии ‑ 6. Но когда о. Иларион принимал настоятельство келлией, уже тогда в ней было 20 человек и монастырское начальство тогда его обязало «содержать и покоить их до смерти». Он тогда сказал, что с ним в братство вступит ещё десять человек и получил ответ: «Хоть двадцать, если позволят средства келлии». В марте 1911 года Братство Русских обителей обратилось к послу в Константинополе и рассказало о притеснениях русских иноков на Афоне. Сообщило оно и о деле о. Илариона и о том, что братство Филофеевского монастыря в лице архимандрита Феодосия объявило подведомственным им келлиотам, что «решил уничтожить их и разогнав постепенно русских иночествующих, обратить все их движимое и не движимое имущество в собственность монастыря. И изменил настоятелю келлии св. Николая иеромонаху Георгию «омологию», в которой отменил прежний порядок наследования келлии, то есть перехода от старца к ученикам, ограничил число братства двумя учениками, со смертью которых все имущество должно переходить в собственность монастыря. Кроме того келлиоты по первому зову монастыря должны были являться на работы. Запрещен был ремонт жилых и хозяйственных зданий. Об этих фактах Братство известило и Генеральное Консульство в Солуни. Закончилось письмо следующим обращением к послу: «Обратите внимание на тяжелое положение русского иночества на Афоне с одной стороны произвол «господствующих» монастырей, с другой – «проклятие и отлучение» Константинопольской греческой патриархии. Нам, угнетаемым, грозит опасность потерять все, что приобретено долгими годами, самоотверженным трудом, и затраченным русскими значительным капиталом. И в таком безысходном состоянии мы вынуждены обратиться к Вашему Высокопревосходительству»[xxi]. Это уже похоже на вопль.

Любопытная история произошла с келлией св. Николая Чудотворца Филофеевского монастыря на Афоне[xxii]. Об этом деле он сообщает в письме 12 сентября 1911 года. Игумен Филофеевского монастыря, архимандрит Феодосий выдал старцу Георгию новую омологию взамен выданной в 1906 году. Эта омология не давала возможности передавать келлию преемственно по наследству. И это в нарушение сингиллиона от 7 июня 1909 года, предписывающего господствующим монастырям не притеснять келлиотов, выдавать им омологии преемственно на правах перехода от «старцев» настоятелей к ученикам. Старец решил с этим обратиться к патриарху. Он получил бумагу из Патриархии, в которой говорилось, что «келлии вообще не имеют никаких прав к самостоятельному существованию и переходу по вышеназванной наследственности и находятся в полном распоряжении «господствующих» монастырей, которые во всякое время, по своему усмотрению, могут «изгонять обитателей келлий, а последние перепродавать другим лицам». Старец говорит, что это послание сильно воодушевило старцев Филофеевского монастыря и монастырь начал впрямую грозить привести в исполнение выселение русских келлиотов. Нас же все это повергает в удивление эти заявления из патриархии «горячо любящего русских иноков и русский народ вообще» патриарха Иоакима.

События, связанные с занятием в 1912 году греческими войсками, уже хорошо описаны, в том числе и мною. Многое писалось о смуте 1913 года. Михаил Талалай опубликовал отчеты Павловского, в которых освещается основные исторические события на Афоне во время Первой мировой войны. Несомненно, очень важным событием был десант русско-французского отряда на Афон. Что это была попытка русских захватить Афон под шумок? Реванш приверженцев кондаминимума в ответ на греческую экспансию? Преследование каких-то стратегических военных целей? Последнее, несомненно, имело значение, так как часть греческих монахов определенно приняла сторону Германии, и они старались, как могли, помочь ей: подавая сигналы подводным лодкам и т.д. Несомненно, это повлияло на принятие решения союзниками о высадке десанта.

 

Французско-русский десант на Афоне во время Первой мировой войны

 

Многие обвиняли русскую дипломатию, что она многие годы «не замечала» притеснения русских на Афоне, когда это было выгодно для неё[xxiii]. Но началась война, и случилось непредвиденное: несколько монастырей, среди которых особое место занимали Зограф и Ватопед, помогали врагам православной России. Слово известному канонисту С. Троицкому: «Столь же дружно действовали греки и болгары[xxiv] в переполнившем чашу терпения союзников гнусном деле снабжения припасами германских подводных лодок. Особенно видное участие здесь приняли болгарский монастырь Зограф и греческий Ватопед. Оба монастыря имеют свои удобные пристани («арсаны»), и оба в течение веков пользовались русскими милостями»[xxv]. Кроме того, в Ватопедском монастыре была обнаружена система сигнализации, служащая маяком для немецких подводных лодок, проложенная инженером–немцем за несколько лет до этого. Там же находилась электростанция и база для снабжения подводных лодок. Всего на Афоне было изъято 500 ружей, 130 тыс. боевых патронов, револьверы, динамит, пулемётные ленты. Глава Протата, известный своей ненавистью к русским, заявлял, что «он и все греки до последней капли крови будут защищать Афон от пришельцев ‑ русских ‑ и что предпочитают турок, даже немцев – русским». Он из уважения к своей духовной персоне просил не производить обыск в здании протата, но его не послушали, и было изъято 125 винтовок и 45 тыс. патронов. Германофильские настроения были весьма распространены в то время среди греческих монахов и даже болгарских монахов[xxvi].

Вопрос о посылке на Афон союзных войск обсуждался два года. Русский чиновник Серафимов[xxvii] писал в январе 1915 года: «оккупация союзниками Афона даст нам возможность, если не разрешить окончательно афонский вопрос, то, во всяком случае, вывести его из того положения, в котором он оказался вследствие решения Лондонской конференции послов» [xxviii]. С русской точки зрения, конечно, лучше было бы прислать туда русский контингент. Но тогда этот десант рассматривался бы как ответный ход на оккупацию Грецией в 1912 году и стал бы причиной новых неурядиц на Афоне. Пришлось найти нейтрального по отношению к Афону союзника. Эти два года ушли на уговоры французской стороны. Сначала хотели послать англо-французский отряд. Французы хотели занять полуостров Кассандру, а 150 англичан должны были высадиться на Афон и Лемнос. Так же их должны были поддерживать матросы с «Аскольда» (25 человек при двух офицерах)[xxix]. Высадить русских монахов предполагалось по предложению английского адмирала Робинсона. Французский представитель считал, что можно оставить греческие власти на Афоне, за исключением воинских частей, а для улаживания возможных конфликтов командировать на Афон представителя МИДа.[xxx] Но Каль разумно отвечал, что посылка чиновника привела бы к тому, что греческое правительство приписало бы России инициативу занятия Афона. Он подчеркнул необходимость удаления всех гражданских властей с Афона[xxxi]. Товарищ министра писал генеральному консулу в Салониках, 12 января 1916 года, что возражает против посылки нештатного чиновника Генерального Консульства, который был по национальности грек, и предложил послать неофициально Кохманского Н.В, который пользовался любовью и уважением русских афонских монахов.[xxxii] Всю сложность занятия Афона войсками обрисовал Министр иностранных дел Сазонов послам в Лондоне и Париже 12 января 1916 года: Россия не возражала против отправки отряда на Афон, так как это было продиктовано военными целями. Но считала необходимым избежать при этом каких бы то ни было нарушений и притеснений святогорского status quo. Министр писал, что ему представляется недопустимым объявление церковной автономии «Афонской религиозной общины», пребывающей в течении шести веков под духовным главенством Вселенского патриарха, равно как и установление над Святой Горой Протектората союзников. «Ему казалось достаточным применение к Афону общего режима занятых союзниками областей с сохранением существующих до греческого режима местных порядков и обычаев»[xxxiii].

