Главная
Заказать поминание на Афоне
Написать икону на Афоне
Монах Симеон Афонский
Новости
Стихи
Тексты
Переводы
Библиотека
Галереи
Иконы Афона
Поездка на Афон
Паломничество Афон
Монастыри Афона
Что такое Любовь?
Богатство?
Старец
Видео
Аудио
О проекте
Написать письмо
Все комментарии
Молитва
Карта сайта
Поиск
Сегодня
26 мая
прп. Евфимия Святогорские Панигеры: монастырь Иверон

Афон

 
информационный портал Святой Горы Афон. Все об Афоне. Исторические описания Горы Афон. Советы о том, как организовать поездку на Афон, и отчеты о путешествиях. Паломничество на Афон: карты Афона, описания монастырей, троп и советы для самостоятельных путешественников. Рассказы о старцах Афона и афонских монахах. Переводы рукописей и Житий афонских святых. Фото и иконы Афона. Поучения, притчи и стихи монахов Афона, старцев и святых. Богословские статьи. Смотрите: Новые статьи на портале
Присоединяйтесь к нам в группе ВКонтакте-1 ВКонтакте-2 facebook group, на странице facebook web в Youtube. Рекомендуем сайты: Высказывания о духовной жизни - Жития, притчи старцев
В НАЧАЛО / НОВОСТИ / ПАМЯТИ АРХИМАНДРИТА КИРИЛЛА (ПАВЛОВА). СИМЕОН АФОНСКИЙ. СТАРЕЦ
Памяти архимандрита Кирилла (Павлова). Симеон Афонский. Старец

Памяти архимандрита Кирилла (Павлова). Симеон Афонский. Старец

 

Сегодня два года, как преставился ко Господу старец всея Руси — архимандрит Кирилл (Павлов). Духовник трех Патриархов, множества епископов, священников, монахов, мирян, взращенных батюшкой в духе любви и единения. Остается пожалеть, что за многие годы духовничества прославленного старца о нем не было издано ни одной серьезной книги, кроме общих слов или воспоминаний и сонных видений различных матушек.


В очередной раз невероятно поверхностная публикация на любимом всеми сайте Православие.ру удивила общими словами. Печально, что флагман не может указать подлинные ориентиры. Авторы, которые там печатаются, отлично ориентируются на поверхности, но коснись дело чего-то глубокого, как мы убеждаемся в полном непонимании подлинного Предания Церкви.

Книга Симеона Афонского «Птицы Небесные» взломала этот лед людского безразличия к Спасению.  А сейчас выходит новая книга Симеона Афонского, полностью посвященная старцу Кириллу. Публикуем и уникальные фото старца.

 

 

СТАРЕЦ

Господи Боже мой, в Твой прекрасный мир я вторгался, как не­вежда, полагая его даже не своей собственностью, которую никог­да бы не стал разрушать, а как обязательное приложение к своему существованию. И лишь постигнув, что весь мир в Тебе и из Тебя, Господи, стал бояться по невнимательности своим дыханием уро­нить даже каплю росы с древесного листа, благоговейно принимая в себя Твою неизъяснимую жизнь, как самый невероятный и не­представимый дар.

 

 

 

Сердце человеческое всегда стремится к покою, в то время как помыслы никогда не заканчиваются и являются прямой противо­положностью покоя. Здесь на помощь человеку в борьбе с помысла­ми может прийти только Церковь с ее благодатными Таинствами и, словно чудотворящий и животворящий дар Небес, словно луч вечной жизни - милость Христова в облике христоподобного ду­ховного отца.

Через полгода меня благословили быть пономарем, оставив за мной чтение кафизм, часов и шестопсалмия. Пономарить мне нра­вилось. Теперь я уже не стоял с девушками на клиросе, а прислу­живал в алтаре, где можно было молиться. Расторопным понома­рем, к сожалению, стать мне не удалось. Но я старался выполнять это послушание со всем вниманием и благоговением к престолу Божию, где совершалось Таинство священной литургии. Еще мне нравилось слушать беседы священников, а также рассказы и вос­поминания старого пономаря и старушки-свечницы о церковной жизни прихода. Эта старушка полюбилась мне тихостью характера и светлым ясным лицом, на котором всегда светились затаенным теплом добрые глаза. Вскоре нам прислали второго диакона, груз­ного парня с красивым басом, но у него была какая-то своя жизнь и мы не сошлись.

