Главная
Заказать поминание на Афоне
Написать икону на Афоне
Новости
Стихи
Тексты
Переводы
Библиотека
Галереи
Иконы Афона
Поездка на Афон
Паломничество Афон
Монастыри Афона
Что такое Любовь?
Богатство?
Старец
Видео
Аудио
О проекте
Написать письмо
Все комментарии
Молитва
Карта сайта
Поиск
Скоро
28 октября
Святогорские Панигеры: Ватопед - икона Всецарица или Пантанасса
Осталось 7 дней

Афон

 
информационный портал Святой Горы Афон. Все об Афоне. Исторические описания Горы Афон. Советы о том, как организовать поездку на Афон, и отчеты о путешествиях. Паломничество на Афон: карты Афона, описания монастырей, троп и советы для самостоятельных путешественников. Рассказы о старцах Афона и афонских монахах. Переводы рукописей и Житий афонских святых. Фото и иконы Афона. Поучения, притчи и стихи монахов Афона, старцев и святых. Богословские статьи. Смотрите: Новые статьи на портале
Наш сайт в twitter - Присоединяйтесь к нам в группе В Контакте на facebook на странице facebook.isihazm.ru в Youtube. Рекомендуем сайты: Высказывания о духовной жизни - Жития, притчи старцев
В НАЧАЛО / НОВОСТИ / СТАРЦЫ, ПОДВИЖНИКИ, НАШИ СОВРЕМЕННИКИ И ДУХОВНИКИ / АРХИМ. КИРИЛЛ ПАВЛОВ. ВАЖНЕЙШИЙ ПРИНЦИП В ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ - ПОНЯТЬ РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ОБЫЧНЫМ УМОМ И БЛАГОДАТЬЮ
Архим. Кирилл Павлов. Важнейший принцип в духовной жизни - понять различие между обычным умом и благодатью

 

Архим. Кирилл Павлов. Важнейший принцип в духовной жизни - понять различие между обычным умом и благодатью

 

 

Вечером у дверей отца Кирилла я нашел целую очередь мона­хов. Новый келейник батюшки предупреждал всех, желающих попасть на исповедь:
 -Отцы, каждому на исповедь даю только по две минуты, иначе выведу из кельи! Отец Симон, помни - две минуты! - строго пре­дупредил он меня.
Наконец подошла моя очередь. Батюшка ласково обнял меня и накрыл епитрахилью. После разрешительной молитвы он усадил меня напротив и, с теплотой глядя в глаза, сказал:
- Ну а теперь рассказывай поподробнее...
Дверь приоткрылась, и в нее заглянул келейник. Я вопроситель­но посмотрел на отца Кирилла. Он улыбнулся:
 -Давай, давай, говори, я слушаю...
Наиболее подробно старец расспрашивал о действии Иисусовой молитвы, а на мою горячую благодарность за обещанное единение с ним в духе он, помолчав, заметил:
- Об этом пока никому не рассказывай, храни втайне до време­ни, пока не укрепишься. Не торопи события. Сумей закрепить то, что даровал тебе Господь еще в юности. Невозможно увидеть Бога и остаться живым, говорится в Священном Писании. А то, что ты тогда жив остался, просто невероятно. Об этом тебе раньше я не хотел говорить - зелен ты был. А теперь скажу: храни себя в сми­рении, это первое, затем - в мире душевном, это второе, а третье - в рассуждении. Живи осторожно, мудро, “во всяком благочестии и чистоте”..
- Батюшка, если по милости Божией, в сердце родилась непре­станная самодвижная молитва, то что дальше делать? Неужели на этом весь духовный путь и заканчивается?
- Нет, дорогой мой, - мягко улыбнулся отец Кирилл. - Это толь­ко начало духовного пути, так мне говорили еще Глинские отцы. Тот, кто сподобился такой молитвы, должен суметь ее удержать и утвердиться в ней, не возгордиться, жить в крайнем смирении и простоте... Следуй за святыми отцами, и Господь откроет тебе все, что нужно, в свое время.
- Помолитесь обо мне, батюшка, чтобы я смог выполнить ваше святое слово!
 Бог да укрепит тебя, чадо, Своею благодатью и милостью! А теперь я у тебя поисповедуюсь...
Дверь снова отворилась, и в щель просунулось недовольное ли­цо иеромонаха. Увидев, что отец Кирилл исповедуется, келейник осторожно затворил ее. Взволнованный необычностью сказанного, я тихо молился, слушая исповедь старца, поразившую меня мудро­стью его суждений. После исповеди духовник продолжил беседу:
- Расскажи, как дела на Псху и с кем живешь в скиту.
Я поведал о пострижении четверых старичков в монашество в селе и инока Пантелеймона в скиту, а также о приезде иеромонаха, заодно в нескольких словах описав нашу жизнь.
- Бог вас благословит, передай монахам и монахиням от меня поздравления! Только пути у всех все равно будут разные. Иноку по душе Север, если будет проситься, может поехать. Иеромонаху разрешаю строить свою келью. А ты продолжай подвизаться на своей Грибзе.
- Понятно, батюшка. - Я слушал затаив дыхание.
- Хорошо, что к тебе приезжают лаврские отцы. Есть тут жела­ющие поселиться на Псху. Вот, кстати, один хороший иеромонах просится в уединение, поговори с ним. Его зовут отец Филадельф. Познакомься с ним.
- Благословите, батюшка.
Отец Кирилл открыл ящик своего столика и достал конверт:
- Это тебе на обустройство скита и церкви на Псху. А также вру­чаю и сосуды для литургии, их мне подарили в свое время Глин­ские старцы. Благословляю на Псху теперь служить литургии, хва­тит причащать людей запасными Дарами. Старайся приезжать раз в год ко мне, если сможешь. Ты сколько здесь еще пробудешь?
- Несколько дней, отче.
- Приходи ко мне днем, после трапезы, на правило. С Богом!
В который раз я с волнением слушал слова Евангелия, которое проникновенно читал старец своим хрипловатым голосом. При пе­нии “Достойно есть” слезы выступили у меня на глазах: отец Ки­рилл очень любил петь тропари и кондаки Матери Божией. И еще его любимым пением являлся полиелей “Хвалите имя Господне”, где он всегда пел полузакрыв глаза. Братия на правиле тихо под­певала старцу, ведущему пение высоким старческим голоском. Каждый раз чтение и пение отца Кирилла на монашеском пра­виле создавали ощущение удивительного, исполненного благо­дати праздника.


Добрый благочинный вновь, как в прежние годы, записал меня на воскресную литургию, которую возглавил батюшка. Радость общения со старцем и участие в его евхаристических молитвах исторгали из сердца потоки слез, и мне приходилось закрывать лицо большим напрестольным крестом, чтобы скрыть их от слу­жащих иеромонахов. Благодарность Богу за подаренное мне мо­литвенное общение с батюшкой и причащение с ним из одной Ча­ши переполняла мою душу. “Христос посреди нас!” - этот возглас объединил нас поистине не только на словах, но и по духу, скре­пляя духовный союз навеки литургической благодатью и святым Причащением.

 

Сразу после литургии ко мне подошел иеромонах Филадельф. Он мне с первого взгляда понравился: скромный, тактичный, рас­судительный. Иеромонах перевез свою маму поближе к Лавре, как я когда-то своего отца, чтобы выбраться в уединение, и теперь за­нимался ее устройством на новом месте. Мы договорились, что он приедет в скит, когда закончит свои дела, желая остаться в горах навсегда. Многие отцы и братья подходили ко мне и расспраши­вали о горной жизни. Одни монахи одобряли мое уединение, дру­гие не верили:


- Что, отец, небось сидишь под пальмами, загораешь? Мы как- нибудь к тебе приедем в море искупаться...
- Да я не на море живу, а в горах!
- Зачем в горах сидеть, если море есть? - искренне удивля­лись они.


Еще несколько раз я приходил к батюшке на исповедь и беседу. Келейник нас не безпокоил, и мне посчастливилось услышать от старца несколько сокровенных советов, которые удалось записать.