В действительности посылка десанта на Афон никак не выпадала из контекста взаимодействия Греции с Антантой во время Мировой войны. Так что русское Правительство в сущности воспользовалось ситуацией для поддержки русских монахов на Афоне. Оккупация Афона англичанами или французами была в то время неизбежна из-за политической ситуации в Греции. Гордая Греция в действительности подобострастно засматривалась после обретения независимости на Англию и Францию, и испытывала тайную ненависть ко всему славянскому. В первую очередь это относилась к болгарам[xxxiv],[xxxv] все время предъявлявшим претензии к Греции, но во вторых конечно к России, сила и мощь которой пугали греков, а православная вера вызывала опасение возможного поглощения Российской империи. Между тем греки, потерявшие всякое чувство реальности, видели себя во главе Византийской империи, руссов все теми же варварами, оборонявшими ее границы. Отсюда происходила и подспудная политическая борьба вокруг проливов, которые едва не стали русскими во время Мировой войны благодаря усилиям министра иностранных дел Покровского. Одурманенные своими малыми успехами греки видели себя уже в Константинополе. Некогда великий народ, давший миру античных философов и великих святых, затем не без воли Божией был порабощен Османской империей, причем культура и образованность были почти полностью утрачены, часть районов были охвачены ренегатством по отношению к вере, что и вызвало миссию равноапостольного Космы Этолийского, а в конце XIX века стал терять разум от национальной гордости.

Мегали идеа стала манией, бредом, который привел Грецию к страшному поражению и национальному уничижению в 1922 году.

Впервые Мегали идеа была изложена в речи премьер-министра И. Коллетиса еще в 1844 году, в которой он сказал, что национальное собрание призвано решать судьбы не только Греческого королевства, но и всей греческой нации, рассеянной по миру. До XX века Мегали идеа играла положительную роль в борьбе с турецким гнетом. Но уже в конце XIX столетия зазвучали темы о превосходстве «расы эллинов» над другими балканскими народами, о необходимости гегемонии на Балканах»[xxxvi].

В 1910 году выразителем Великой идеи становится Э. Венизелос, выдвинувшийся благодаря освободительному движению на острове Крит. Он стал лидером панэллинизма, мечтавшего о расширении националистического государства Греция до размеров Византийской империи. Идея православного государства у греков стала приобретать дешевый вид Рейха. В сферу территориальных притязаний попали Константинополь, западное побережье Малой Азии, Южная Албания, Фракия. В декабре 1914 года Венизелос потребовал в связи с переговорами Антанты с Италией по поводу раздела Азии район Смирны (Измира). Либеральный и демократический политический деятель Венизелос был крайним представителем панэллинизма и целиком был ориентирован на Англию и Францию, которые в перспективе рассматривал лишь средством для создания греческого Рейха не территории Византийской империи.

Интересно проследить возникновение германофильских настроений среди греков, которые сделали необходимостью высадку русско-французского десанта на Афоне. В 19213 году был убит король Георг I, бывший англофилом. Он был братом императрицы Марии Федоровны, а женат на великой княгине Ольге Константиновне. Что указывало на тесную связь и с Россией. Энциклопедия сообщает, что «Король Георг I был застрелен 5 (18) марта 1913 года в разгар военных действий против Турции психопатом-анархистом Александросом Схинасом в Салониках». Слабо верится, что действия психопата, смогли так умело повернуть колесо истории Греции.

Есть и другая трактовка этих событий: «В ноябре 1912 года, после взятия греческими войсками Салоник, король Константин I прибыл туда. Именно при нем в городе произошел масштабный еврейский погром. Причиной его был тот факт, что евреи активно поддерживали турок в войне. Убийство в марте 1913 года отца королевича, короля Георга I, в Салониках многими и в Греции, и в России было воспринято, как месть евреев и масонов, а так же, как грозный знак грядущих потрясений Мировой войны»[xxxvii]. Так или иначе Россия не могла не поддерживать нового короля, бывшего родственником русской Императрицы, и более того сыном русской княгини. Поддержка эта существовала, как ни парадоксально, даже когда германофильские взгляды Константина стали слишком уж очевидны. Вступив на престол, король Константин I в августе 1913 года получил от Германского императора, своего Августейшего шурина Вильгельма II (Константин был женат на двоюродной сестре Вильгельма Софии) Гогенцоллерна чин генерал-фельдмаршала. Король Константин по этому случаю произнес в Берлине речь, в которой заявил, что Греция своими успехами обязана исключительно Германии. "Я не колеблюсь вновь повторить, что нашими победами мы обязаны мощи наших греческих войск и тем принципам ведения войны, которые я и мои офицеры приобрели здесь, в Берлине". Греческое правительство под нажимом Франции было вынуждено дезавуировать короля. Появление короля германофила привело к фактическом к расколу среди греков в 1916 году. Вокруг короля возникла целая прослойка старших офицеров, политических деятелей германофилов. Они превозносили германский милитаризм, ставший якобы гарантом эллинизма. Германия будто бы способствовало передаче Греции Кавалы. (Передача эта обернулась для русских монахов, трудившихся на подворье изгнанием). Константин демонстративно отказался от претензий на Константинополь, считая его сферой влияния Германии. У крестьян своими мирными декларациями новый король обрел огромную поддержку. Афонские греческие монахи, так же как впрочем, и монахи других национальностей в основном происходили из крестьянства, и с особым почитанием относились, как опять же и другие монахи к монархии, считая ее единственно правильной для православного человека властью. Поэтому можно себе представить каковы были германофильские настроения среди греческого афонского монашества.

Но абсурдное сосуществование венизелистов и роялистов, совершенно невозможное во время войны, так как одни поддерживали Антанту, другие их противников хорошо объяснил русский консул Каль: «Разделение страны на два якобы враждующих между собою лагеря, из коих один ‑ якобы германофильский, а другой ‑ явно франкофильский, является, очевидно, наилучшим выходом для маленького государства, принужденного лавировать между двумя европейскими группировками, исход борьбы коих для него еще не ясен». И далее: «несмотря на личную антипатию короля и Венизелоса, порой полную противоположность их политических воззрений, я склонен думать, что антагонизм… далеко не так глубок, как кажется, и каким хотят изобразить его газеты противоположных лагерей. Не допуская мысли о существовании между ними определенного соглашения, я не сомневаюсь, … что между отдельными членами правительств идет обмен мнений и ведутся даже переговоры»[xxxviii]. Это лавирование привело к фактическому предательству Сербии, у которой был с Греции договор. Это предательство единоверцев дало возможность Греции выступить в последний момент на стороне победителей, чтобы воспользоваться успехом последних. Но циничный успех политиков вскружил Греции голову и привел к малоазийской катастрофе. Националистические мечты давно уже стали для греческих монахов гораздо выше православной веры. Последняя стала чем-то вроде традиционной одежды, в которую должен быть одет грек. Отсюда совершенно немыслимые для православного человека вещи, которые творились тогда на Афоне. Любые несогласия с греками после оккупации Афона в 1912 году стали опасны. Во время войны эта опасность еще более усилилась. Любой повод мог бы послужить причинной силового решения вопроса.