 

 

 

В отношения между священниками и в церковные дела я ста­рался не входить и не любопытствовать о внутриприходской жиз­ни, что оставило добрую память об этом периоде моего обучения в Никольском храме. А вот с молодым диаконом, отцом Евгением, чуть постарше меня и его женой, я очень сдружился. Лучше и бли­же чем они, у меня, среди верующих церковных людей, никого не было. Еще когда я стоял в уголке храма на службах, стараясь быть незаметным, он подходил ко мне с кадилом и добросовестно овевал меня облаками ладана, что приводило меня в смущение. В один из таких дней, в конце службы, он подошел ко мне и сразу спросил:
 Ты какие-нибудь книги православные имеешь?
В те времена, тем более в глухом Таджикистане, православных книг невозможно было отыскать днем с огнем.
 Есть немного, - ответил я. - Евангелие, “Отечник” и “Откро­венные рассказы странника”. Еще перепечатал сам “Приношение современному монашеству”.

 

 

 

 

 

Он попросил подождать его после службы, чтобы вместе пойти в их дом, который они с женой купили совсем недавно. Они вдвоем вышли из церкви и мы пошли по улице, разговаривая словно ста­рые знакомые. Домик их был чистый, беленький, весь в цветущей сирени и гортензиях, которые посадила его жена. Они поставили чай, сладости, потом показали мне свою небольшую библиотеку. На полках стояли настоящие книги, а также перепечатанные на машинке. Отец Евгений достал с полки “Лествицу” Иоанна Ле- ствичника и протянул ее мне:
 Читал?
 Нет, даже не слышал о ней.
 Прочитай, потом скажешь свое мнение...
Диакон учился заочно в семинарии в Сергиевом Посаде и у него на полке стояли учебники - машинописные тексты, переплетен­ные в виде книг. Я заинтересовался:
 А можно еще учебник какой-нибудь почитать?
 Вот, возьми! Будут вопросы - спрашивай!
Это был учебник “История Русской Православной Церкви”. При расставании мы поняли, что наши отношения установились надолго.

 

 

 

 

 

Все, о чем повествовалось в “Лествице”, глубоко вошло в мое сердце. Мудрость суждений и удивительный язык этой книги за­ставили меня взглянуть на жизнь по-новому, с другой, духовной точки зрения. Вопрос - как жить, чтобы спастись? - отпал сам со­бой. Книга открыла мне ясные и возвышенные перспективы духов­ной жизни. Но те критерии, которые она поставила передо мной, смутили меня своей, как мне думалось, недосягаемостью. Об этом я рассказал диакону:
 Ну, ты совсем не так понял суть книги! - взялся растолко­вывать мне добросердечный друг. - Все то, о чем в ней написано, достижимо и выполнимо! Но для этого нужно как следует по­трудиться!
Он оказался прав, и я часто с благодарностью вспоминал его со­вет и поддержку. А учебник церковной истории я читал с упоени­ем - столько нового мне открылось в истории Русской Церкви. Все учебники диакона по истории Вселенской Церкви стали надолго моим любимым чтением, что мне очень пригодилось в самом не­далеком будущем.

 

 

 

 

 

