Главная
Заказать поминание на Афоне
Написать икону на Афоне
Новости
Стихи
Тексты
Переводы
Библиотека
Галереи
Иконы Афона
Поездка на Афон
Паломничество Афон
Монастыри Афона
Что такое Любовь?
Богатство?
Старец
Видео
Аудио
О проекте
Написать письмо
Все комментарии
Молитва
Карта сайта
Поиск
Скоро
28 октября
Святогорские Панигеры: Ватопед - икона Всецарица или Пантанасса
Осталось 7 дней

Афон

 
информационный портал Святой Горы Афон. Все об Афоне. Исторические описания Горы Афон. Советы о том, как организовать поездку на Афон, и отчеты о путешествиях. Паломничество на Афон: карты Афона, описания монастырей, троп и советы для самостоятельных путешественников. Рассказы о старцах Афона и афонских монахах. Переводы рукописей и Житий афонских святых. Фото и иконы Афона. Поучения, притчи и стихи монахов Афона, старцев и святых. Богословские статьи. Смотрите: Новые статьи на портале
Наш сайт в twitter - Присоединяйтесь к нам в группе В Контакте на facebook на странице facebook.isihazm.ru в Youtube. Рекомендуем сайты: Высказывания о духовной жизни - Жития, притчи старцев
В НАЧАЛО / МОНАСТЫРИ АФОНА / РИСУНКИ ГРИГОРОВИЧА-БАРСКОГО / ИВИРОН. ОЧЕНЬ ПОДРОБНАЯ ИСТОРИЯ ИЗ СПРАВОЧНИКОВ С БИБЛИОГРАФИЕЙ
Ивирон. Очень подробная история из справочников с библиографией

[Ивирон, Иверон; груз. ივირონ; греч. ῾Ιερὰ Μονὴ ᾿Ιβήρων], в честь Успения Пресв. Богородицы на Афоне, муж. Грузинский культурно-просветительный центр, в наст. время один из крупнейших греч. мон-рей Афона, 3-й после Великой Лавры и Ватопеда. Основан в 980-983 гг. преподобными Иоанном-Торникием (Чордванели) и Иоанном Святогорцем. До 1015 г. И. м. назывался лаврой Климента (Λαύρα τοῦ Κλήμη, τοῦ Κλήμεντος), затем - мон-рем или лаврой Евфимия (Λαύρα τοῦ κῦρ Εὐθυμίου), с 1020 г.- лаврой Ивера, т. е. прп. Иоанна Святогорца (Λαύρα τοῦ ῎Ιβηρος), мон-рем иверов, т. е. грузин (μονὴ τῶν ᾿Ιβήρων),- это название впосл. сократилось до Ивирон.

И. м. расположен в сев.-вост. части п-ова Айон-Орос (Афон) на берегу небольшой бухты, где находился античный г. Клеоны со святилищем Посейдона. По преданию, здесь высадилась Пресв. Богородица с ап. Иоанном Богословом, когда их корабль был принесен бурей к берегам Афона. Жители этого города были обращены в христианство пришедшим из Иерусалима еп. Климентом в III или в нач. IV в. Пристань и возникшая здесь в VIII в. обитель получили имя епископа, церковь была освящена во имя св. Иоанна Предтечи. В ней покоились мощи прп. Петра Афонского (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 156; Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 460).

Источники по истории И. м.

имеют важное значение для изучения истории не только Иверского и др. афонских мон-рей, но также Грузии, Византии, грузино-визант. взаимоотношений, средневек. уклада монастырской жизни груз. и визант. мира.

Важнейшими первоисточниками для изучения истории И. м., особенно его раннего периода, служат агиографические памятники груз. и греч. лит-ры: грузинские соч. «Житие блаженных отцов наших Иоанна и Евфимия и повесть об их достойном подвижничестве», написанное прп. Георгием Святогорцем (Мтацмидели) в 1042-1044 гг. (НЦРГ. A 558, 1074 г.; Афонский сб. // НЦРГ. А 130, 1713 г.; 7 рукописей XVIII в.- Георгий Мтацмидели. Житие... // ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 38-105), и соч. «Житие и подвижничество святого и блаженного отца нашего Георгия Святогорца», созданное учеником преподобного Георгием Мцире по поручению прп. Георгия Затворника в 1066-1068 гг. (НЦРГ. S 353, XI в.; Афонский сб. // НЦРГ. А 130, 1713 г.; 9 рукописей XVIII в.- Георгий Мцире. Житие... 1901. С. 279-351; Он же. То же. 1946. C. 180-214; Он же. То же // ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 101-207), а также составленная в 1-й пол. XVIII в. и основывающаяся на груз. источниках греч. повесть неизвестного автора «О Евфимии, Иоанне и Георгии Ивирах», дошедшая в 2 рукописях 1-й пол. XVIII в.: Ath. Iver. georg. 453 (Lambros. 1900. Vol. 2. P. 147) и Vat. gr. 2613 (BHG, N 2143; Греч. «Житие» Иоанна... 1982. С. 74-120).