В то сложное время возникла большая проблема с Крестовоздвиженской келлией. Братия никак не хотела признать старца Лота, выбранного вместо умершего о. Пантелеймона. Смута была столь велика, что генеральный консул просил до приезда в феврале 1916 года Н.В. Кохманского направить в келлию архимандрита Пантелеймонова монастыря Мисаила с целью урегулирования конфликта[xxxix]. Ему было предложено убедить братию скита признать о. Лота настоятелем хотя бы на период до окончания войны, передать заведование казной наместнику Филарету, удалить из кельи главного зачинщика беспорядков о. Досифея, любимого ученика о. Пантелеймона, бывшего во всех предприятиях доверенным лицом. Он был еще достаточно молод (38 лет) и достаточно опытен (20 лет совместной деятельности со старцем), восприял все его взгляды и принципы деятельности. О. Лот хоть был и старше (45 лет), но гораздо меньше прожил в келлии. Предполагалось в случае неподчинения арестовать двух-трех зачинщиков смуты. Но его миссия успеха не имела. На вопрос, почему они не хотят иметь Лота настоятелем, отвечали: «О. Лот кушает часто с греками (каракальцами – гостями)», если кто просит рясу, подрясник сегодня, то о. Лот выдаст завтра, что он неласков, не разговорчив, не любит братию…»[xl]. О. Лот, став настоятелем келлии, начал проявлять властолюбие, ожидая такого же безропотного повиновения, какое было по отношению к о. Пантелеймону. Встретив возмущение, о. Лот вступил в тайные переговоры с греками, чем вызвал крайнее возмущение. После насильственного удаления его из келлии, он дал подписку Братству Русских обителей не вступать в тайные общения с Каракалом, но тут же начал тайные переговоры с монастырем с целью получения новой омологии, что хотя и было правильным действием, но вызвало новое возмущение братии. Братия стремилась отрешить о. Лота от настоятельства и учредить совет старшей братии с целью ограничения власти настоятеля. Это новшество в келлиотском уставе встревожило не только настоятелей русских келий, но даже Пантелеймонов монастырь. На Афон был послан Кохманский. Было предложение даже ему дать в помощь для ареста зачинщиков часть команды «Аскольда», бывшей в то время на Афоне. Но он отлично справился с задачей и привел к братию к примирению. Не потребовалось даже удаления о. Досифея. Он собрал всю братию и сумел убедить ее в необходимости возвращения о. Лота, проживавшего в келлии св. Артемия. После собрания о. Лот пришел в храм и после молебна обратился к братии со словами раскаяния, после этого все иноки попросили друг у друга прощения и отслужили на могиле о. Пантелеймона панихиду. Было зачитано также завещание о. Пантелеймона и составлен акт, который подписали все монахи. Не желавшим оставаться в келлии монахам было разрешено покинуть её с выдачей на выход 50 рублей[xli]. Между тем ситуация на Афоне все ухудшилась. Каль докладывал о том, что болгарский монастырь Зограф «кишит болгарскими и немецкими шпионами»[xlii]. Главнокомандующий из-за многочисленных вооруженных греческих банд, составленный из дезертиров и уклонившихся от военной повинности, под предводительством греческих офицеров, преданных королю, запретил снабжать провиантом весь Халкидонский п-ов, включая и Афон. А в греческих монастырях идет борьба среди монахов, приверженцев Короля и Венизелоса. И 26 декабря на заседании продовольственной комиссии, указав на особое положение Святой Горы, Каль просил «комиссию сделать исключение для русских монахов, составляющих около половины всего населения Афона и являющихся русскими подданными, ни имеющими никакого отношения к партийной греческой борьбе и страдающих отсутствием жизненных припасов. Ввиду чисто военного характера вышеуказанного распоряжения, комиссия не сочла возможным удовлетворить моего ходатайства»[xliii].

Наконец, в декабре 1916 года было получено согласие и 3(16) января на Афоне высадился франко-русский отряд в составе ста русских солдат и трех офицеров, а также пятидесяти французских пехотинцев и пулеметной команды под командованием капитана Жизеля, профессора международного права внешней юридической школы в Париже. Русской частью отряда командовал поручик Дитш. Команда должна была ночью оцепить Зографский монастырь, провести в нем обыск и удалить из него всех неблагонадежных монахов и подозрительных лиц. 7/20 января 1917 года Зограф был занят. Надо отметить, что в монастыре отряду был оказан радушный приём. Была отслужена литургия, и после нее было возглашено многолетие Государю Императору, Царской семье и болгарскому Престолонаследнику Борису. Болгарские монахи спрашивали поручика Дитша, могут ли они рассчитывать на получение дохода от принадлежащих монастырю бессарабских имений[xliv]. После этого команда должна была оцепить греческие монастыри Ивер и Ватопед, вблизи которых были замечены немецкие подводные лодки. По просьбе генерала Саррайля и капитана Жизеля Каль снабдил военную экспедицию, имеющимися у него сведениями и рекомендательными письмами. Прибытие на Афон русского отряда произвело на греков сильнейшее впечатление[xlv]. События на Афоне освещались в газетах «Голос Руси» и «Биржевых ведомостях». В Ватопеде была обнаружена электрическая станция и база для снабжения подводных лодок. Всего на Афоне было изъято в греческих обителях 200 винтовок и около 30.000 патронов[xlvi]. Но по сообщению от 21 января/3 февраля 1917 года начальника франко-русского отряда в греческих монастырях было захвачено 477 винтовки, столько же штыков, 130000 боевых патронов. Найдены были револьверы, пулеметные ленты, динамит, бикфордовы шнуры, детонаторы для динамита и даже револьверные пули «дум-дум». Около двух греческих монастырей военными патрулями была замечена световая сигнализация. То есть Святая Гора была превращена на время войны в военно-диверсионный центр. Войска заняли почту, телеграф и телефонную станцию. Каль докладывал, что прибытие на Афон русского отряда сильно успокоило и подняло дух нашего монашества, а произведенные им обыски совсем скомпрометировали греческие монастыри и келлии, а в особенности «Кинод», представитель коего клятвенно уверял, что в самом «Киноде» оружия нет и просил из уважения к нему как высшему духовному лицу на Афоне не производить там обыска. В одной башне Кинода найдено 125 боевых винтовок и 45.000 патронов»[xlvii]. Газета «Русская Воля» (№ 19‑20) писала об изгнании болгарских монахов из болгарского монастыря под Кишиневом, которое произвел о. Питирим по решению Синода, в качестве ответной меры на изгнание и арест русских монахов афонского скита, проживавших на территории Болгарии[xlviii]. Генеральный консул писал в телеграмме, что русские монахи, воспрянув духом, после прихода отряда хотят воспользоваться его пребыванием для урегулирования и религиозного вопроса, и общего характера и устроить совещание для обсуждения общих нужд.

Офицеры отряда, наслушавшись историй о притеснении русских монахов со стороны греческих монастырей, но не знакомые с внутренним устройством Афона, естественно, очень хотели помочь своим соотечественникам и оказать нашим монахам полное содействие. «Во избежание могущих произойти недоразумений и столкновений на религиозной почве, я счел долгом вызвать сюда (в Салоники) одного офицера и снабдить его следующими инструкциями: предложить нашим монахам воздерживаться от всяких общих собраний, их пожелания и нужды нам точно известны. Разрешение ныне церковных вопросов до окончания войны считал бы не только несвоевременным, но прямо-таки для них невыгодным, хотя бы в отношении их численности. Около половины наших монахов выбыло с Афона и находятся под ружьем. Греческие же монахи как раз теперь пополнились массой военнообязанных, бежавших на Афон, чтобы уклониться от воинской обязанности, которые в случае переписи сойдут за монахов»[xlix].

Каль дал поручение Дитшу проверить главные нужды келлиотов и предоставить ему отчет.

Присутствие отряда сразу позволило решить некоторые проблемы, которые не могли быть разрешены в течение многих лет: постройка зданий, проведение воды, телефонной линии, рубка леса, устройство пристани. Это было вполне возможно под «моральным» влиянием нашего отряда, но «непременным условием мирного их разрешения и без применения насилий или уже тогда под обоснованным предлогом, как-то военных нужд и целей»[l]. Благодаря этому для келлиотов стали возможны положительные изменения в хозяйственном устройстве их обителей. Так келлия Петра и Онуфрия после 30-летнего спора с Иверским монастырем, наконец, получила разрешение подвести воду; грузинская келья Иоанна Богослова, в течение 50 лет существовавшая без омологии, наконец, получила и ее, и спустя 30 лет разрешение на освящение храма. Так же были разрешены рукоположения. Насельники кельи смогли подвести воду и начать получать дрова.