Отец Стефан, наблюдая за моим воцерковлением, помог мне на­ладить личное молитвенное правило, включающее, кроме утрен­них и вечерних молитв, Каноник и акафисты. Эти акафисты мно­гие годы служили мне большим утешением. Для изучения бого­служения он рекомендовал мне добавить в ежедневное правило чтение служб из каноника, исключая те места, которые относятся к обязанностям священника. В течение нескольких лет это правило являлось для меня опорой в жизни, и постепенно душа начала вы­здоравливать от понесенного наказания за гордыню.
Мне стало понятно: без Исповеди и Причащения невозможно устоять в духовной брани, потому что энергия нападения зла во много раз превышает человеческие силы. Теперь я особенно береж­но начал относиться к периоду после Причастия. Старался побы­стрее попасть домой и начать молиться, пока тепло благодати пре­бывало внутри меня. Тоска и уныние незаметно исчезли, перейдя в полную уверенность в истинности церковной жизни. Но неопреде­ленность жизненного пути волновала меня вновь и вновь периоди­чески возникающим недоумением - как жить дальше?
Жажда молитвенной жизни опять неспешно пробуждалась в сердце, и я как мог прилагал все силы, чтобы утвердиться в молит­венном распорядке. Добрый отец Стефан, приглядываясь ко мне, однажды заметил:
- Что-то ты, Федор, много молишься. Ты делай всего понемногу: и в кино сходи, и телевизор посмотри, и молитву не оставляй!..
Такие советы смущали меня и приводили в замешательство.
События шли своим чередом. Время от времени приходили пись­ма от Виктора. Сначала он сообщал, что учится в семинарии, за­тем, что зачислен послушником в монастырь, наконец, пострижен в монахи и рукоположен в иеродиакона. Он приглашал навестить Лавру, но больше всего обрадовало его предложение представить меня своему духовнику - отцу Кириллу, о котором иеродиакон пи­сал много восторженных строк. Это предложение взволновало мою душу, не забывшую преподобного Сергия, с которым она стала свя­зана неразрывными узами. И сама Лавра с ее старинными здани­ями, крепостными стенами и площадями в цветах казалась среди мирской жизни неземным раем и благодатным прибежищем для уставших душ, ищущих надежной опоры в духовной жизни. После пустыни мои пылкие надежды на самостоятельный поиск спасения стали скромнее, поэтому я с радостью откликнулся на письмо Вик­тора и сказал родителям, что хочу поехать в Троице-Сергиеву Лав­ру повидаться с моим другом. Отцу и матери это сообщение доста­вило много радости, так как они почувствовали в моем намерении нечто большее, вошедшее в нашу жизнь и менявшее ее неуловимо и деликатно. Это было то, что называется Промыслом Божиим.
Иеродиакон, которого теперь звали Пименом, встретил меня со своим новым другом, отцом Прохором. С этим иеромонахом неког­да архитектор сооружал келью схимнику. Высокий приветливый парень с ясными доверчивыми глазами, улыбаясь, благословил меня. Друзья помогли мне устроиться в гостинице для паломни­ков. Внимательно осмотрев мой внешний вид, иеродиакон заме­тил, что мне желательно носить более строгую, черную или серого цвета одежду.
 Но у меня как раз одежда серого цвета! - возразил я.
 Мало ли что! Это ведь джинсы, а нужно носить скромную одежду!
Я не стал спорить, покоряясь его доводам. Монахи отвели меня к мощам преподобного Сергия, и после молитвы возле его раки по­прощались:
 Ты молись, а завтра будь готов идти к отцу Кириллу на испо­ведь.
Со мной был мой Молитвослов и неразлучный Каноник, про­смотрев который отец Пимен посоветовал:
 Пока молись, как тебя благословили в Душанбе, но тебе луч­ше попросить благословение на монашеское правило у нашего ба­тюшки...

 

 