- Важнейший принцип в духовной жизни - понять различие между обычным умом и благодатью. Тогда душа всегда будет вы­бирать благодать и отвергать помыслы. Никогда не верь помыслам, ибо их творец - отец лжи и говорит только ложь. Что такое помыс­лы? Пустая работа ума, которой управляет диавол. Точной карти­ны никогда не будет, и даже внешне правильные доводы все равно являются ложью. Никогда не смешивай благодать с работой ума и не доверяйся его усилиям обмануть тебя!
- А чему нужно довериться, отче?
- Сначала нужно довериться слову духовника, а затем велениям благодати, которая стяжается покаянной молитвой.
- А к чему приводит благодать, батюшка?
- К истинной вечной жизни во Святом Духе, которая дается нам через Господа Иисуса Христа от Бога Отца. Но попасть в нее очень трудно.
- Почему же? - недоуменно спросил я.
 -Потому что необходимо отказаться от личных устремлений и поисков земного счастья. Люди пытаются имитировать благодат­ную жизнь, но все это только изощренные подделки, приносящие разочарования.
Отец Кирилл помолчал и затем продолжил:
- Единая воля Бога на земле, которая хочет всем спасения, - как русло главной реки, реки вечной жизни, все остальное - тупико­вые ответвления, становящиеся болотом.
- А что нужно сделать, батюшка, чтобы не попасть в такое болото?
- Следует до конца жизни возрастать в смирении - оно проходит безбоязненно все искушения... Чтобы духовно расти, нельзя боять­ся ни скорбей, ни искушений. Всегда иди вперед!
- Отче, прежде я держался того, что нужно во всех случаях ожи­дать худшего, тогда никакое дурное обстоятельство не сможет по­хитить душевный мир. А теперь полагаю, что лучше настраивать себя на хорошее и, когда оно действительно произойдет, благода­рить за это Бога! А если не случится, не расстраиваться. Как пра­вильно спасаться? Подскажите!
- Все эти способы всего лишь этапы духовного роста. Но опи­раться на них - значит считать этот мир чем-то стоящим. Если бы он существовал постоянно, то был бы с нами всегда. Но всем нам придется этот мир когда-нибудь оставить, и в этом - его ложь и предательство! Что он такое? Всего лишь “похоть плоти, похоть очей и гордость житейская...”. Лучше держаться одного Бога, Кото­рый никогда не подводит и в Котором нет ни тени изменения! Ищи в Нем мир души - и спасешься...
- А как же заповедь - “Возлюби ближнего как самого себя”?
- Сначала исполни, что сказано: “Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением тво­им. Эта есть первая и наибольшая заповедь”. Вот тогда и ближнего возлюбишь как самого себя! А если начать с ближних, можно силь­но запутаться... А чтобы в этом не запутаться, нужно помнить, что единственная цель жизни на земле - это смирение. А единствен­ная цель духовной практики - покаяние. Кто это постиг в мире ду­шевном - освобождается от всех скорбей еще в этой жизни.
- А после смерти можно спастись, отче?
- Весь этот процесс очищения от грехов должен произойти пока мы живем в теле. После смерти это выполнить невозможно. Тогда нужно уповать только на молитвы Церкви... Поэтому время дорого, отец Симон! Когда дух человеческий достигает здесь, на земле, еди­нения со Христом, он обретает вечную жизнь в Пресвятой Троице. Если с помощью благодати спасешься здесь, то спасешься и там! Теперь уразумел?
 -Уразумел, батюшка! Спаси вас Христос за ваши святые настав­ления... - я с благоговением поцеловал руку любимого старца.

 

Симеон Афонский. Птицы

 
Комментарии
Всего комментариев: 22
2017/04/13, 21:17:14
«Принимать все как от Божией руки...»
Монахиня Евфимия (Аксаментова)
12.04.2017

Вспоминая старца архимандрита Кирилла (Павлова) …
..Много всего сейчас публикуют и будут публиковать - люди делятся воспоминаниями об отце Кирилле....
показалось правильным немного поведать о годах его болезни. настолько - насколько возможно этим поделиться.
в общих чертах. для тех, кому это нужно.
но это, конечно, не все краски к портрету батюшки, не все.
Благодарна всем за слова поддержки, за искреннее, человеческое участие, переживание, заботу.
простите мою нелюдимость. я просто немного потерялась.
никогда нельзя быть подготовленным к уходу тех, кого любишь, даже если они тяжко страдали уже много лет, даже если они выдающиеся люди, даже если заранее обложиться правильными книжками про подвижников и про райские обители...
есть только твой личный опыт и твоя боль.
и есть милостивый Господь, который дает нам всем время преодолеть земное и дорасти до небесного.

НЫНЕ ОТПУЩАЕШИ РАБА ТВОЕГО....
Изнурительной своей, затянувшейся на долгие тринадцать лет болезнью, отец Кирилл, конечно же, подготавливал нас к своему уходу - слишком уж все мы нуждались в батюшке, слишком льнули к нему душою, чтобы лишиться его в одночасье.
Знакомые врачи давно и серьезно предупреждали: здоровье его на пределе, на тоненьком, едва трепещущем волоске, еще немного - оборвется непоправимо. И в последние год-два перед инсультом это становилось все очевиднее: резко снизился слух, движения его, не суетливые, но всегда стремительные и легкие, сменились на более медлительные, осторожные... Он сильно ссутулился, а взгляд.... Этот усталый взгляд, оставаясь неизменно доброжелательным и щедрым на ласку, все более казался сосредоточенным на чем-то своем, внутреннем - вневременном. Не привыкший показывать ни своих состояний, ни, тем более, духовных переживаний, батюшка все чаще не мог сдержать слез на правиле... Да и само правило - классические три канона с акафистом - уже перестал читать во время вечерней прогулки, как было заведено в Переделкине, а просил прочтения келейного - легче собрать внимание. Внимание.... Мобилизуясь в клети своего сердца, он словно готовился к чему-то очень важному, ответственному.

... Несовместимый с жизнью инсульт - таков был приговор медиков. Изрядно промерзшие во фронтовых окопах легкие должны были сыграть свою роковую роль в угасающей жизни старца. Так обычно и бывает - прикованный к постели человек, если и живет еще какое-то время, то ровно до той поры пока не дадут сбой его легкие, нуждающиеся в движении, - это и подводит последнюю черту.... Но его ситуация не стала «обычной». Как не был «обычен» в своей премудрой простоте и он сам.
Первые месяцы после инсульта... Парализация всей левой стороны, высокая температура... Батюшка часто бредил.... Казалось, болезнь украла у нас нашего духовника, навсегда и непоправимо изменив его внешний облик, исказив и двигательные, и речевые функции.... И вот мы, испуганные и растерянные, в какой-то момент спрашиваем его о том, где бы он хотел быть погребенным, если день смерти окажется не за горами.
- У меня есть начальство, чтобы думать об этом - вдруг произносит он в
свойственной ему рассудительной манере, даже с какою-то полуулыбкой на лице: «экие вы, однако, чудаки - нашли о чем переживать»! И мы внутренне ликуем - вот он, наш батюшка! Прежний! Никуда не делась спокойная взвешенность его суждений! Никакой инсульт, никакая немощь, обнажая сокровенные тайники его души, не откроют нам и впредь ничего такого, что противоречило бы его иноческому смирению.
Вспоминается случай из середины 90-ых, когда знакомые пригласили батюшку в небольшую заграничную поездку. Он находился тогда в Переделкине и, прежде чем дать ответ приглашавшим, позвонил «начальству» в Лавру - своему отцу наместнику. Наместник был в отъезде по делам, и отец Кирилл отправился за благословением к настоятелю здешнего Подворья. Когда же и того не оказалось на месте - батюшка почтительно и с благодарностью за приглашение отказался от «самовольной» поездки, хотя никто - ни наместник, ни настоятель не воспрепятствовали бы такой поездке из уважения к личному желанию старца.
В этих «мелочах» - весь отец Кирилл.
Потому-то с такой благородной покорностью примет он свои последние испытания болезнью и лишь скажет нам, ободряюще: «Делайте то, что велят врачи». Больше он никак не комментировал происходящее - только безмолвно повиновался и терпел. А терпеть было что: бесконечные капельницы, процедуры, врачебные обходы, хлопоты медсестер и наши хлопоты, имевшие целью обеспечить правильное питание, уберечь от коварных пролежней, соблюсти нормы гигиены.... Временами эти первые восемь месяцев (часто - в отделении реанимации) казались пыткой. Напряжены и взволнованы были все - и медики, и лаврская братия, и мы, сестры, хлопочущие у его кроватки, и просто люди, переживающие за своего дорогого наставника за воротами больницы.... Ведь смерть действительно стояла рядом, буквально дышала в затылок. Но спасала эту крайне напряженную ситуацию, думается, вовсе не наша любовь к батюшке, а именно его большая любовь.
Прежде всего - любовь и преданность Христу, которая давала отцу Кириллу силы принимать все как от Божией руки, любить и жалеть всех нас.
Нам же служила огромным подспорьем в те первые, труднейшие времена, его кротость, какое-то глубинное целомудрие во всем. Он ни разу ни в чем не попрекнул нас, не выразил раздраженного недовольства. Как-то мы даже сами попросили его быть менее сдержанным и дать волю эмоциям, если это способно обеспечить ему вполне объяснимое человеческое удовлетворение. «Но как же вы? - недоуменно возразил батюшка, - ведь вы не железные!».... Он совсем не думал о себе. Он просто не умел этого делать. Понимая, насколько деликатно и слаженно должна организовываться теперь ситуация вокруг его одра, он мудро самоустранился, отказавшись от «мнений», не смея повелевать и указывать. Так он поступал всю свою жизнь, а теперь - как будто уступил и само свое тело. Он доверял Богу, который силен и Сам управить ситуацию в нужное русло, вразумить и всех нас, тем более, что каждому человеку нужен свой срок для понимания многих вещей.
Это кроткое самоустранение, как показало время, было единственно мудрым решением, оно и заложило тот фундамент, на котором построился многолетний мир между всеми нами.

Сила духа в едва живом его теле не угасала: батюшка, а он первые пять-шесть лет еще достаточно активно контактировал с внешним миром, следил за нашим душевным состоянием - подбадривал, когда чувствовал, что уныние или усталость одолевают. Он и шутил, и искренне радовался приездам посетителей, братии; ночами мы наблюдали как слабенькая правая рука его возносится для крестного знамения - он поминал, как сам признавался, «всех тех, кто просит» его об этом.... Порой удрученно вздыхал: «Я уже не могу быть полезен людям». Тут он ошибался - он оставался «полезным» и невероятно нужным в любом состоянии...
Многих согревала сама мысль о том, что в Переделкине по-прежнему живет и молится отец Кирилл.

Один или два раза за все тринадцать лет он попросил «хлебушка»... Воспоминания об этом разрывают сердце. Старец должен был питаться через специальную стому в желудке - это, при нарушении глотательной функции, было единственным условием нормального функционирования его организма. Только причащался батюшка через уста, принимая Кровь Христову.... Обычный же прием пищи оказался уже невозможен. И, видимо, когда батюшке становилось совсем трудно - естественное человеческое желание ощутить во рту вкус хлеба согревало его... Мы не могли исполнить это желание, со слезами объясняя ему причину... Он все понимал. Да и просил-то шепотом, едва слышно, с нежностью.... Всего дважды. И перестал - чтобы не травмировать больше нас....
А как-то мы стали свидетелями.... Он говорил самому себе, не подозревая, о слушателях рядом: «Смириться, смириться, надо смириться до конца...».