Вознесенской келье Филофеевского монастыря разрешили повесить 20-пудовый колокол. До этого Протат отобрал у келлии привезенный в дар 30-пудовый колокол.

Карейские кельи Троицы и Трех святителей получили возможность восстановить водопровод, не задолго до этого перестроенный греками-келиотами с разрешения Протата с большой пользой для себя.

Келье Троицы Ставроникитского монастыря разрешили покрыть сарайчик, чего они добивались 5 лет.

Разрешили и карульцам иметь на своей пристани порту (ворота), что не дозволялось ранее Лаврой.

Начальнику же отряда консул предложил продолжить обезоруживание Афона и по возможности захватить при обысках «компрометирующие греческие монастыри документы»[li]. К сожалению, не удалось установить, были ли захвачены такие документы. Консул дал указание в важных вопросах обращаться к нему и не проявлять личной инициативы, которая может не понравится генералу Саррайлю, человеку импульсивному «способному во время вспышки отозвать наш отряд»[lii]. Он уже во время вспышки гнева отозвал начальника отряда и его помощника. Российский МИД считал, что и после разоружения отряд должен оставаться на Афоне, но Венизелос активно хлопотал об его отводе. Греческие монахи, бывшие до этого почти все как один приверженцами короля, ввиду опасности усиления русского элемента превратились в убежденных венизелистов и направили к нему депутацию из трех человек, которые должны были вручить ему сумму денег и потребовать удаления русского отряда или хотя бы замены русской части отряда французскими солдатами. Саррайль запретил выезд этим депутатам по просьбе русского генерального консула. Но те смогли выехать с Афона благодаря греческим офицерам, но все же были арестованы и помещены в концентрационный лагерь. Начальник французского отряда, прозевавшего их отъезд, был смене. Чтобы быть беспристрастным в деле очистки Афона от вредных элементов, Каль приказал удалить с Афона и двух русских монахов, позорящих русское монашество. Каль собирался провести работу с начальником отряда, чтобы тот знал, как угнетаемы были на Афоне русские келлиоты. Под его давлением Саррайль согласился на увеличение русского отряда до 150 человек и назначение еще одного офицера[liii]. Одновременно давался совет не торопиться с разоружением, так как чем дольше простоит там наш отряд, и тем более упрочится русское влияние на Афоне. По окончании же разоружения греческое правительство будет иметь основание просить об удалении наших войск. Далее Консул просил выделить 30000 драхм для подкупа лиц, которые могли указать, где спрятано греками оружие и патроны и для захвата важных греческих документов, которые могут сыграть для нашего монашества важную роль.

Румынский Генеральный Консул обратился к Калю и попросил водворить порядок в «Продроме», братия румынского скита под давлением Лавры изгнала из скита два с половиной года назад игумена и нескольких монахов, но румынский консул не хотел прибегать к помощи ни Саррайля, ни английского и французского агентов, так как считает афонских вопрос делом исключительно православных держав и вмешательство католических представителей нежелательно, и существует опасность, что греки поставят Венизелосу в упрек, что он допустил высадку отряда. Генеральный консул поручил поручику Дитшу заняться румынским скитом, удалить главных зачинщиков смуты и водворить законное управление.

Посол во Франции Извольский писал, что сообщил представителю при Салоникском правительстве мнение о желательности оставления на Афоне отряда до конца войны и что этот вопрос не касается Венизелоса[liv]. Таким образом, российская дипломатия работала со всей силой во всех направлениях и всячески помогала русским монахам. Действовала она весьма продумано. Так, поручику Дитшу было дано поручение расположить к отряду многочисленных греческих келлиотов, которые будучи бесправными могли бы выступить на русской стороне при решении некоторых вопросов и дали бы подавляющее большинство голосов, которые понадобились при уничтожении гнета всесильных греческих монастырей, что привело бы к к уравниванию в правах всего монашества на Афоне[lv]. Но 1/14 июня отряд, несмотря на все усилия русской стороны, был отозван. Генерал Саррайль ничего не предпринял для его удержания. Генеральный Консул говорит о том, что это противоречит соглашению между правительствами России и Франции. И это соглашение было утверждено Брианом, что следовало из телеграммы посланной послом во Франции Извольским. Интриги греческих монахов при поддержке представителей французского отряда, по его словам, увенчались успехом. В день ухода уже начались притеснения со стороны греков. И это грозило прямыми столкновениями на Афоне. Генерал Саррайль уверял, что он тут был не причем, и все это делалось по приказу из Франции, и Венизелос этот вопрос не поднимал. Но русские представители отряда считали, что генерал искал популярности у греческого правительства и боялся открытия хозяйственных злоупотреблений. Русские дипломаты стремились доказать ошибочность удаления отряда во всех отношениях, но был уже июль 1917[lvi]

Но это все, чего удалось добиться за короткое время пребывания отряда. Отряд сменил английский офицер, который хоть как-то сдерживал неприязненное отношение к русским монахам, усилившееся после ухода отряда. И в 1918 году греки попытались уничтожить все эти достижения 1917 года, а именно: разломали водопровод в грузинской келье, сломали порту на Каруле, с другими благодеяниями, полученными в прошлом году, поступили также. Снова пытались утеснять запретом на получение дров и хлеба. Кроме того, имели место факты притеснения и даже избиения каливитов. Русское монашество поспешило приветствовать Временное Правительство, вероятно, считая, что оно добьется возведения скитов в ранг монастырей. Но этому не суждено было совершиться. Можно спросить: какой смысл ворошить все эти факты? Но пришло новое время и русские монахи имеют возможность ехать на Афон и видят там бесправие. Опять строят келлии, в которых им разрешают жить, основываясь на честном слове. И не улучшились настроения в греческой среде: там и поныне уверяют, что монастырь Пантелеймона – греческий монастырь, революция была промыслительна (не помня о том, что потом была Вторая Мировая война, и болгары уже покушались на Афон, и его спасли все те же русские, одержав победу). Не умер, а, пожалуй, еще более обострился национальный вопрос, и Греция ныне с натяжкой может называться православной страной (скандал с Ватопедом). И так далее. Это означает, что вопросы эти рано или поздно встанут.

 

 

Немного о Пантелеймоновом монастыре

 

Печальные последствия русско-греческих отношений хорошо известны. Это и Пантелеймоновский греко-русский процесс, и притеснения Ильинского скита, и проблемы русских келлиотов. Интересно, что Пантелеймонов монастырь был единственной обителью, где в XIX‑XX веках был решен вопрос греко-русских отношений. Он был решен с участием верховной церковной власти  и довольно просто: грекам  пришлось покинуть русский  монастырь. И многие не могут с этим примириться, до сих пор уверяя, что Пантелеймонов монастырь – греческая обитель.  Некоторые надеются на реванш в случае, если сложится удачно политическая обстановка.