Утром я уже стоял в битком набитой верующими маленькой комнатке для приема жаждущих исповеди и совета у старца. Духо­та стояла страшная, хотя форточка была открыта. Мы были стис­нуты в тесном пространстве, где находились, в основном, женщи­ны разного возраста, но стояли и мужчины. В углу на подсвечнике горело с десяток свеч и возвышался аналой с раскрытой Псалти­рью. Верующие по очереди читали кафизмы. Дверь в нашу комнат­ку периодически открывалась и в нее втискивались другие бого­мольцы. Выходить никому не позволялось, потому что исповедь происходила уже в стенах монастыря, а за дверью присматривал строгого вида бородатый вахтер.
От духоты мне стало не по себе и я решил постоять на воздухе во дворе, чтобы немного отдышаться. Но бородатый вахтер быстро подошел ко мне:
 Вы что тут делаете?
 Вышел подышать...
 А если вы хотите дышать, то дышите с той стороны!
Он схватил меня за руку, быстро вывел через монастырскую проходную и захлопнул дверь.
“Вот это да! Только приехал и уже вытолкали из монастыря!” - возмущался я, уныло стоя возле проходной.
Вахтер в окошке делал вид, что не замечает меня. Там и нашел меня мой заботливый иеродиакон:
 Как ты здесь оказался?
 Вышел подышать, а вахтер вывел меня из монастыря!
 Не обижайся, у него послушание такое!
Это слово мне уже запомнилось. Оно всегда говорилось монаха­ми с особым значением - “послушание”!
Вновь я прошел с иеродиаконом через проходную. Вахтер про­молчал, не глядя на меня. Теперь я уже еле втиснулся в ту же ком­натку. Места почти не осталось и мой друг с усилием припер меня сзади дверью, пообещав, что скажет обо мне отцу Кириллу. Как только я оказался внутри, дверь напротив отворилась и в комна­ту вошло живое солнце - не обжигающее, а согревающее и исце­ляющее своим теплом - солнце добра. Таким я увидел известно­го старца. Его лицо сияло в окаймлении белоснежных волос. Все остальное, кроме удивительного лица, казалось, не имело очерта­ний. Только оно выделялось в солнечном сиянии его мудрых глаз, излучающих нежность и мягкую доброту. Лишь через некоторое время я разглядел, что он был одет в длинную монашескую ман­тию с надетой поверх епитрахилью и крестом на груди. Черный цвет мантии сливался с полумраком дверного проема, поэтому мне запомнилось, прежде всего, сияние его светлого лица. Казалось, что живет только оно, словно лик одного из святых с древних икон.

 

 

 

 

Старец произнес начальный возглас и тихим голосом начал чи­тать чин исповеди для богомольцев. Голос его был глуховатый, с небольшой хрипотцой. Своей кротостью он словно буравом про­никал в покрытое толстой корой греха мое истомленное сердце, освобождая его от тьмы страстей. Его голос уже звучал в каких-то моих сокровенных сердечных глубинах, которые много лет тоско­вали именно по такому голосу и именно по таким интонациям. Как будто мое сердце нашло во плоти ту святость, которую оно тщетно искало в миру среди людей. Слезы невольно потекли по моим ще­кам, волна за волной. Все в комнате расплылось. От хлынувших слез огоньки свечей превратились в радужное сияние. А голос старца звучал и звучал, очищая в душе пласты душевной грязи. “Боже мой! - взмолилось мое сердце. - Ты привел меня к самому любимому, самому лучшему, самому родному батюшке на свете, который теперь для меня дороже родного отца! Слава Тебе, Госпо­ди, слава Тебе!”
Подошла моя очередь. Я вошёл к батюшке на исповедь, спустив­шись на две ступеньки вниз, в еще более маленькую комнату, и опу­стился на колени перед аналоем с Евангелием и крестом. Наконец, я смог разглядеть духовника хорошо: худое лицо с впалыми щека­ми, в уголке носа шрам от ранения слегка прикрывали седые усы. Борода у него была длинная, с тремя косицами, глаза необыкно­венно мудрые и добрые.
Сердцем и душой я уже полностью принадлежал моему старцу, духовному отцу и самому родному человеку на свете - отцу Кирил­лу. Долго и сумбурно я рассказывал о своей жизни, захлебываясь слезами. Духовник внимательно слушал, не перебивая и не зада­вая ни одного вопроса, а затем сказал:
 Нельзя жить в тупике. Нужно расти. Бог долго поливает дере­во, а если не растет, срубает.
После разрешительной молитвы он благословил меня пока про­должать жить в пустыне и молиться, а также исполнять послуша­ние пономаря, но не меньше двух раз в год приезжать к нему на исповедь и принимать участие в послушаниях в Лавре вместе с другими паломниками.
 Батюшка, что мне делать в пустыне?
 Сначала не делай того, чего нельзя делать православному человеку, а потом делай то, что нужно делать, чтобы спастись... - улыбнулся отец Кирилл.
 А что нужно делать?
 Всегда ищи одной правды Божией! Знаешь заповедь: “Блажен­ны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся”? Избегай всякого зла и живи в добре.
 Батюшка, а можно мне начать читать монашеское правило?
 Можно, можно, - согласился он и благословил меня: - Читай главу Евангелия, две главы Апостола, три канона с Акафистом и кафизму. А главное - подвизайся в смирении. Если будут какие-ли­бо недоумения по правилу, твой иеродиакон растолкует тебе все...
Я вышел через другую дверь, словно неся в груди светлый ого­нек свечи. Внутри что-то тихо светилось, согревая душу. У двери меня ожидал мой друг:
 Ну как впечатление?
Я глубоко вздохнул:
 Знаешь, просто нет слов... Лучше него я еще не встречал в жиз­ни человека!
 Ну еще бы! Теперь держись его и будь у старца в послушании! А правило монашеское он тебе благословил?
 Благословил, только у меня много вопросов, в какой последо­вательности и когда его читать?
 Слава Богу! - обрадовался отец Пимен. - Может, тоже мона­хом станешь! Не безпокойся за правило, я тебе все объясню!
Именно в Лавре, под благословением преподобного, под родной рукой старца и в присутствии его святой души я понял то, в чем серьезно ошибался. Святые люди всегда были, есть и будут, несмо­тря ни на какое коммунистическое или иное засилие. Приходилось встречать священников, соблазненных привилегиями и церковной карьерой, но были и такие светильники Божии, как отец Кирилл и множество подобных ему старцев, пронесших несокрушимую веру во Христа через все испытания и оказавших неизмеримую благо­датную помощь множеству верующих. Эти удивительные люди во­плотили в себе совершенное уподобление Христу.