Многие, расспрашивая о самочувствии батюшки, желали узнать от нас что-то необычайное, грандиозное, наполненное мистическими или пророческими смыслами... Не отсюда ли, из этих потребностей, бесконечные слухи о каких-то его якобы предсказаниях о грядущих военных бедствиях и потрясениях? Не отсюда ли разговоры о том, что перед смертью он «предрек» нечто ужасное и чуть ли не встал со своего одра?... Что тут скажешь? И стоит ли опровергать то, что в любом случае найдет почву для своих мятущихся домыслов?
Мистическое, таинственное конечно же было. Мы невольно оказывались свидетелями проявлений той тонкой области его духовной жизни, которую батюшка, будь он в силах, конечно же скрыл бы от посторонних глаз. Но не было в мистической жизни этого, исполненного смирения и любви подвижника ничего, что поколебало бы чей-то мир, посеяло бы в сердце тревогу, смятение, страх....
Преданность своему Спасителю, дух евангельский в каждом взгляде, слове и поступке - разве не это самое главное!?
К разочарованию некоторых «ревнителей благочестия» - не принимал отец Кирилл и схимы, подчиняясь тут давней лаврской традиции. Он и при здоровье своем относился к разговорам о схиме с простодушной улыбкой: дескать, какой, из меня схимник - целыми днями с народом, в суете. В этом простодушии опять же усматривалась его спокойная трезвость, его нежелание искать чего бы то ни было «высокого», исключительного для себя. Зачем? Что это может прибавить лучшего к тому, что уже получает человек, приобщаясь к Слову Божию?
Зато его повседневная нагрузка в Лавре была действительно исключительной, мягко говоря, немыслимой. Бесконечные исповеди то в «посылочной», где его ожидали толпы людей, то в академии - преподавательский состав и студенты, то в келье, где иные посетители засиживались порой до двух часов ночи.... При этом отец Кирилл никогда не пропускал «братский», поднимаясь чуть свет; нес многие годы казначейское послушание, требующее большой ответственности и напряжения, писал бухгалтерские отчеты, сам печатал ставленнические грамоты и т.д., и проч.... В общем, «тянуть четки» и запираться в келье для созерцания было некогда.
Радушие его и доброжелательность располагали к батюшке невероятно... И подчас посетителям не приходило в голову, что нужно было его попросту поберечь....

Приглашения Святейшего патриарха почаще бывать для отдыха в Переделкине отец Кирилл принимал с благодарностью. Тем более здоровье постепенно сходило на нет, силы действительно убывали. Но и Переделкино стало местом народного паломничества: люди шли и шли к батюшке за советом, часами простаивая у ворот резиденции - принять всех желающих не всегда удавалось сразу.
Батюшка неизменно просто и добросовестно нес и в Переделкине свое послушание духовника, а все его «своеволие» выражалось только в неистребимом желании помочь кухонным сестрам справиться с послеобеденным мытьем посуды. Отказать ему в этом было невозможно.... Своей готовностью услужить, радостно разделяя с нами все наши житейские превратности, он объединял и воодушевлял наш иноческий коллектив - а мы были взяты на послушание в Переделкино из разных монастырей. Надо ли объяснять сколько тепла вложил он в душу каждой сестры, каким ценным примером истинного монашества стало для нас соседство с лаврским духовником! Мы никогда не видели его ни раздраженным, ни разгневанным, ни повышающим голоса....
А еще были письма, письма и письма - бесконечные потоки человеческой скорби и недоуменных исканий.
Но были у отца Кирилла и те утренние часы, когда склонялся он над раскрытым Евангелием и долго, вдумчиво и неспешно напитывал им свою душу. Дорогого стоили для него эти часы. Как-то мы заметили, что над одним евангельским отрывком размышлял он несколько дней.... Книга лежала у батюшки на коленях, а он то склонялся над священным текстом, то отрешенно отводил взгляд к окну, где щебетали возле кормушек непоседливые и любопытные синицы.
Так, с Евангелием в руках, и встретил он в декабре 2003 свой инсульт.

Однажды, еще до болезни, он признался, что хотел бы умереть во время исповеди. Он действительно всею душой любил исповедовать людей - «старчествовать» не любил, а исповедь считал делом наинужнейшим, радуясь, когда люди искренне каялись, и день проходил плодотворно, и, скорбя, когда не встречал в приходящих к нему «никакого интереса к благочестию», а только неугомонное желание получить «прозорливые» ответы...
Последние пять-шесть лет своих страданий он уже практически не говорил.
Правда, незадолго до поры молчания, предупредил нас - спрашивайте сейчас о чем есть необходимость спросить, иначе - уже не смогу... Но о чем еще можно было бесконечно докучать этому страдальцу? О чем спрашивать, когда ничему не научило нас ни его великое смирение, ни примеры христианской кротости, которые видели наши глаза?
Мы все слишком много говорили в его келье, говорили и говорили - о своем, о наболевшем и, казалось, таком важном, неотложном... Говорили, но порой не слышали его ответную тихую речь или считали ее слишком уж понятной и обыкновенной. Люди всегда ждут ощутимого, способного потрясти, ошеломить. Им нужны слова, много слов - слов, которые разложили бы по полочкам все в их личной судьбе, предостерегли бы от ошибок, обеспечили бы гарантированным успехом их начинания....
Но ведь главное чудо совершается неприметно, за словами, за всем видимым! А в шуме своих суетливых чаяний и неумолкающих разговоров мы не умеем прочувствовать этого главного, едва уловимого, евангельского....

И вот - наступило время и нам пришлось учиться жить в тишине его безмолвного страдания. Учиться прислушиваться к своему сердцу - там, в глубине сердечной, можно было нащупать ниточки, связывающие нас воедино, найти те ответы, которые подавались душе после серьезного, тяжелого, но необходимого внутреннего труда - тем они и были ценны.
А батюшка? Последний год был для него особенно тяжким. Он задыхался... Кислородная маска требовалась ему постоянно. Приборы, помогающие его легким и бронхам делать свою работу, практически не выключались. Все чаще можно было услышать его стоны - хриплые, протяжные.... Но под маской он, как правило, лежал беззвучно...
Анализы крови показывали серьезные ухудшения, и бедные наши доктора, с любовью и трепетом все эти годы следившие за самочувствием своего необычного пациента, с горечью пожимали плечами... Что еще можно было сделать для нашего дорогого страдальца, который и так превзошел своим терпением все мыслимые и немыслимые рубежи человеческих возможностей!?
Время его освобождения приближалось...

В день Сретенья в келье отца Кирилла была отслужена последняя литургия, батюшку причастили... Вспоминалось, как всегда проводили мы в Переделкине этот праздник вместе, пели вечерами любимые его сретенские запевы - мелодичные, содержательные... Как батюшка, нацепив очки, бодро и с подъемом тянул:
"О дщи Фану́илева!/ Прии́ди, ста́ни с на́ми и благодари́ Христа́ Спа́са, Сы́на Бо́жия...".
Мы сбивались, пели местами неслаженно, но праздничное воодушевление отца Кирилла, казалось, ничем нельзя было смутить... Что ему неслаженное пение? - человеку, всю свою жизнь носившему на плечах нашу несуразность, никчемность, греховность, терпевшему наши разные характеры и нравы.
Вечером, в канун Отдания Сретенья, батюшка стал сильно задыхаться.
Но так случалось неоднократно и мы надеялись, что и на этот раз все нормализуется - хрипы утихнут... В течение получаса еще совершались попытки как-то настроить приборы, поудобнее подержать кислородную маску... И вот, хрипы и вправду утихли - сердце его остановилось, прекратилось и дыхание. А на электронном пульсометре появилась длинная горизонтальная линия.
Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко...