Пантелеймоновский процесс хорошо и подробно описан в литературе. Вызван он тем, что престарелый о. Герасим назначил русского о. Макария  вместо себя. Не будем говорить о всех его безобразиях, но отметим, что  в ходе его у протата  возникло следующее постановление, которое не может не вызывать удивления. В нем утверждалось, что Пантелеймонов монастырь всегда был и будет греческим, игумен всегда был и будет греком, а русская братия должна быть на треть меньше греческой. Во-первых, о том, что Пантелеймоновский монастырь (Старый Руссик) передается русским, есть соответствующий документ.  Новый Руссик действительно был построен на территории Пантелеймонова монастыря на месте древней обители. В 1733 году русские покинули Старый Руссик, по свидетельству Барского, они бежали оттуда, когда греки устроили кровавую разборку, и многие из русских убыли убиты. Тогда они перебрались в прибрежную часть монастыря, где фактически прозябали до прихода русских. Это прозябание было неизбежно, так как монастырь стал киновией и это закреплено в сингилионах и 1803 и 1875 годов, и если греческие идиоритмы жили за счет богатых людей приходивших со своим капиталам в монастырь, то естественно, вступая в киновию, им пришлось бы пожертвовать свои капиталы и стать вровень с другими. Поэтому обнищавший монастырь призвал русских. «Вот отчего процветают русские монастыри, состоящие на киновиальном положении. Монахи сами усердно заботятся об общей пользе, а не так, как в наших греческих монастырях мало прилагается попечение о благосостоянии монастыря для будущего времени. Русским присуще благочестие и послушание, а грекам сребролюбие и гордость»[lvii].

Во-вторых, последующее постановление было проявлением филетизма, в котором русские и обвиняли греков. Филетизм был осужден в 1872 году Константинопольской церковью. То есть получалось, что греческие насельники монастыря попали под свою анафему. Кстати, схизма 1872 года послужила и разделению в Пантелеймоновом монастыре. Греки на Афоне во всем видели панславянизм. Об этом явлении много писал Леонтьев: «Вы, славяне, наши естественные враги! Мы должны отныне поддержать турок, говорил мне раз с воодушевлением молодой и очень образованный греческий епископ. Пока существует Турция, продолжал он, мы еще обеспечены. Панславянизм дружбой, единоверием, соседством своим опасен нам более, чем военной силой, которою, мы уверены, против нас не употребят. Но смешанные браки, необходимость знать тогда славянский язык и тысяча подобных условий, могут стереть племя эллинов с лица земли. Вот почему Турция нам нужна…»[lviii]. Сам же К. Леонтьев показал, что панславянизм не более чем пугало и не являлся перспективой для развития Российской империи. Помощь же славянским народам в борьбе с Турцией была скорее всего тяжелой и невыгодной нагрузкой для России и не несла никакой выгоды.

Но в афонском споре есть аспект  малозамеченный предыдущими исследователями. Фактически этот конфликт вовсе не сводится к национальной розни. Конечно, всегда было недовольство греческой  пищей и греческими обычаями: пение и т.д.  – об этом можно прочитать у Святогорца. Но  фактически под этим различается конфликт между сторонниками киновии и  идиоритма. Русские вообще в то время не знали иной формы монашеской жизни кроме киновии, и где бы они не поселялись, всегда устраивали киновии. Были конечно отшельники, но это скорее, те кто, по тем или иным причинам не попали в киновию. Греки же  имели стремление к идиотритму. И посему во избежание, захвата монастыря русскими они тотчас ввели должность трех помощников игумена ‑ симпракторов. Стремление  к киновии и неограниченной власти игумена, видимо, истекало из формы общественного устройства, которая действовала тогда  в России. Процветание монастыря было именно результатом неограниченной власти игумена. За эту власть боролись и сам игумен  Макарий и духовник Иероним. Любые конфликты, которые имели место в то время в  Андреевском скиту (Феодорит) и в Ильинском скиту (после смерти о. Паисия II) объяснялись ими ограничением власти игумена и введением «республики». В оправдание греческим монахам отметим, что в истории Пантелеймоновом монастыре сыграла роль не  только русско-греческая рознь, но и сложности в отношениях внутри самих русских

Российская дипломатия с середины девятнадцатого столетия самым активном образом участвовала в жизни Афона, и русские монахи обязаны многим  и послам: Нелидову, и  Зиновьеву, и в особенности ‑ консулу Николаю Венцеславовичу Кохманскому, хорошо знакомому русским монахам, многократно посещавшему Афон и бывшему в курсе всех событий. Во время смуты 1913 года Пантелеймонов монастырь посетил П.Б. Мансуров, который оставил удивительное исследование устройства монастыря:

 «По впечатлению многих близких наблюдателей религиозный спор в Пантелеймоновом монастыре не представляет для большинства участников его самостоятельного интереса, а служит для прикрытия старых партийных счетов: решение  религиозного спора не устранило бы еще этих счетов. Одною из отрицательных сторон жизни афонского иночества служат национальные распри насельников Св. Горы. Глубокое разделение существует между признающими себя тысячелетними хозяевами ея греками и представителями других, в большинстве славянских, народностей, поселившихся на ней. Но и между иноками, принадлежащими к одной народности, существуют племенные или местные подразделения, которые вызывают не вполне понятные для посторонних острые столкновения. Между греками издавна идет борьба между так называемыми мораитами, уроженцами свободной Греции и туркомеритами, происходившими из областей, принадлежавших до сих пор Турции. Среди болгар заметны сильные нелады между болгарами, уроженцами царства, и болгарами-русскоподанными Бессарабии.

Не избежали этого разделения и русские. На Святой Горе издавна поделились между собою великороссы и малороссы. В двух многолюдных наших скитах, Андреевском и Ильинском, сознательно группировались: в первом ‑ великороссы, во втором  ‑ малороссы. Пантелеймоновский монастырь принимал в свои стены без различия представителей всех православных народностей и племен. В нем есть и греки, и русские, и болгары, и сербы, и молдаване, и грузины, и православные немцы, и евреи. Среди русских  есть, конечно, и великороссы, и малороссы. Монастырь пережил период острой вражды русских и греков, но по благополучном для русских окончании обитель  зажила под руководством своих великих старцев широкою, объединяющею представителей всех племен, религиозною жизнью. Прежде всего перед руководителями обители предстал, конечно, вопрос о примирении с новым русским строем монастыря старых греческих его насельников.

С величайшим вниманием отнесся к их нуждам, желаниям и народному чувству о. Макарий, избранный  в игумены. О времени его правления оставшиеся ныне с того времени греки вспоминают с искренней благодарностью.

Условия с тех пор переменились. Свидетельствует об этом самая численность греческой братии. Ко времени утверждения русского правления, а в обители насчитывалось  150 греков. 10 лет тому назад я застал еще 50 человек.

В этот приезд я нашел всего 25 человек. При этом среди них нет ни одного иеромонаха, ни одного диакона, они лишены и своего духовника. Произошло это не по причине нежелания греков поступать в монастырь, не по причине духовной несостоятельности греков. До меня дошел факт, что грек, которого благословил игумен на то, чтобы поселиться в монастырь для испытания, был грубо удален нынешними фактическими заправилами за врата обители. С другой стороны, как то охотно признается, порядок богослужения в монастыре до сих пор сообразуется с тем, как оно ведется в старом соборе с греческим его уставщиком». Далее Мансуров отмечает, что факт изгнания одного монаха сам по себе не может иметь существенного значения, так как в руках греков находится 17 монастырей. Но значение имеет чувство обиды, которое неминуемо распространяет по Святой Горе  греческая братия. И подобные факты закрывает путь для русских в греческие монастыри для обоюдной пользы.