 
Комментарии
Всего комментариев: 3
2019/04/09, 00:49:29
Спаси Господь!
Василий
2019/02/24, 12:48:00
Со святыми упокой Господи, архим. Кирилла (Павлова), и нас помилуй и спаси!
Елена
2019/02/21, 10:14:30
Спаси Господь.
Хорошо видно как старец молится перед ответом, как в книге описано.
Денис
Добавить комментарий:
* Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Последние обновления на портале
Заказать поминание на Афоне
Написать икону на Афоне
Виноградная Лоза Симеона Мироточивого, Афон, Хиландар
Честной пояс Богоматери
Конкурс на лучшую фотографию Святой Горы Афон
Афон, И.А. Гарднер, Впечатления и воспоминания - I
Святая Гора Афон, И.А. Гарднер, Воспоминания - II
Высказывания католиков об Афоне. Божья Гора. Амарандо Сантарелли
Паисий Святогорец
Афонский патерик или Жизнеописания святых на Святой Афонской Горе просиявших
Афонский спецназ. Старец Ипполит (Халин)
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть I
«Лучшее стихотворение об Афоне»
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть II
Паисий Святогорец. Житие - III часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) - IV часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть V
Филофей Коккин Житие Саввы Нового - Часть I
Филофей Коккин Житие Саввы Нового Часть II
Паисий Святогорец Отношение к электронным паспортам
Порфирий Кавсокаливит об антихристе и электронных паспортах
Старец Порфирий Кавсокаливит (Баирактарис)
Павле Рак Приближения к Афону (Одно из лучших описаний!)
Порфирий Кавсокаливит, Часть I
Порфирий Кавсокаливит Поучения Часть II
Сергий Веснин
Афон 1844 Письма святогорца Часть I
Афон 1845 Письма святогорца Часть II
Афон 1846 Письма святогорца Часть III
Афон 1847 Письма святогорца Часть IV
Афон 1848 Письма святогорца Часть V
Афон 1849 Письма святогорца Часть VI
Неизвестные страницы истории
Герасим Менайас
Афон фото
Василий (Григорович-Барский) Странствования
Лучшие фотографии Афона
Житие Илариона - Грузина
Афон: вчера и сегодня
Порфирий (Успенский)
Силуан Афонский
Сергей Соловьёв
Athos
Ученым
История России
Святая Гора XVIII - XX Исторический контекст эпохи
Отзывы о книгах
Анонсы книг
Русский Афон
Нил Сорский
Паисий Величковский
Русские старцы об Афоне
Святые Афона
Старцы Афона
Форум портала Афон
Монах Симеон Афонский
Крест
Сладкое Лобзание
Достойно Есть
Иверская Икона Вратарница Афона
Скоропослушница
Всецарица
Троеручница
Млекопитательница
Страшное Предстательство
Отрада Утешение
Экономисса
Одигитрия
Целителя Пантелеймона
Праведной Анны
Николая Чудотворца
Николы
Икона Георгия Победоносца
Икона Богоматери Милующая
Акафист и икона Божией Матери Игумении Горы Афонской
Икона Богородицы Ктиторская
Богоматерь
Богородица Елеоточивая
Икона Божьей Матери Иерусалимская
Пресвятая Богородица Герондисса
Икона Св. Иоанна Предтечи
Акафистная
Икона апостолов Петра и Павла
Икона Богородицы Мироточивая
Монреальская Иверская икона
Икона Богородицы Одигитрия
Икона вмч. Георгия
Икона Преображения Господня
Афанасий Афонский житие икона
Тихвинская икона
Живоносный Источник
Иерусалимская
Икона великомуче­ника Георгия Зограф
Богоматерь Скорбящая
Мати Молебница
Святыни Афона
Акафист
Матрона Московская
Гавриил Зырянов Икона Акафист
Жития
Русские монастыри скиты
Тайны Афона
Новый Афон
Соловки
Валаам
Троице Сергиев Лавра
Киево-Печерская Лавра
Иеромонах Симон "Тихие песни уединения"
Иером. Серафим (Захаров). Живое предание Афона
Фильм: Игумен архимандрит Евлогий (Иванов)
Закончена публикация писем Сергия Веснина, это, без сомнения, лучшее описание Святой Горы Афон. Мы закончили публиковать Житие старца Паисия Паисий Святогорец Житие. В историческом разделе начата публикация истории строительства Новоафонского монастыря: Новый Афон монастырь в Абхазии на Новом Афоне.