Он ушел тихо и скромно... Как жил, так и ушел. Сочувствуя любому человеческому труду, он и умереть подгадал именно на Масленице - на той неделе церковного календаря, которая и сама по себе предполагает щедрое угощение. И Лавра, его дорогая Лавра не подвела - люди, ради которых он жил все эти годы, были как следует накормлены на поминальной трапезе....
Великопостные дни растворили в своих глубоких богослужебных переживаниях скорбь нашей человеческой потери. И в этом также есть что-то закономерное, так родственно перекликающееся с настроением батюшки, который никогда не хотел заслонять собою главное для приходящих - Господа Спасающего. Пусть Великий пост, как и положено, будет временем нашего внутреннего обновления, нашего приуготовления к празднику победы Жизни над смертью!
Вот и весна нынче ранняя - заторопилась словно, заспешила к Великому дню Пасхи, защебетала синицами, расщедрилась на солнечные, благостные дни....
И хотя мы, по слову святителя Игнатия (Брянчанинова), настолько привыкли к весеннему пробуждению природы, что «видя чудо, уже как бы не видим его», нынешний март оставить без ощущения чуда и праздника не может.
А праздник этот начался еще там - у Святых Врат монастырских, когда под протяжное «Святый Боже» и торжественный гул большого колокола гроб лаврского духовника взмыл ввысь на сильных руках братии...
И снова оказался отец Кирилл на своем месте - в Лавре, в окружении воинства иноческого. И снова - среди множества народа.
К могиле его, утопающей в цветах, снова несут люди свою боль, пишут на обрывках тетрадных листков записки, бережно пряча их среди веток хвои - чтобы только батюшка прочитал... И все мы, как и прежде, равно дороги и нужны ему: митрополиты и послушники, профессора и студенты, одинокие старушки и супружеские пары, несчастные и успешные, бесхитростные и сложные, знаменитые и забытые всеми....
И так и должно быть.
Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа!?..
Монахиня Евфимия (Аксаментова)
Николай П.Т.
2017/03/15, 09:37:56
Есть ли еще сейчас где-то такие старцы?
Феодосия
2017/03/01, 21:08:51
БОЛЕЗНЬ
Из рассказов келейницы архимандрита Кирилла, монахини Евфимии (Аксаментовой)
С любовью принимать жизнь такой, какая она есть.
Вспоминаю себя, тогдашнюю, двадцатилетнюю.… Со всем своим эгоизмом, неотесанностью, пылкостью, со всеми этими мучительными переживаниями о несовершенстве мира, недовольством….
А если его начинаю вспоминать, то всегда ровного, почтительного ко всем, радостного, кроткого и доброжелательного…. А ведь прошел через голод, коллективизацию, войну, через весь этот маразм и агрессию жизни в атеистическом государстве…
Почему с ним всегда хотелось побыть рядом, хотя бы поглядеть на него тихонечко?… Или нечаянно услышать, как он что-то напевает в келье, разбирая почту? Или подглядеть, как он кормит с рук синичек и белок?.. Или как усталый, но неизменно мирный, возвращается в два часа ночи из местной крестильни, поисповедав человек эдак триста…
Он с любовью принимал эту жизнь такой, какая она есть, со всеми ее тяготами и несовершенством. Не знаю, чего здесь было больше — голубиной простоты многолетнего опыта скорбей и испытаний или змеиной мудрости просветленного сердца, вкусившего высших благ?
Вот и сейчас — он не безвольный раб выдающихся технических достижений эпохи, продлевающих его земную жизнь — он снова и снова, осознанно и любовно принимает то, что ему выпало понести. И несет.
Нужно долго болеть — значит, нужно. Значит, принимаю.
И жизнь, она ведь не просто течет в таком случае — она преображается.
Вот и еще один День Ангела встретили, дорогой наш Батюшка, с тобою…
22 июня 2016 года.
Манная каша.
Сегодня я не дежурила ночью у постели больного, а спала. Мы чередуемся так — двое делят ночь пополам, третий — отсыпается. Затем отсыпается другой, потом — следующий…
А по утрам у нас каша. На разведенном козьем молоке, т.к. с молоком батюшка, в принципе, не дружит — врачи не велели, и с молочными кашами — тоже.
Однако тяжелая болезнь внесла свои коррективы и, потеснив предшествовавшие ей недуги, милостиво благословила нам водянисто-молочную продукцию и простоквашу на полдник.
Как чередуемся по утрам мы — так чередуются и каши. То овсянка, то прокрученная в блендере гречка, то манка. Все — молочные, вкусненькие. А то! Должен же быть у человека человеческий завтрак — не такой, как обед, и не такой, как ужин…
Сегодня я варила батюшке манку. 350 г воды с молоком, две ложки без верха крупы, соли, сахарку…
Каждый раз я реву крокодильими слезами, когда варю эту манную кашу.
Потому что это единственное блюдо, которое ему всегда хотелось (в пору его относительного здоровья) и о любви к которому мы ничегошеньки не знали. Потому что он ничегошеньки никому о своей симпатии к манной каше не говорил. Молчал как партизан. Зачем людей беспокоить?..
Лишь однажды, несколько лет назад, мать Архелая нечаянно заметила, что батюшка взял да и съел тарелочку манки, которая по недоразумению оказалась напротив него. Съел вместо привычных монашеских картошки-рыбки-огурца.…
— Представляешь!.. — шептала мне после того завтрака Архелая, — съел, и с аппетитом!
— Мдя… - философично вздохнула я, — наверное, из любезности, чтобы повара не обидеть, ты же знаешь — ему молочное противопоказано.…
— Ну да.
И мы зареклись больше не подставлять старцу вредоносных и губительных яств на трапезе.
Потом, когда батюшку парализовало, сопровождавшая его в отпусках Любовь Владимировна тоже призналась, что лишь в последние три-четыре года перед инсультом, когда они стали жить в Крыму уже не в частных домах, у знакомых, а в лечебных профилакториях, она заметила, с каким интересом батюшка иногда поглядывал в сторону манной каши… Ее приносили в двух фарфоровых мисочках для отца Агафодора и для Любы — меню у всех было индивидуальным и манка не входила только в рацион отца Кирилла, которому вечно чего-то было нельзя и чего-то не положено.…
Слава Богу, внимательная Люба, которая, собственно, всегда и сражалась за непогрешимый рацион, поняла тогда, что для манки можно сделать и исключение. И батюшке тоже стали иногда приносить на завтрак фарфоровую мисочку.
Я так рада, что он, дорогой наш молчун, всегда боящийся кого-либо собою обременить, ел свою любимую кашу хотя бы в сентябре, во время скромного монашеского отпуска…. Хотя бы только в сентябре.
Потому как в Переделкино он никому не смел сказать про свои желания, при всей своей открытости, жизнерадостности и простоте. Темы «о себе», «про себя» и «для себя» для него не существовало. Он даже и не знал, что такое иногда можно было бы себе позволить.
Хотя бы для того, чтобы осчастливить меня — подчас ломавшую голову над тем, чем бы земным, человечьим и бесхитростным его поддержать.
Ведь ни на что духовное я способной не была….
А он? Он всегда, всем и всему был рад. И — светился. И ничего себе не просил. И всем был доволен. Очень любил в «Отечнике» сказания о Пимене Великом читать.… Помните, это тот, который положил себе на сердце, что уже давно умер? тот, что голову задремавшего на службе брата положил себе на колено, а не стал его, бедолагу, будить и стыдить?..
Иногда я снова и снова задаю себе вопрос: что же все-таки это такое — монашество, преподобие?..
Оно, как и все по-настоящему значительное, сокрыто в пустяках. Вот хотя бы в этой манной каше. Которой он так и не дал себя порадовать.
Сегодня мы варим ее, конечно. Но дается она больному через зонд, прямо в желудок — все тринадцать лет болезни - ни вкуса воды, ни вкуса еды, он уже не имеет возможности ощутить.
Из проповеди отца Кирилла:
«К покаянию мы должны располагаться не слепым подражанием примеру других, не безотчетным последованием издавна заведенному обычаю, а сознанием своей греховности и отвращением ко греху.
Кто обращается к покаянию, следуя давно заведенному обычаю, подражая примеру других, того покаяние всегда оказывается бесплодным, такой человек каждый раз кается, но в жизни своей нимало не исправляется: едва только выйдет он из сей купели, как опять погружается в греховную тину и принимается за свои беззаконные дела.
Прибегающий же к покаянию от сознания гибельности своего греховного состояния и отвращения ко греху сгорает от желания развязаться с грехом, оставить путь порока и встать на путь добродетели".