Вопрос об отношении к греческой братии и не имел тогда существенного значения во внутренней жизни монастыря. Эту жизнь, по словам, Мансурова уже не одно десятилетие  возмущают распри великороссов и малороссов. Предвидеть это разделение можно было уже во времена оо. Иеронима и Макария. Они сами были идеальными представителями этих двух русских стихий: о. Иероним считался малороссом, о. Макарий  ‑ великороссом.  «В великом единении веры и любви они побеждали естественные племенные различия». После смерти Иеронима о. Макарий был предусматривал возможность этой розни. «Выработанный  им и сохранившийся до сих пор монастырский  устав носит на себе печать этой заботы».  Начавший свое возрождение монастырь в 1803 году, имел строгий характер общежития с полнотой власти игумена.  Этот строй был подтвержден при избрании в 1875 году о. Макария. Согласно сингилии, игумен управляет  при помощи духовного собора, членами коего состояли старшие представители братии, призванные к тому игуменом. О. Макарий ввел  кроме того соответствующий  способ избрания игумена, которым он предложил ослабить борьбу партий из-за власти. Он ввел избрание  преемника игумена при жизни, назвав его наместником. Самое избрание проводилось старшей братией, состав которой определялся игуменом. 70 или 80 человек этой братии избирают из своего состава 6 или 7 кандидатов, и после установленных молитв, совершавшихся в течении трех дней наместник избирался жребием. Этими действиям устранялась избирательная борьба и преобладание большинства. В Пантелеймоновом монастыре три четверти составляли малороссы. Жребий же благоприятствовал  до сих пор великороссам. К ним принадлежали все  игумены после Макария. Против такой процедуры избрания игумен, равно как и избрания в состав духовного собора его членов уже давно выступали некоторые малороссы. Были  протесты. При занятии должности  о. Нифонта посольство в Константинополе сочло даже необходимым прислать военное судно во избежание насилия со стороны недовольных.

Великороссы в этом порядке избрания видят защиту своего положения. В противном случае им придется удалиться с Афона. Каждый монастырь свободен в организации строя своей жизни. А строй Пантелеймонова монастыря основывается на свободном выборе братии. Конечно, кое-что провозглашено в сингиллиях. Влияет уважение к старцу и его заветам. Только на этом держится порядок. Но в 1913 году под давлением малороссийской братии  произошел переворот во внутреннем управлении монастыря, были удалены советники игумена, и малороссийская партия  избрала из своей среды членов духовного совета. Это прошло не по выбору игумена,  а по выбору братии, и этот собор связал власть игумена. Новый строй не позволяет ожидать каких-то благотворных для обители последствий.  Развитие ситуации пошло дальше. Духовный собор не имел авторитета, он  явился результатом движения  против власти игумена. Мансуров отмечает, что «по уполномочению братии» некий о. Ириней является на этом соборе и преподает свои указания собору. Самостоятельные действия игумена всячески пресекались. Игумен Мисаил (см. Силуан «О познании воли Божией)  не обладал умом и волею, необходимыми  для осуществления этой власти. По расспросам старых и опытных монахов, например, представителей  монастыря в Москве и Одессе выяснилось, что многие не представляли возможным сохранить прежнюю власть. Этот факт надо было признать совершившимся из-за характера нового игумена.

18 мая 1913 в газете  «Русская молва» появилась статья «Константинопольские письма» за подписью «Русинов». Автор указывал на распри в русской среде как одну из причин конфликта: «Произошло то, чего боялись знающие Афон, ‑ схватились хохлы с кацапами. И так как первые теперь многочисленнее и составляют более подвижный элемент, менее испитой и  изношенный на фабриках, то они под флагом нового учения произвели домашнюю революцию»[lix]. Частично влияние национального аспекта на  происходившие в 1913 году события можно заключить из того, что Пантелеймонов монастырь был менее заражен этим учением, чем Андреевский скит, но при  удалении монахов оттуда были физические воздействия.

Такова версия трагических событий в Пантелеймоновом монастыре в 1913 году.

Надо отметить, что наивысшего обострения греко-русские отношения достигли в Ильинском скиту в 1880 году[lx].

 

 

Современность

 

Сейчас многое меняется в мире: Греция вошла в состав Объединенной Европы. Существование Афона, закрепленное в Конституции Греции, приходит в противоречие с законами Европы. И вот уже сами греки, вернее, некоторые гречанки выдвинули требования об отмене «аватона», закона запрещающего женщинам посещать Афон. Делается это под предлогом того, что ныне любая территория Европы должна быть доступна гражданину ЕС. Афон сегодня требует защиты, православные страны Европы переживают нелегкие времена. Сербия фактически раздавлена, Греция стала должницей Европы и разорена. Что могут потребовать за долги? Освободиться от религиозных предрассудков? Скандал с афонским монастырем Ватопед показал подлинный атеистический настрой Греции. В средние века монастырю делали гигантские пожертвования. Почему, на каких основаниях, он должен отдать эти вклады государству? Монастырская собственность не принадлежит отдельным лицам. Почему же она так волнует греческое общество? Почему никого не беспокоит собственность отдельных лиц, ведь среди греков немало богатых людей? Никого не волнуют собственность мультимиллионеров, а церковь кто-то провозгласил благотворительной организацией. Прошедшая кампания в греческих СМИ очень напомнила большевистскую вакханалию послереволюционного периода ‑ с циничным грабежом церкви под шумок помощи голодающим Поволжья. Тогда хотели накормить голодающих накормить телами расстрелянных  во имя этой помощи священников, монахов и мирян. С подобным цинизмом столкнулась Греция в ватопедском вопросе. Греческие телеведущие, явно не православного исповедания, открыто издевались в эфире над монахами[lxi]. А в России арест игумена вызвал громадный резонанс. Депутаты Законодательного собрания Петербурга приняли обращение к министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову о поддержке арестованного в Греции отца Ефрема.

По храмам Москвы собираются подписи в его защиту, печатаются красочные листовки и плакаты. Россияне крепко в своем в сознании связали заключение архимандрита Ефрема под стражу, с его недавним визитом с Поясом Богородицы в Россию. Дескать, стоило отцу сделать шаг в сторону России, как последовали санкции. Россия, как и прежде, стремится взять православных братьев  под свою защиту. Вопрос  только, так ли стремятся братья к России.

Сама же Россия находится в послеперестроечной разрухе. Это сказывается и на русских монахах на Афоне. Значение Пантелеймонова монастыря чуть больше нуля. В громадном монастыре живет человек 50 монахов. А нет никакого сомнения, что при первой возможности тут была бы тысяча насельников.

Но по имеющимся данным, количество насельников Святой Горы – выходцев с канонической территории Русской Православной Церкви (преимущественно из России, Украины и Молдавии) ‑ постоянно растет и составляет сейчас около 200 человек. Большинство из них, порядка 80 человек, состоит в братстве Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря и в его скитах: Старый Руссик и Ксилургу. Количество насельников – выходцев из Русской Православной Церкви, проживающих в иных афонских монастырях, ‑ постоянно меняется. В настоящее время в Дохиаре проживает 13 человек, в Кутлумуше – 5, в монастыре Святого Павла – 4, в Андреевском скиту Ватопедского монастыря – 3, по 2 человека в Каракале, Хиландаре, Зографе, Филофее, по одному человеку в монастырях Симонопетр, Григориат, Констамонит и Эсфигмен, в остальных (Великой Лавре, Иверском, Дионисиате, Пантократоре, Ксиропотаме, Ставрониките) – ни одного.

Как минимум 60 русскоязычных монашествующих подвизаются на келлиях и каливах других монастырей кроме Пантелеймонова монастыря. На Афоне также пребывают несколько русских «сиромахов», избегающих общения с внешним миром. «Зилотов»  среди русскоязычных – единицы (2‑3 человека).

Сегодня основная возрастная категория русскоязычных насельников Святой Горы – старше 35 лет. Уровень образования у них весьма  разный, включая Московскую духовную академию. Есть монахи, ранее занимавшиеся научной деятельностью, и из профессорско-преподавательского состава. Имеются среди монахов и лица с криминальным прошлым.

Часть мирян и монашествующих прибывает на Афон с намерением остаться там на вечное поселение. Некоторые – только для временного проживания (на несколько месяцев или лет) в поиске духовного опыта.