Свобода - это | Свобода | Дверь, которая нарисована на стене | Свобода в Любви | Как стать свободным | Вкус Свободы | Умереть за Любовь| Скорби | Необходимое и лишнее | Нечистая совесть | Окаменевшее сердце | Смерть | Жизнь | Союз двух сердец | Истинная Любовь | Высшая форма Любви | Преданность и верность | Труд сердцем | Прямота и честность | Стойкость и решимость | Умение любить | Верность | Деньги | Богатство | Духовное здоровье | Человек – это | Ум и разум | Ум | Предательство| Улица детства | Язык Любви | Стихи о Любви | Вечная Любовь | Суть Любви | Любовь и правда | Правда| Молитвы| Любовь и страсть | Любовь и жизнь | Цельная Любовь | Здоровье души| Смирение и помыслы| Истинное смирение| Смирение и ум| Смирение и страх| Смирение и мир| Преданность| Катунакия | Каруля | Керасья | Келия Провата | Скит Малая Анна | ... и многие другие тайные тропы Святой Горы...

Монастыри Афона
Великая Лавра Афанасия | Ватопед | Ивирон
Хилaндар | Дионисиат | Кутлумуш | Пантократор
Ксиропотам | Зограф | Дохиар | Каракал | Филофей
Симонопетра | Агиа Павла | Ставроникита | Ксенофонт
Григориат | Эсфигмен | Пантелеимонов | Констамонит

Русские обители Афона| Пантелеимонов монастырь | Старый Русик | Андреевский скит | Ильинский скит | Скит Новая Фиваида | Создание скита Новая Фиваида | Крумница | История скита Крумница | Ксилургу
Пока мы не решились на Добро, стяжание его представляется трудным, но как только мы решимся, трудности отступают. (Монах Симеон Афонский, из устных поучений)

Афон статистика ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi & Илья

При копировании или цитировании текста и фотографий необходимо давать
активную ссылку http://www.isihazm.ru

(В связи с вопросами наших читателей оповещаем, что Монах Симеон Афонский ни в интернете, ни в каких сайтах участие не принимает. Он пребывает в затворе, не принимает посетителей, не имеет страниц в соц.сетях. С Богом!)

Монастырь Дивеево