Большой грех, выдумывать и вкладывать в уста известного духовника, ложные словеса, тем паче — словеса, предполагающие какую угодно интерпретацию, распаляющие тревогу… и волнение.
Отец Кирилл уже неоднократно становился своеобразным «рупором» нахрапистого невежества тех, кто вообразил себя борцами за чистоту православия. Что тут скажешь?.. И кто из нас имеет слышащие уши?..
Монах, чей долгий жизненный путь был пройден в достоинстве «нетленной красоты кроткого и молчаливого духа»; как добрый сеятель сеющий вокруг себя лишь апостольское слово о мире и любви (ни толики отсебятины!) — превращается то и дело на моей памяти: то в трибуна народного негодования (по любому поводу), то в икону массового противостояния (неважно чему), то в глашатая каких-то лютых эсхатологических откровений (потому что жить в простоте и радости — духовно более сложная задачка, чем ожидание катастроф).
Так и живем. Спешим, суетимся, боимся, выдумываем и — говорим, говорим, говорим и всё пустое.…
А он любил Христа. Верил Ему. И умел слышать Его Слово. Поэтому так велик, прост и прекрасен он сегодня в своей непростой болезни и в своем молчании.
Из проповеди отца Кирилла:
«Надо уметь владеть своим языком. Иметь воздержание в слове. Невоздержанное, необдуманное слово гордого человека может вызвать раздражение. Немощного — соблазнить. Болтливого может привести к осуждению и клевете.
У невоздержанного в слове человека, когда он находится в гневе, всегда сыплются изо рта бесчисленные всякие поношения, укоризны на людей — даже ближних, даже ни в чем неповинных.
Невоздержанный в слове человек, оказавшись в беде, изливает целые потоки ропота и жалоб на всех и на вся. При довольстве, напротив, изливается бесчисленное количество хвастовства, самохвальства, самодовольства и превозношения (…)
А поэтому надо внимательно следить за тем, что мы говорим. И о чем говорим. Наше слово должно быть только доброе, только к назиданию, только к прославлению имени Божьего".
ОТПЕВАНИЕ.
«…Последние годы Господь, сохраняя физическую жизнь отца Кирилла, вывел его из общения с миром. Это был какой-то особый затвор. Он ушел из этого мира, оставаясь еще физически живым человеком.
Многие не понимали, почему так произошло со старцем. Но это тоже был некий Божий знак.
Он был нужен даже тогда, когда уже не мог говорить с людьми, и многие приходили к отцу Кириллу, чтобы просто постоять у его ложа, прикоснуться к его руке.
Он продолжал служить людям своим безмолвием, своей болезнью, своей отрешенностью от этого мира".
Из слова Патриарха перед началом чина отпевания архимандрита Кирилла в Успенском соборе Троице-Сергиевой лавры 23 февраля 2017 года
+ + +
«Архимандрит Кирилл (Павлов) привел меня в монастырь и воспринял при постриге как духовный отец. Под его непосредственным руководством я воспитывался в течение 20 лет в Троице-Сергиевой Лавре.
Я всегда очень уважал и любил его за то, что он был образцовым христианином (не говорю — монахом, потому что истинное значение монашества не каждый понимает), исполненным любви. Кто бы ни приходил к архимандриту, какими бы люди ни были обременены скорбями, проблемами, трудностями — все покидали его обновленными.
Он не был философом, мудрецом, но говорил простые слова, наполненные тем, чем мы не можем наши слова наполнить…"
Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий
+ + +
«Он всегда оставлял человеку право на ошибку»
Протоиерей Павел Великанов
«…Похоронили отца Кирилла (Павлова). Столько, сколько он знал о «церковной изнанке», уверен, не знал никто. Даже всё вместе взятое священноначалие. И что же он сделал с этим? — Победил собственной святостью. Он делал чужой грех — своей болью. Которую передавал — Христу. Он никогда не глумился над чужими падениями: он всегда оставлял человеку право на ошибку. И когда ты приходил к нему с дерзким грехом — его отношение к тебе не изменялось, лишь только скорбь в глубине старческих глаз становилась еще немного больше.
Те тысячи людей, которые приехали отовсюду — и из-за рубежа — попрощаться с ним — лишь малая капля от числа тех, кто был им отогрет от заморозки греха. Он не был ни миссионером, ни богословом, ни блестящим проповедником, ни эффективным администратором, ни монахом-исихастом. Он просто был… собой: не пытаясь жить в чьем-то образе, выполнять чьи-то установки и директивы. Он был влюблен в Евангелие — и Того Христа, о Котором — в нем и говорится. Он знал, что Церковь — в том числе и Русская — самое главное, что она Христова. В ней Христос — Хозяин: внимательный, бережный, любящий — и ревностный. И из опыта отец Кирилл знал, как мастерски Спаситель разбирается с проблемами — не надо только Ему мешать в этом — даже из самых благих побуждений…
Этот совершенно неприметный ни в каком отношении монах — «заквасил» Церковь второй половины ХХ — начала XXI века — «заквасил» в смысле главной, глубинной тональности ее жизни. Но теперь он — ушел — как бы сказав каждому из нас: «Детки, теперь давайте — сами, вы уже — взрослые!» Протухнет ли в наших руках эта закваска, или еще больше всё переквасит — теперь выбор каждого из нас".
Николай П.Т.
2017/02/22, 10:03:15
Как печально, когда отходят ко Господу такие старцы и жизнь меняется на глазах, мир рушится.
Феодосия
2017/02/21, 12:42:21
Вечером 20 февраля 2017 года в Переделкино, на 98-м году жизни, после продолжительной болезни преставился ко Господу многолетний духовник Свято-Троицкой Сергиевой лавры, духовник Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II архимандрит Кирилл (Павлов).

Архимандрит Кирилл (в миру Иван Дмитриевич Павлов) родился 8 октября 1919 года в Рязанской губернии.
Отец Кирилл редко упоминал что-либо из своей мирской жизни. Известно лишь из одного интервью, что родился и вырос он в верующей крестьянской семье. Но, по его словам, «с 12 лет жил в неверующей среде, у брата, и растерял свою духовность».
В молодые годы работал технологом на металлургическом комбинате, в армию был призван в конце 1930-х годов. Служил в пехоте.
Участник Великой Отечественной войны в звании лейтенанта, участвовал в обороне Сталинграда (командовал взводом), в боях возле озера Балатон в Венгрии, закончил войну в Австрии. Демобилизовался в 1946 году.
Во время войны обратился к вере. Вспоминал, что, неся караульную службу в разрушенном Сталинграде в апреле 1943 года, среди развалин дома нашел Евангелие, с которым уже не расставался.
По окончании войны поступил в Московскую духовную семинарию, которая тогда располагалась в Новодевичьем монастыре в Москве, впоследствии окончил и Московскую духовную академию. С этого времени его жизнь была связана с Троице-Сергиевой лаврой.
25 августа 1954 года он был пострижен в монашество. В том же году окончил Московскую духовную академию и был рукоположен 8 октября во иеродиакона, а затем ― во иеромонаха.
Был пономарем, потом казначеем обители. С 1965 года ― духовник братии Лавры. Был возведен в сан архимандрита.
По свидетельству современников, у него исповедовались в свое время Патриархи Алексий I и Пимен; был духовником Патриарха Алексия II, в связи с чем переехал в Патриаршую резиденцию в Переделкино. Продолжал духовно окормлять монахов Лавры, принимал многочисленных верующих.
В начале 2000-х со старцем случился инсульт, который сначала обездвижил его, а затем практически лишил возможности общения с внешним миром. Прикованный к постели, мужественно терпящий свою болезнь, он не искал поддержки и утешения, но в краткие моменты, когда силы возвращались к нему, сам поддерживал и утешал окружающих.
Автор многочисленных проповедей и поучений. Наставник молодых монахов, принявших постриг в Лавре. Много писал в эпистолярном жанре, ежегодно отправлял архиереям, священникам, мирянам, духовным чадам и даже малознакомым людям до 5000 писем с поздравлениями, наставлениями и назиданиями.
ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ АРХИМАНДРИТУ КИРИЛЛУ!!!
Николай П.Т.
2017/02/03, 09:36:49
Спаси Вас, Господи, уважаемый Николай П.Т.!
Феодосия
2017/02/01, 19:51:49
Книга Бытие 6:2
"тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал"

Это – одно из труднейших для толкования мест из Библии; главная трудность его заключается в определении того, кого здесь должно разуметь под «сынами Божиими». Одни, преимущественно иудейские раввины, основываясь на филологическом значении корня (Божий), видели здесь указание на сыновей вельмож и князей, вообще высших и знатных сословий, будто бы вступавших в брак с девицами низших общественных слоев. Отсюда, термин «сыны Божии» в араб. тексте переведено – filii illustrium, в таргуме Онкелоса – filii principium, у Симмаха – υἱοὶ των δοναστεύοντων. Но это объяснение не выдерживает положительно никакой критики, будучи совершенно произвольным и не объясняющим дальнейших последствий указанного факта.
   Большинство других иудейских и христианских толковников древности, вместе с рационалистами нового времени, под «сынами Божиими» разумеют Ангелов. Будучи обстоятельно развито в апокрифических книгах – Еноха и Юбилеев и в сочинениях Филона, это мнение в первые века христианской эры, пользовалось такой широкой известностью, что его разделяли даже многие из отцов и учителей Церкви (Иустин Философ, Ириней, Афинагор, Климент Александрийский, Тертуллиан, Амвросий и др.). Хотя и верно, что под термином «сынов Божиих» Священное Писание иногда, преимущественно в поэтических отделах, разумеет «Ангелов» (Иов. 1:6, 2:1, 38 и др.), тем не менее, как самый контекст данного повествования и его положительно-исторический характер, так и филологическо-догматические требования не позволяют стать на сторону этого мнения.
   Единственно правильным, счастливо избегающим недостатков двух вышеуказанных мнений и удовлетворяющим всем филологическим, текстуальным и историко-догматическим требованиям считаем мы третье мнение, по которому под «сынами Божиими» следует разуметь благочестивых «сифитов». На стороне его стоит большинство прославленных своими экзегетическими трудами отцов Церкви (Иоанн Златоуст, Ефрем Сирин, блаженный Феодорит, Кирилл Иерусалимский, Иероним, Августин и др.) и целый ряд современных ученых экзегетов (во главе с Кейлем).
   Мнение это вполне оправдывается филологически, так как название «сынов Божиих» в Священном Писании обоих Заветов (Втор. 14:1; Пс. 72:15; Прем. 16:26; Лк. 3:38; Рим. 8:19; Гал. 3и др.) нередко прилагается к благочестивым людям. Этому благоприятствует и контекст предыдущего повествования, в котором при исчислении потомства Сифа во главе его поставлено имя Бога, почему все сифиты представляются как бы Его детьми. Еще решительнее то же самое указывает заключительный стих 4 гл., где (Быт. 4:26) говорится, что в дни Еноса сифиты начали торжественно призывать имя Господа и сами называться в честь Его «сынами Божиими». Наконец, за это же говорит и самый характер браков, заключенных между сынами Божиими и дочерьми человеческими: по смыслу употребленного здесь библейского выражения – это не были временные и противоестественные связи (каковые только и могли быть сношения Ангелов с женами), а обычные браки, правильные юридически, хотя и пагубные по своим моральным последствиям.

"что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал"

Если мы припомним, что при характеристике каинитянок физическая красота и чувственная прелесть стояла на первом плане (Ада, Цилла, Ноема), то станет ясно, что здесь бытописатель говорит именно о каинитянках. При таком понимании «сынов Божиих» и «дочерей человеческих» мы вполне выдерживаем и данное в тексте противопоставление их: как те, так и другие – представители одного и того же первобытного человечества; но, будучи сходны по природе, они противоположны по своему духовно-нравственному настроению: «сыны Божии» были выразителями всего доброго, возвышенного и хорошего; дочери человеческие, ведущие себя соблазнительно – олицетворение земных чувственных интересов. Со временем противоположность нравов исчезает – сыны Божии смешиваются с дочерьми человеческими, чем стирается грань между добром и злом и дается полный простор господству низших, чувственных интересов плоти в ущерб высшим интересам духа.
__________________________________________________________________

Вопрос:
Бытие (6:1-4): сказано о сынах Божиих, исполинах, и человеках. Почему идет такое разграничение? И откуда они появились. Сыны Божии понятно, а в остальном - нет.