Из числа проживающих в Пантелеймоновом монастыре официальный статус афонских монахов и послушников, подразумевающий наличие греческого гражданства и разрешения на постоянное пребывание на Афоне, имеют меньшинство, а из числа подвизающихся за пределами Пантелеймонова монастыря – единицы. Только два русских монаха занимают келлии официально (получили от монастырей т.н. «омологию»).

Абсолютное большинство русских насельников Афона, живущих как в Свято-Пантелеймоновом монастыре (в том числе монашествующих), так и за его пределами, не имеют ни греческого гражданства, ни вида на жительство в Греции, ни официального разрешения Священного Кинота (правительства) Афона на пребывание на Святой Горе.

В самом Свято-Пантелеймоновом монастыре оформление документов монахов и послушников на проживание в Греции и на Афоне искусственно задерживается с мотивировкой нежелания «раздражать Кинот и Вселенского патриарха разрастанием братии монастыря». Однако среди насельников  бытует мнение, что руководство монастыря намеренно тормозит их легализацию на Афоне и в Греции с тем, чтобы держать их в неопределенности и иметь возможность манипулировать ими.

Из числа русских насельников, проживающих в стенах других монастырей, на легальном основании живут примерно 30%. Остальные находятся там  «с молчаливого согласия» игуменов монастырей, на территории и землях которых они проживают, Священного Кинота и афонской полиции, в лучшем случае имея на руках справку от игумена о том, что «предъявитель сего является гостем афонского монастыря».

Следует, однако, отметить, что, несмотря на постоянную угрозу высылки с Афона, случаев депортации русскоязычных монахов-нелегалов (в отличие от румынских монахов, занимавшихся коммерцией) не было. А очередная рекомендация, направленная Константинопольским патриархом Варфоломеем весной прошлого года в Кинот выслать со Святой Горы всех нелегалов, подразумевая в первую очередь русских насельников, не нашла поддержки у большинства игуменов афонских монастырей. Сказывается, в частности, заинтересованность в том, чтобы пустующие афонские келлии и каливы были заселены и обустроены русскими монахами, которые привлекают на Святую Гору порой весьма существенные пожертвования. И надо отметить, что игумены некоторых монастырей, в первую очередь Кутлумуша, занимают гораздо более взвешенную позицию по отношению к русским монахам, чем Константинопольский Патриарх. Не так давно монастырь Кутлумуш на своей территории ‑ в  непосредственной близости от Кареи ‑ разрешил постройку новой русской келлии Никодима Святогорца.

Отдельные греческие монастыри, особенно Дохиар, охотно принимают монахов-выходцев из РПЦ МП, которых отличает духовная сила, физическая выносливость, навыки исполнения послушаний. Однако, как в Дохиаре, так и других греческих монастырях их не записывают в братию под тем предлогом, что у них нет афонского пострига. Мирян же не берут официально в послушники, что придало бы им законный статус на Афоне и повлекло бы за собой приобретение ими, согласно афонскому Уставу, греческого гражданства. В результате многие из мирян – соискателей афонского монашества ‑ по прошествии нескольких лет покидают Святую Гору, так и не дождавшись пострига, несмотря на то, что святогорский Устав требует его совершения через один-три года. Основная причина отказа постригать русскоязычных – опасение вызвать недовольство Кинота и русофобски настроенных греческих монастырей. Иеромонахи и иеродиаконы из РПЦ МП не могут получить официальное разрешение совершать богослужения на Афоне. Вопрос о рукоположении на Святой Горе для русских монахов фактически закрыт.

Таким образом, нелегально живущие в греческих монастырях русскоязычные монахи и миряне, даже и представители духовенства, фактически используются как трудники, которых в любой момент могут выслать с Афона.

Основными препятствиями для увеличения числа русских, как впрочем, и других монахов  негреческого происхождения на Афоне является негативная позиция Константинопольского патриарха, в частности, требующего от монастырей не принимать в братию выходцев из РПЦ МП и не предоставлять им кельи и каливы, а также предвзятое отношение со стороны большой части греческих монахов, рассматривающих Афон как духовное достояние исключительно Эллады, а не всего православного мира, опасающихся «заполнения Святой Горы монахами-иноплеменниками».

В то же время несомненно, что увеличение притока на Афон русских монахов и мирян как более ревностных и образованных в значительной степени способствовало бы оживлению духовной жизни на Афоне, а прохождение «афонской духовной школы» бóльшим количеством русских монахов, пребывающих на Афоне временно, – морально-нравственному возрождению России, а также дальнейшему духовному укреплению как Русской Православной Церкви, так и мирового православия в целом.

Хотя многие русские «афониты» отмечают «промыслительность» такого положения русских монахов на Святой Горе и видят пути его улучшения только в духовно-мистическом ключе, вопрос присутствия на Афоне иностранного монашества, и в первую очередь русского, несомненно, требует внимания со стороны России.

Ранее, как мы видим из книги, греческие монахи активно протестовали против строительства русскими иноками больших зданий на Афоне. Это, по их словам, противоречило традициям Святой Горы. Ныне повсеместно на Святой Горе строят вместо монашеских келлий большие здания, да еще с красной черепичной крышей, никак не вяжущиеся с древним архитектурным стилем. Построены вертолетные площадки и хорошие автомобильные дороги, везде монахи думают об удобствах. Все это приводит к тому, что Афон довольно резко меняется. Вероятнее всего, греческое государство, на территории которого оказался Афон после падения Османской империи, не в состоянии отстаивать Афон, его территориальную целостность и неприкосновенность его традиций перед европейским сообществом. Снова и снова следует поднимать вопрос о кондаминимуме, то есть об опеке над Афоном  государств с преимущественно православным населением, тем более, что некоторые из них уже готовятся войти в ЕС. Это позволит не только афонским монахам чувствовать себя в большей безопасности, но и исключить. возможность новых проявлений национальной розни.

Кроме того Афон, пользующийся не только правами автономии в греческом государстве, но и ведущий себя довольно независимо в отношении патриарха Варфоломея, с объединением Европы попадает в более сложное положение. Возрастает в Европе и влияние папы, борьба с которым на Афоне уходит корнями в глубокую древность. В то же время Русская Православная Церковь, самая многочисленная Поместная Церковь, фактически отстранена от участия в судьбах Святой Горы. Тоже можно сказать и в отношении Румынской церкви, причем румыны в отличие от болгар, русских и сербов, даже не имеют на Афоне своего монастыря.

Греческие монахи считают себя хранителями древних традиций, но древность некоторых афонских традиций как мы видели в XIX – XX веке ставилась русскими монахами под сомнение. Это разделение Афона между 20 монастырями и фактически феодальная зависимость келий от монастырей. Сейчас этот вопрос потерял остроту, но сегодня может встать снова. Имеет ли смысл придерживаться его? Почему келлиот должен был платить достаточно приличные деньги, за право жить в келье, почему он не мог собирать необходимое топливо, производить ремонт и малые постройки? А в случае конфликта или смерти старца, братия вообще рисковала быть выкинутой из келлии? Никто не отрицает, что духовный контроль монастыря за келлиями весьма полезен, но непонятна экономическая зависимость келлии от монастыря. Вероятнее, всего эта зависимость возникла в период господства на Афоне идиоритмического устава, который способствовал развитию алчности в отношении подчиненных келлий, продаже и аренде последних. Все эта коммерция противоречит духу и традициям монашеской жизни. И если мне скажут, что сейчас этого нет, то я спрошу: «А кто гарантирует то, что это при благоприятных условиях не возродится?» Тем более как говорилось выше,  большинство келлиотов в основном иностранных, сейчас живет без омологий. Церковь никогда не страшилась ломать устаревшие законы, вступающие в противоречие с духом Евангелия и христианской веры. Во времена Византийской империи Афон был подчинен Константинопольскому патриарху. Произошло это из-за особой значимости Афона. Но с тех пор прошло много лет. Пала и Византийская империя и возникшая на ее месте Османская. Ныне Константинополь находится на территории Турции, мусульманского государства, где практически отсутствует православное население. Для чего же, во имя какой духовной надобности Афон должен подчиняться Константинопольскому Патриарху, к тому же даже не прошедшему афонской школы. Конечно, разумнее было бы учредить на Афоне свою епископскую кафедру, которую занимал бы уважаемый и почитаемый на Афоне монах, хорошо знающий святогорскую жизнь и выбранный самими монахами по примеру Синая. Это устранило бы много сложностей, которые существуют сегодня в отношениях афонцев с Константинопольским Патриархом. Например, скорее всего, будет решен вопрос с монастырем Есфигмен.