Одним из основных письменных источников по истории И. м. является хранящееся в его ризнице собрание древних греч. документов (актов) обители X-XV вв. Это хрисовулы визант. императоров: 946 и 957/8 гг.- Константина VII Багрянородного, 960 г.- Романа II, 979/80 г.- Василия II Болгаробойцы, императоров XI в. и др., указы и документы К-польских патриархов и визант., груз. церковных и светских деятелей: Иоанна Халда (995), Феодора Далассина (1063), митр. Серрского Стефана (1071), еп. Эзевского Феодора (1085), митр. Анкирского Вавилы (1300) и др., завещания куропалата Сумбата Бакуриана (1090) и его супруги, мон. Марии (1098), практиконы севаста Иоанна Комнина (визант. имп. Иоанн II) (1103) и севаста Димитрия Апелмене (1301) и т. д., большинство из к-рых - подлинники. Первым путешественником, ознакомившимся с архивами И. м., был В. Г. Григорович-Барский, побывавший на Афоне в 1744 г. В XIX в. еп. Порфирий (Успенский), И. Мюллер, Ш. В. Ланглуа, З. Цахарие фон Лингенталь, митр. Евлогий (Курилас) и др. изучали и издавали акты.

Фотокопирование архива И. м. осуществили в XX в. К. Хрисохоидис (Центр византологии Национального исследовательского ин-та в Афинах) и Ф. Й. Дёльгер. Значительным в научном отношении является 4-томное парижское издание актов И. м., подготовленное франц. византинистами при участии груз. ученых (Actes d'Iviron. 1985-1995. Vol. 1-4) и снабженное очерками по истории И. м. франц. византиниста Жака Лефора. В 2008 г. в Тбилиси также в 4 томах было осуществлено издание на груз. языке.

Ценные сведения об истории И. м. содержатся также в «Книге агап Афонского Иверского монастыря» («Книга агап») X-XVII вв.- это 167 расположенных в круге календарного года поминальных записей (Хаханашвили. 1901; Натроев. 1909. С. 313-331; Описание груз. рукописей. 1986. Т. 1; Метревели. 1998; Бердзенишвили. 2007); в колофонах груз. рукописей афонской коллекции X-XVIII вв., имеющих хронологические и просопографические сведения (Blake. 1931/1932. Vol. 28. P. 289-361; 1933/1934. Vol. 29. P. 114-159, 225-269; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 3-10; 1990. Vol. 2. P. 3-12; Описание груз. рукописей. 1986. Т. 1); в материалах др. рукописей, связанных с И. м.

Сведения об истории И. м. X-XI вв. и более позднего периода сохранились в документах др. афонских мон-рей, в частности в материалах, связанных с прп. Афанасием Афонским, а также в неск. визант. и груз. хрониках («Картлис Цховреба», «Хронография» Иоанна Скилицы и др.).

1511-1674 гг. датируется написанный по-гречески «Рассказ о прекраснейшем монастыре иверов, который обязаны знать все монахи», т. н. Хроника, которая в XVIII в. была переведена на груз. язык и дополнена. В 1-й ч., автором к-рой указан некий иером. Феодосий (по мнению акад. Грузинской АН прот. К. Кекелидзе, возможно, грузин), кратко описаны события истории И. м. 1259-1264 гг.; 2-я ч., в к-рой повествование ведется от 1-го лица, от имени выходца из К-поля и уроженца с. Неохорион грека Иеремии, посвящена 1592-1626 гг.; автор 3-й ч., также грек, описывает события 1659-1674 гг. В кон. XIX в. греч. историк М. Гедеон опубликовал эту «Хронику» (Γεδεών. 1885. Σ. 172-179), в 1947 и 1955 гг. ее изучал и издал Кекелидзе, составивший на ее основе список настоятелей И. м. до XVII в. (Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 69-85).

Источники XVIII-XIX вв.- это в основном путевые заметки и сведения путешественников и исследователей: Григоровича-Барского (в 1744 - Григорович-Барский. 1887. Ч. 3; 2004), архиеп. Кутаисского Тимофея (Габашвили) (в 1754-1757 - Тимофей (Габашвили). 1852. С. 33-44), митр. Руисского Ионы (Гедеванишвили) (в 1782 - Иона (Гедеванишвили). 1852. С. 31-34). В 1845 г. в И. м. побывал и описал его архим. Порфирий (Успенский; с 14 февр. 1865 епископ Чигиринский) (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 155-327; 2006. С. 551-723), в кон. XIX в.- прот. Петр Кончошвили (с 1905 епископ Алавердский) (Кончошвили. 1901. С. 175-176).