Отвечает священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря:

Под «сынами Божиими» вслед за древними экзегетами (святителями Кириллом Иерусалимским и Иоанном Златоустом, блаженным Августином, преподобным Ефремом Сириным, блаж. Феодоритом) принято понимать благочестивое потомство Сифа. Предположение, что здесь имеются ввиду ангелы, противоречит словам Иисуса Христа (Мк.12:25 - "Ибо, когда из мертвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах"). Дочерями человеческими названы потомки Каина.

«В то время были на земле исполины» (6:4). В еврейском тексте стоит "нефилимы". В Библии, кроме процитированного места, это слово встречается еще только в книге Чисел (13:34). Здесь они названы "сынами Енаковыми, от исполинского рода". Вряд ли между ними может быть этническая связь, потому что нефилимы, упомянутые в книге Бытия, погибли в водах потопа. В других священных ветхозаветных книгах также упоминаются люди необычайно большого роста (Вт.2:10:11; 2:20-21; Нав.12:4; 13:12), но в еврейском тексте употреблено другое слово — рефаимы. Предполагают, что одним из потомков их был житель филистимского города Гефы Голиаф, который был ростом "шесть локтей и пяди" (около 2 м. 93 см.) (1Цар.17:4).

Поскольку корень слова нефилим означает "разрушать, ниспровергать, развращать", то, возможно, что в тексте имеется в виду не громадный их рост, а бездуховное и безнравственное состояние. Это подтверждается следующим (5-м) стихом: "И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время". Поскольку эта всеобщая испорченность была глубокой и необратимой, то и был наведен всемирный потоп.
Николай П.Т.
2017/01/31, 09:33:04
Уважаемый Николай П.Т., а кто такие в книге Бытия сыны Божии и дочери человеческие и исполины?
Феодосия
2017/01/29, 19:44:06
ПОЧЕМУ ПОГИБ ДОПОТОПНЫЙ МИР.

«Как было в дни Ноя, так будет и в дни Сына человеческого: люди ели, пили, женились и выходили замуж, и так вплоть до самого дня, пока Ной не вошел в ковчег, а потом пришел потоп - и все погибли. То же было и в дни Лота: ели, пили, продавали, покупали, сеяли, строили, но в день, когда Лот покинул Содом, пролились на землю сера и огонь - и все погибли. Так будет и в день, когда явит себя Сын человеческий!» (Евангелие от Луки 17:26-30)

Если бы современный человек мог перенестись в допотопную цивилизацию, он бы увидел, в сущности, привычный для себя мир людей, живущих весьма комфортно и без Бога.
Эти люди «брали от жизни все»: стремились обрести достаток, стать успешными, достичь долголетия и даже бессмертия путем физического совершенства и познания тайн природы. Но весь их мир, как сказано в Библии, Бог скрыл под водами всемирного потопа (Быт. 7, 23). Почему? Разве нельзя было как-то их образумить и пощадить?
Причина потопа указана в Священном Писании. Однако библейские слова о великом развращении людей на земле, так «что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время» (Быт. 6, 5), – не значат, что до потопа землю населяли лишь злобные и беспощадные убийцы. Ведь Ной был праведным, то есть не таким, как все, но никто по отношению к нему не проявлял агрессии. Допотопные люди вполне могли составлять и благоустроенное общество с высоким уровнем политического, технического, социального и культурного развития. Они просто были самодостаточны.
Здесь надо отметить, что, если в психиатрии самодостаточность относится к положительным характеристикам индивидуума, указывая на его способность самостоятельно решать вопросы и нести ответственность, то в религиозном контексте самодостаточность означает изолированное от Бога существование человека. Живших до потопа людей все земное устраивало настолько, что Господь их не интересовал. Это и есть подлинное зло – пребывать вне Творца, Который есть совершенное Добро, и не стремиться к Нему.
Характеристика допотопных людей как исключительно плотских: «потому что они плоть» (Быт. 6, 3), указывает на то, что все их желания, мысли, деятельность уклонились от Бога к земному существованию. Человеческий род окончательно избрал генеральным направлением своего развития благоустройство земной жизни и полностью забыл о развитии духа. Люди отказались от своего изначального предназначения быть жилищем Творца и одухотворять остальное творение.
Вне Эдема вместо покаянного обращения к Богу, мольбы о восстановлении райского общения, человечество всецело обратилось к устройству материального мира, начало строить рай на земле без Бога, надеясь на свои собственные силы. Тем самым люди укрепляли, цементировали свое отпадение от Бога, то есть пребывание во зле. Это совершенствование в богоотступничестве достигло такой степени, что Господь признал окончательную неспособность человеческого рода принять Дух Божий из-за того, что люди всецело подчинились плотским устремлениям.
Смысл бытия человечества после отпадения Адама от Творца состоял в подготовке к Боговоплощению, к обретению людьми способности воспользоваться даром вечной жизни, который Бог был готов им дать. Когда же они совершенно оставили надежду на возвращение к благодатному общению и стали заботиться только об устройстве своей земной жизни, смысла в продолжении их существования больше не осталось.
Сострадание и любовь Творца к обрекшим себя на уничтожение допотопным людям проявились и в том, что Он дал им еще 120 лет, чтобы они покаялись: обратились от своего нечестия к Богу. За отведенный срок все жившие на Земле узнали про «чудака» Ноя, который строил корабль посреди суши и утверждал, что человечество обречено на смерть. Строительство Ноем ковчега – это прообраз новозаветной проповеди покаяния, звучавшей из уст Иоанна Крестителя, призывая людей изменить себя и свою жизнь (Мф. 3, 1–12; Лк. 3, 7–14).
Но люди, забывшие Бога, отрицавшие Его существование всем своим образом жизни, остались глухи и слепы. Они руководствовались сиюминутными потребностями и спешили приобретать, накапливать и жить в свое удовольствие, не задумываясь о Боге и вечности. Мысль о духовном обновлении была для них лишена смысла. И тогда, чтобы положить предел злу, Бог посылает на землю бедствие в виде всемирного потопа, потому что иного способа прекратить зло, уже не осталось.
Николай П.Т.
2017/01/13, 21:24:47
СВЯТИТЕЛЬ ИГНАТИЙ БРЯНЧАНИНОВ.
Старцы-повествователи изобразили с простотою и верностию как изумительное духовное совершенство иночества первых веков христианства, так и разнообразные увлечения многих членов его немощию растленного падением естества. И при верности, соединенной с простотою, которыми отличается эта живопись, – положение древнего монашества, будучи отделено от нас пространством многих веков, остается недовольно ясным, как бы здание, отделенное от взоров густым туманом.
От зрелища, представляемого древностию, обратимся к зрелищу, представляемому современностию. Что должны сказать мы о себе? как жить, как действовать нам? Ответ на эти вопросы находим у древних иноков: они предвозвестили о нашем положении; они и предначертали образ действования в этом положении.
«В последнее время, – сказал один из них, – те, которые по истине будут работать Богу, благоразумно скроют себя от людей и не будут совершать посреди их знамений и чудес, как в настоящее время. Они пойдут путем делания, растворенного смирением, и в Царствии Небесном окажутся большими Отцов, прославившихся знамениями». Какое основательнейшее наставление, какое утешение для нас в этих пророческих словах знаменоносного и духоносного Отца! По причине умножения соблазнов, по причине всеобщности и господства их, по причине забвения евангельских заповедей и пренебрежения ими всем человечеством – необходимо для желающего спастись удаление от общества человеческого в уединение наружное и внутреннее. По причине иссякновения благодатных руководителей, по причине умножения лжеучителей, обманутых бесовскою прелестию и влекущих весь мир в этот обман, необходимо жительство, растворенное смирением, необходимо точнейшее жительство по евангельским заповедям, необходимо соединение молитвы с плачем о себе и о всем человечестве, необходима осторожность от всякого увлечения разгорячением, думающим совершать дело Божие одними силами человеческими, без действующего и совершающего Свое дело – Бога. «Спасаяй да спасет свою душу» (Быт. 19:17), – сказано остатку христиан, сказано Духом Божиим. Себя спасай! блажен, если найдешь одного верного сотрудника в деле спасения: это – великий и редкий в наше время дар Божий.
Остерегись, желая спасти ближнего, чтоб он не увлек тебя в погибельную пропасть. Последнее случается ежечасно. Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам: и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтоб по возможности избегнуть влияния его. «Ныне почти нет истинного благочестия, говорит уже Святитель Тихон за сто лет пред сим: ныне – одно лицемерство». Убойся лицемерства, во-первых, в себе самом, потом в других: убойся именно потому, что оно – в характере времени и способно заразить всякого при малейшем уклонении в легкомысленное поведение. Не подвизайся напоказ человекам, но в тайне для твоего спасения, пред очами Бога, – и очистится твое поведение от лицемерства. Не осуждай ближних, предоставя суд над ними Богу, – и очистится сердце твое от лицемерства.
Преследуй лицемерство в себе, изгоняя его из себя; уклонись от зараженных им масс, действующих и намеренно и бессознательно в направлении его, прикрывающих служение миру служением Богу, искательство временных благ искательством благ вечных, прикрывающих личиною святости порочную жизнь и душу, всецело преданную страстям.
Николай П.Т.
2017/01/13, 21:19:19
Уважаемая Феодосия!
Эти полезные наставления, под названием:
ДУХОВНЫЕ ПОУЧЕНИЯ. КАК СПАСАТЬСЯ, ЕСЛИ НЕТ СТАРЦЕВ.
оставил нам старец схиархимандрит Серафим (Романцев).
Николай П.Т.
2017/01/12, 10:00:48
Спаси Вас Господи, Николай П.Т.! Очень полезные наставления, я их себе распечатаю, что бы не забывать, интересно: чьи они?
Феодосия
2017/01/10, 14:47:22
Старец Серафим (Романцев) (1885-1975)
Великий Глинский старец схиархимандрит Серафим, как и старец Андроник, прошел тот путь, которым было суждено пройти множеству русских монахов и священников — старец был арестован, выслан на строительство Беломорканала, проживал в Киргизии, после войны жил в Ташкенте, где был духовником при кафедральном соборе. 30 декабря 1947 года старец вернулся в Глинскую пустынь, а в следующем году был назначен духовником обители.
После закрытия Глинской пустыни схиигумен Серафим переехал в Сухуми, где продолжал свои старческие труды, будучи духовником кафедрального собора. И сюда к нему стекалось множество богомольцев. Никогда до этого Сухумский храм не был переполнен так, как при старце Серафиме.