В то же время само направление развития греческого общества, разделение его, подталкивает греческих монахов, к необходимости единения с православными братьями иных национальностей. Так же, как и вызовы Объединенной Европы, которая в будущем, как видно, собирается жить без креста, руководствуясь  разработанными вне христианского мировоззрения законами.

Не настало ли время забыть о национальных обидах и стремиться к монашескому обществу, в котором, по словам апостола Павла нет «ни эллина, ни иудея» (Кол. 3,11). Хотя надо подчеркнуть, что я высказываю собственное мнение, сформировавшееся на основе детального изучения афонской истории. Прислушаются  к нему или нет покажет время.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Последние обновления на портале
Монах Симеон Афонский
Написать икону на Афоне
Виноградная Лоза Симеона Мироточивого, Афон, Хиландар
Честной пояс Богоматери
Заказать поминание на Афоне
Конкурс на лучшую фотографию Святой Горы Афон
Афон, И.А. Гарднер, Впечатления и воспоминания - I
Святая Гора Афон, И.А. Гарднер, Воспоминания - II
Высказывания католиков об Афоне. Божья Гора. Амарандо Сантарелли
Паисий Святогорец
Афонский патерик или Жизнеописания святых на Святой Афонской Горе просиявших
Афонский спецназ. Старец Ипполит (Халин)
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть I
«Лучшее стихотворение об Афоне»
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть II
Паисий Святогорец. Житие - III часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) - IV часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть V
Филофей Коккин Житие Саввы Нового - Часть I
Филофей Коккин Житие Саввы Нового Часть II
Паисий Святогорец Отношение к электронным паспортам
Порфирий Кавсокаливит об антихристе и электронных паспортах
Старец Порфирий Кавсокаливит (Баирактарис)
Павле Рак Приближения к Афону (Одно из лучших описаний!)
Порфирий Кавсокаливит, Часть I
Порфирий Кавсокаливит Поучения Часть II
Сергий Веснин
Афон 1844 Письма святогорца Часть I
Афон 1845 Письма святогорца Часть II
Афон 1846 Письма святогорца Часть III
Афон 1847 Письма святогорца Часть IV
Афон 1848 Письма святогорца Часть V
Афон 1849 Письма святогорца Часть VI
Неизвестные страницы истории
Герасим Менайас
Афон фото
Василий (Григорович-Барский) Странствования
Лучшие фотографии Афона
Житие Илариона - Грузина
Афон: вчера и сегодня
Порфирий (Успенский)
Силуан Афонский
Сергей Соловьёв
Athos
Ученым
История России
Святая Гора XVIII - XX Исторический контекст эпохи
Отзывы о книгах
Анонсы книг
Русский Афон
Нил Сорский
Паисий Величковский
Русские старцы об Афоне
Святые Афона
Старцы Афона
Форум портала Афон
Крест
Сладкое Лобзание
Достойно Есть
Иверская Икона Вратарница Афона
Скоропослушница
Всецарица
Троеручница
Млекопитательница
Страшное Предстательство
Отрада Утешение
Экономисса
Одигитрия
Целителя Пантелеймона
Праведной Анны
Николая Чудотворца
Николы
Икона Георгия Победоносца
Икона Богоматери Милующая
Акафист и икона Божией Матери Игумении Горы Афонской
Икона Богородицы Ктиторская
Богоматерь
Богородица Елеоточивая
Икона Божьей Матери Иерусалимская
Пресвятая Богородица Герондисса
Икона Св. Иоанна Предтечи
Акафистная
Икона апостолов Петра и Павла
Икона Богородицы Мироточивая
Монреальская Иверская икона
Икона Богородицы Одигитрия
Икона вмч. Георгия
Икона Преображения Господня
Афанасий Афонский житие икона
Тихвинская икона
Живоносный Источник
Иерусалимская
Икона великомуче­ника Георгия Зограф
Богоматерь Скорбящая
Мати Молебница
Святыни Афона
Акафист
Матрона Московская
Гавриил Зырянов Икона Акафист
Жития
Русские монастыри скиты
Тайны Афона
Новый Афон
Соловки
Валаам
Троице Сергиев Лавра
Киево-Печерская Лавра
Иеромонах Симон "Тихие песни уединения"
Иером. Серафим (Захаров). Живое предание Афона
Фильм: Игумен архимандрит Евлогий (Иванов)
Закончена публикация писем Сергия Веснина, это, без сомнения, лучшее описание Святой Горы Афон. Мы закончили публиковать Житие старца Паисия Паисий Святогорец Житие. В историческом разделе начата публикация истории строительства Новоафонского монастыря: Новый Афон монастырь в Абхазии на Новом Афоне.

Свобода - это | Свобода | Дверь, которая нарисована на стене | Свобода в Любви | Как стать свободным | Вкус Свободы | Умереть за Любовь| Скорби | Необходимое и лишнее | Нечистая совесть | Окаменевшее сердце | Смерть | Жизнь | Союз двух сердец | Истинная Любовь | Высшая форма Любви | Преданность и верность | Труд сердцем | Прямота и честность | Стойкость и решимость | Умение любить | Верность | Деньги | Богатство | Духовное здоровье | Человек – это | Ум и разум | Ум | Предательство| Улица детства | Язык Любви | Стихи о Любви | Вечная Любовь | Суть Любви | Любовь и правда | Правда| Молитвы| Любовь и страсть | Любовь и жизнь | Цельная Любовь | Здоровье души| Смирение и помыслы| Истинное смирение| Смирение и ум| Смирение и страх| Смирение и мир| Преданность| Катунакия | Каруля | Керасья | Келия Провата | Скит Малая Анна | ... и многие другие тайные тропы Святой Горы...

Монастыри Афона
Великая Лавра Афанасия | Ватопед | Ивирон
Хилaндар | Дионисиат | Кутлумуш | Пантократор
Ксиропотам | Зограф | Дохиар | Каракал | Филофей
Симонопетра | Агиа Павла | Ставроникита | Ксенофонт
Григориат | Эсфигмен | Пантелеимонов | Констамонит

Русские обители Афона| Пантелеимонов монастырь | Старый Русик | Андреевский скит | Ильинский скит | Скит Новая Фиваида | Создание скита Новая Фиваида | Крумница | История скита Крумница | Ксилургу
Пока мы не решились на Добро, стяжание его представляется трудным, но как только мы решимся, трудности отступают. (Монах Симеон Афонский, из устных поучений)

Афон статистика ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi & Илья

При копировании или цитировании текста и фотографий необходимо давать
активную ссылку http://www.isihazm.ru

(В связи с вопросами наших читателей оповещаем, что Монах Симеон Афонский ни в интернете, ни в каких сайтах участие не принимает. Он пребывает в затворе, не принимает посетителей, не имеет страниц в соц.сетях. С Богом!)

Монастырь Дивеево