ДУХОВНЫЕ ПОУЧЕНИЯ. КАК СПАСАТЬСЯ, ЕСЛИ НЕТ СТАРЦЕВ.

«Все имеют скорби. Они заменяют старцев, скорби попускает Господь, зная сердце каждого. Никто не поможет и не изменит, если не менять себя. Начинать надо со внимания к языку и уму. И надо постоянно следить за тем, чтобы обвинять себя, а не других».

«...Мы должны все переносить с детской покорностью — и приятное, и неприятное, и за все прославлять благого Бога. Пришла какая скорбь или болезнь, будем говорить: «Слава Тебе, Господи». Умножились ли скорби и болезни, опять: «Слава Тебе, Господи». Безотрадные скорби и болезни усилились и ведут ко гробу, и опять: «Слава Тебе, Господи». Ибо по смерти вечно будем жить и радоваться во светлостях святых. А потому, что бы ни случилось с нами, за все будем благодарить Бога и говорить: «Слава Тебе, Господи». Болезнями и скорбями Господь врачует греховные раны нашей души.

Переноси все трудности с благодарением к Господу, Он никогда не дает человеку крест, который тот не смог бы понести, и Своей благодатью укрепляет нас к преодолению трудностей. А ропотом и отчаянием мы отталкиваем от себя божественную помощь и, будучи сами не в состоянии нести бремя своих грехов, все более и более удаляемся от Бога.

«Великий старец преподобный Серафим так говорил: «Не имеющий скорбей не имеет спасения», — а поэтому нам надо взять свой крест скорбей и трудностей житейских и понести его безропотно, благодаря за все Господа. Господь не возлагает на нас Своего Великого Креста, но заповедует взять каждому свой собственный, то есть быть готовым перенести столько страстей, внешних и внутренних искушений, сколько на каждого наводит наказующее, очищающее и вместе с тем милующее Провидение Божие. Так и настройтесь, чтобы всегда говорить, всем существом своим чувствовать: «Все для меня делает Господь». Так и во всей жизни: при нападении страстей и при всяких искушениях вражиих, в болезнях, в скорбях, в бедах и напастях — во всех трудностях жизни говорите: «Все для меня делает Господь, а я сам не могу ничего сделать, ничего стерпеть, превозмочь, победить. Он — сила моя!»

Как начать исправляться? — «Начинай каждый день утром полагать начало благое, прося словами Златоуста: «Господи, сподоби мя любити Тя...»

«Заметишь, что не удалось сделать все, что хотелось, скажи: «Господи, помилуй!» Надо бы заставить себя, да лень одолела — «Господи, прости». Если кого, забывшись, осудишь — скорее кайся, если что нарушишь — тоже. Покаявшись, старайся не грешить, а на допущенном не останавливай внимание, чтобы всегда иметь покойный дух,ни на что и ни на кого не возмущайся».

Многие жаловались на болезни, на что старец говорил: «Болезни допускаются тогда, когда мы не способны к подвигам. Наше горе в том, что мы очень нетерпеливы и малодушны».

Большим утешением в болезнях был бы навык непрестанной Иисусовой молитвы. Она «прививается» только при сокрушении о грехах и смирении. Старец говорил, что опытно знающие о том, какую радость дает молитва, уже не хотят перемен, так как боятся потерять молитву в суете будней.

Когда хотите побеждать бесов, уступать должны человекам. Оскорбит ли кто? Уступи ему, и наступит мирная тишина, избавляющая душу от смущения. В духовной жизни не воздается злом за зло, но зло побеждается благочестно. Добро творите обидящим вас, молитесь за творящих вам напасть и всю печаль возложите на Господа. Он заступник и утешитель страждущим.

Духовное богатство приобретается в терпении. Терпение же испрашивается непрестанной молитвой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», — и помилует.
Николай П.Т.
2017/01/06, 13:53:04
Как уже сообщалось в новостях, 27 декабря 2016 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви было утверждено «Положение о курсах повышения квалификации священнослужителей Русской Православной Церкви».
Согласно этому документу, клирикам Русской Православной Церкви отныне постановлено проходить повышение квалификации не реже одного раза в 7 лет, сообщает пресс-служба Патриархии. После прослушивания курса будет проводиться аттестация. Клирики, которые не смогут успешно сдать этот экзамен, могут быть переведены на другое место служения, отстранены от исполнения богослужебно-пастырских обязанностей, почислены за штат и даже запрещены в священнослужении.
Так наших священнослужителей стараются подогнать под один формат – модернистско-экуменический, попутно выявив и отсеяв (или отправив в глубинку, а то и под запрет) всех «несоответствующих».
Но разве соответствие званию священнослужителя определяется успехами в прохождении курсов и последующей аттестации (откинем даже пока экуменическо-модернистскую заточенность курсов)? Разве было у нас, в нашей Церкви прежде нечто подобное?
«Успех» священника, его соответствие божественному призванию служения Господу всегда определялось духовными качествами батюшки. Как он совершает службу, как исповедует, как заботится о спасении пасомых, как печется об их духовных нуждах? Ведь и не имеющий образования священник – совершенный простец – может (и зачастую именно так и бывает) более способствовать духовному возрастанию своих чад, в отличие от академиста, иногда способного лишь к произнесению богословских проповедей, смысл которых улавливают лишь 2-3 человека со всего прихода.
Рекомендуем Вам к прочтению очень интересную историю, рассказанную архимандритом Павлом (Груздевым) – «Трое Вас и трое нас. Помилуй нас!».
Этот рассказ хоть и не велик, но содержит в себе великое назидание! Заправленный юмором, он и улыбкой Вас одарит.

Плывет архиерей на небольшом корабле по морю паломнической поездкой в Соловецкий монастырь помолиться. И вдруг видит, как народ с корабля показывает на невдалеке лежащий островок.
— Владыко, все утверждают, что на том острове 3 святых человека живут, – сказал один человек из народа.
Архиерей удивился. Немного подумав, он приказал остановить корабль, и спустившись в шлюпку поплыл со своими приближенными на этот островок. Подъезжает. Стоят трое, Бог знает, во что одеты… Кланяются. Владыка, не сводя с них заинтересованного взгляда, благословил их, и спросил:
— Ну, расскажите, добрые люди, кто вы и сколько здесь пропадаете?
— А мы не знаем, владыко, сколько годов, может, двадцать, а может, тридцать, ― отвечали они. ― Мы были рыбаками, промышляли рыбу на этом море. Поднялась сильная буря, все разметало. Мы трое на доске дали Богу обещание: «Господи, если очутимся на земле, с этого места не уйдем…». Раз в год приезжают к нам священники с материка, исповедуют и причащают.
— Понятно… ― протянул архиерей, ― вы значит исполняете свое обещание… А как вы молитесь?
— Владыко, какие мы молитвенники! ― махнул один из них рукой. ― Учили аз, буки, веди, да и то не научились. А знаем, что на небе Святая Троица — Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый. И мы: я, Вася, Ванька и Илюшка — сами сочинили молитву: «Трое Вас и трое нас. Господи помилуй нас».
— Ой-ой-ой! ― замахал в свою очередь архиерей. ― Что вы, что вы! Это не молитва, а…
В общем надо вам выучить хотя бы ту главную молитву, которую дал Сам Господь: «Отче наш, иже еси на небесех…».
Пустынники склонили головы, и стали повторять за архиереем слова молитвы.
Наконец, молитва была выучена. Благословил их владыка и поплыл к кораблю, а сам думает: «Какие еще люди есть на Святой Руси! Чудаки!».
Ночь. Архиерею не спится, ходит по палубе и вдруг видит: в той стороне, где остров — зарево… А свет все ближе, ближе… Наконец, видит: те трое подхватились за руку, да и бегут…
— Владыко, мы забыли молитву! Давай снова учить!
Архиерей с минуту не мог проговорить ни слова. Стоя в удивлении, он смотрел округлившимися от изумления глазами на тех трех пустынников, которых еще недавно считал чудаками, и которые только что пришли к нему по воде, как по суше.
— Милые люди! – учащенно дыша, сказал архиерей. ― Я у престола Божия стою, облачен от Бога высшей властью священства, все молитвы знаю, но по морю бегать не умею! А вы только и знаете: «Трое Вас и трое нас. Помилуй нас», но у вас чистое сердце. Пойдите с Богом на свой остров и живите и молитесь так, как живете и молитесь!
К этому дивному рассказу, дорогие наши читатели, можно прибавить поговорку преподобного Амвросия Оптинского:
«Где просто, там Ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного» рассказывать которую любил преподобный Оптинский старец Амвросий.

Этот рассказ как нельзя лучше отражает мысль о более благодатной и доходчивой до Бога молитве простецов, нежели ученых священников. Ученый – «соответствующий», прошедший на отлично аттестацию священник (опять же, не принимая во внимание то, что сама аттестация носит характер модернистский, неправославный), вряд ли стяжает больше дарований, вряд ли станет служить благоговейнее или исповедовать внимательнее, молиться доходчивее.
А вера священника не должна меняться не то что раз в семь лет, но никогда – как он принял учение Христово (не искаженное модернистскими толкованиями, а святоотеческое, веками хранимое Церковью) в сердце своем, так и должен его пронести до конца своей жизни, действуя в соответствии с ним и так же наставляя вверенных ему Господом чад.
Николай П.Т.
2017/01/05, 18:46:45
С наступающим Рождеством Христовым!
Думается мне, что только избранным Своим Господь дает таких духовных отцов как архимандрит Кирилл. А нам, думающим, что веруем, достаются крохи в виде их книг. И за это - Слава Богу! Слава Богу за все!
татиана
2017/01/04, 04:13:48
Господи прости грехи мои вольные и невольные.
Господи спаси, сохрани и помилуй.
ВО ИМЯ ОТЦА И СЫНА И СВЯТОГО ДУХА. АМИНЬ.
раба Божия Татьяна
2017/01/03, 09:47:31
Понять различие между обычным умом и Благодатью под силу только таким духоносным старцам, как отец Кирилл.
Феодосия
2017/01/02, 12:23:56
Всех поздравляю с Новым Годом и наступающим Рождеством Христовым Боже спасибо за помощь нам Мы многие в миру молимся Иисусовой молитвой но рядом нет духовников они или ушли в мир иной или далеко да и беспокоить таких достойных людей как то стеснительно А такие статьи ну просто спасение для нас Вот и недавно была статья Я поняла за что меня так гнали с хора теперь надо быстренько на исповедь можно сказать я попусту осуждала людей вот где надо бы смирение если бы раньше узнала так и не грешила А у Вас все очень просто и емко написано читаешь как будто тут же и делаешь Всем Афонцам доброго здоровья Я рада что мы теперь с Вами
алла
2016/12/31, 19:34:56
/пока мы живем в теле/

С грехом нам не расстаться:
Сей мир таит в себе соблазнов тьму,
А плоть болезненная липнет к лакомствам,
К покою, развлеченьям без разбора - "кожаные ризы".

О, Иисусе, слАбы и гордЫ мы все, спастись нам без Тебя - никак...

Владыка наш Господь Спаситель - единый благ Податель,
Всё упование на Тя смиренно возлагаем(христиане),
Приими от нас сей малый труд, какой несём,
И дАруй нам спасенье в вечности Твоей
Молитвами отцов святых. Аминь.
Павел
2016/12/31, 14:52:45
Да,трудно идти правильным путем, не ошибиться.Особенно трудно быть без духовника.Есть только храмы,но там все меняется и священники в том числе, поэтому трудно без духовника.Надеемся на помощь самого Господа,да вот и Ваш сайт помогает.Спаси Вас всех Господи и помилуй.
ирина
2016/12/30, 23:39:12
во спасение просто поверить в Отца всей Душою . с рождеством Христовым .
валериан
2016/12/30, 20:02:41
Спаси Господи , очень интересно и поучительно ,благодарю р,б,Нина .
Нина
Добавить комментарий:
* Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Последние обновления на портале
Заказать поминание на Афоне
Написать икону на Афоне
Виноградная Лоза Симеона Мироточивого, Афон, Хиландар
Честной пояс Богоматери
Конкурс на лучшую фотографию Святой Горы Афон
Афон, И.А. Гарднер, Впечатления и воспоминания - I
Святая Гора Афон, И.А. Гарднер, Воспоминания - II
Высказывания католиков об Афоне. Божья Гора. Амарандо Сантарелли
Паисий Святогорец
Афонский патерик или Жизнеописания святых на Святой Афонской Горе просиявших
Афонский спецназ. Старец Ипполит (Халин)
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть I
«Лучшее стихотворение об Афоне»
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть II
Паисий Святогорец. Житие - III часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) - IV часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть V
Филофей Коккин Житие Саввы Нового - Часть I
Филофей Коккин Житие Саввы Нового Часть II
Паисий Святогорец Отношение к электронным паспортам
Порфирий Кавсокаливит об антихристе и электронных паспортах
Старец Порфирий Кавсокаливит (Баирактарис)
Павле Рак Приближения к Афону (Одно из лучших описаний!)
Порфирий Кавсокаливит, Часть I
Порфирий Кавсокаливит Поучения Часть II
Сергий Веснин
Афон 1844 Письма святогорца Часть I
Афон 1845 Письма святогорца Часть II
Афон 1846 Письма святогорца Часть III
Афон 1847 Письма святогорца Часть IV
Афон 1848 Письма святогорца Часть V
Афон 1849 Письма святогорца Часть VI
Неизвестные страницы истории
Герасим Менайас
Афон фото
Василий (Григорович-Барский) Странствования
Лучшие фотографии Афона
Житие Илариона - Грузина
Афон: вчера и сегодня
Порфирий (Успенский)
Силуан Афонский
Сергей Соловьёв
Athos
Ученым
История России
Святая Гора XVIII - XX Исторический контекст эпохи
Отзывы о книгах
Анонсы книг
Русский Афон
Нил Сорский
Паисий Величковский
Русские старцы об Афоне
Святые Афона
Старцы Афона
Форум портала Афон
Монах Симеон Афонский
Крест
Сладкое Лобзание
Достойно Есть
Иверская Икона Вратарница Афона
Скоропослушница
Всецарица
Троеручница
Млекопитательница
Страшное Предстательство
Отрада Утешение
Экономисса
Одигитрия
Целителя Пантелеймона
Праведной Анны
Николая Чудотворца
Николы
Икона Георгия Победоносца
Икона Богоматери Милующая
Акафист и икона Божией Матери Игумении Горы Афонской
Икона Богородицы Ктиторская
Богоматерь
Богородица Елеоточивая
Икона Божьей Матери Иерусалимская
Пресвятая Богородица Герондисса
Икона Св. Иоанна Предтечи
Акафистная
Икона апостолов Петра и Павла
Икона Богородицы Мироточивая
Монреальская Иверская икона
Икона Богородицы Одигитрия
Икона вмч. Георгия
Икона Преображения Господня
Афанасий Афонский житие икона
Тихвинская икона
Живоносный Источник
Иерусалимская
Икона великомуче­ника Георгия Зограф
Богоматерь Скорбящая
Мати Молебница
Святыни Афона
Акафист
Матрона Московская
Гавриил Зырянов Икона Акафист
Жития
Русские монастыри скиты
Тайны Афона
Новый Афон
Соловки
Валаам
Троице Сергиев Лавра
Киево-Печерская Лавра
Иеромонах Симон "Тихие песни уединения"
Иером. Серафим (Захаров). Живое предание Афона
Фильм: Игумен архимандрит Евлогий (Иванов)
Закончена публикация писем Сергия Веснина, это, без сомнения, лучшее описание Святой Горы Афон. Мы закончили публиковать Житие старца Паисия Паисий Святогорец Житие. В историческом разделе начата публикация истории строительства Новоафонского монастыря: Новый Афон монастырь в Абхазии на Новом Афоне.

Свобода - это | Свобода | Дверь, которая нарисована на стене | Свобода в Любви | Как стать свободным | Вкус Свободы | Умереть за Любовь| Скорби | Необходимое и лишнее | Нечистая совесть | Окаменевшее сердце | Смерть | Жизнь | Союз двух сердец | Истинная Любовь | Высшая форма Любви | Преданность и верность | Труд сердцем | Прямота и честность | Стойкость и решимость | Умение любить | Верность | Деньги | Богатство | Духовное здоровье | Человек – это | Ум и разум | Ум | Предательство| Улица детства | Язык Любви | Стихи о Любви | Вечная Любовь | Суть Любви | Любовь и правда | Правда| Молитвы| Любовь и страсть | Любовь и жизнь | Цельная Любовь | Здоровье души| Смирение и помыслы| Истинное смирение| Смирение и ум| Смирение и страх| Смирение и мир| Преданность| Катунакия | Каруля | Керасья | Келия Провата | Скит Малая Анна | ... и многие другие тайные тропы Святой Горы...

Монастыри Афона
Великая Лавра Афанасия | Ватопед | Ивирон
Хилaндар | Дионисиат | Кутлумуш | Пантократор
Ксиропотам | Зограф | Дохиар | Каракал | Филофей
Симонопетра | Агиа Павла | Ставроникита | Ксенофонт
Григориат | Эсфигмен | Пантелеимонов | Констамонит

Русские обители Афона| Пантелеимонов монастырь | Старый Русик | Андреевский скит | Ильинский скит | Скит Новая Фиваида | Создание скита Новая Фиваида | Крумница | История скита Крумница | Ксилургу
Пока мы не решились на Добро, стяжание его представляется трудным, но как только мы решимся, трудности отступают. (Монах Симеон Афонский, из устных поучений)

Афон статистика ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi & Илья

При копировании или цитировании текста и фотографий необходимо давать
активную ссылку http://www.isihazm.ru

(В связи с вопросами наших читателей оповещаем, что Монах Симеон Афонский ни в интернете, ни в каких сайтах участие не принимает. Он пребывает в затворе, не принимает посетителей, не имеет страниц в соц.сетях. С Богом!)

Монастырь Дивеево