История монастыря в византийский период. Первая грузинская колония на Афоне и основание И. м. Еп. Порфирий (Успенский), ссылаясь на «письменные Памяти афонские», указывает, что вскоре после 787 г. грузины основали на расположенной над обителью Климента горе Афо (также Гавриилова гора) груз. общежительный мон-рь Афо, рядом с к-рым жил отшельник прп. Гавриил Иверский. Позже на этом месте был основан принадлежащий И. м. скит св. Иоанна Предтечи. В начале царствования визант. имп.-иконоборца Феофила (829-842) в Афо принял постриг некий юноша, мать к-рого, опасаясь поругания иконф Божией Матери, тайно опустила ее в море близ Никеи. Рассказ об этом событии лег в основу предания о главной святыне И. м.- иконе Божией Матери «Портаитиссы» («Вратарницы») (см. в ст. Иверская икона Божией Матери). Сохранился документ 943 г. «Дело о размежевании земель афонитов и иериссовцев на Афонском перешейке», подписанный по-грузински игум. Афо Иоанном (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 156-157).

Образование И. м. связано с именами 2 груз. полководцев, приближенных царского дома Тао-Кларджети эриставов Иоанна (прп. Иоанн Святогорец) и Торникия (прп. Иоанн-Торникий). В 60-х гг. X в. прп. Иоанн в возрасте ок. 30 лет принял постриг и обосновался в мон-ре Отхтаэклесиа в Кларджетской пуст., где вскоре прославился как аскет и отшельник, и к нему стали приходить люди. Ища уединения, он перебрался в мон-рь на горе Олимп в Вифинии, где, скрыв свое высокое происхождение, выполнял черную работу: чистил стойла для животных. Узнав, что его малолетний сын (впосл. прп. Евфимий Святогорец) в числе др. детей груз. вельмож был привезен в К-поль как гарант союза Византии и Тао-Кларджетского царства, прп. Иоанн прибыл в столицу Византии. После встречи с визант. имп. Романом II он увез мальчика сначала в Вифинию, затем на Афон, к основавшему в 963 г. Великую Лавру прп. Афанасию Афонскому, мать к-рого происходила из Колхиды. Именно этим мн. исследователи объясняют быстро возникшую между преподобными духовную дружбу (Там же. С. 104). На основании сведений источников о встрече прп. Иоанна с прибывшим на Афон визант. имп. Никифором II Фокой (963-969) появление прп. Иоанна в Великой Лавре датируют между 963 и 969 гг. (по мн. источникам, 965). Прп. Иоанн и сопровождающие его грузины нек-рое время оставались в Великой Лавре, но не находились на ее полном иждивении: после 969 г. прп. Иоанн получил от визант. имп. Иоанна I Цимисхия (969-976) хрисовул, согласно к-рому годовой доход от о-ва Лемнос в размере 244 номисм передавался Великой Лавре (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 6; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 21; ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 52).

В нач. 70-х гг. X в., желая последовать примеру родственника, в возрасте ок. 50 лет с именем Иоанн принял постриг эристав Торникий, принадлежавший к груз. знатному роду Ксанских эриставов Чорчанели (Чордванели). Стремясь разыскать прп. Иоанна, он прибыл на Олимп, затем на Афон и был радушно встречен в Великой Лавре, где образовалась груз. община. По совету прп. Афанасия в 1,5 км от Лавры были построены груз. ц. во имя св. Иоанна Предтечи и келлии, получившие название «келлии Иоанна Ивера». В Уставе Великой Лавры, созданном прп. Афанасием (973-975), указано, что груз. келлий не должно быть больше 8, что означало ограничение числа монахов также до 8, насельники келлий подчинялись настоятелю Великой Лавры, келлии нельзя было продавать или сдавать внаем (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 16-17; ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 52-54).

С этим же периодом связано начало творческой деятельности сына прп. Иоанна - прп. Евфимия Святогорца, заложившего основы груз. канонической, агиографической, догматической, апокрифической и др. переводной и оригинальной лит-ры. В колофоне рукописи Ath. Iver. georg. 16 перечислены имена преподобных Иоанна, Иоанна-Торникия, Евфимия, а также Арсения, Феодора, Георгия и переписчика рукописи Саввы. Учитывая, что к 979 г. в составе груз. общины был и Иларион, ставший впосл. экономом, считают, что он и упомянутые подвижники и составили 1-ю группу из 8 чел., обосновавшихся в келлиях ап. Иоанна Богослова (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 21-22).

На основание И. м. повлияли события, происшедшие в Византийской империи после воцарения в 976 г. малолетних императоров Василия II Болгаробойцы и Константина VIII. Командующий вост. визант. войсками Варда Склир провозгласил себя визант. императором, поднял мятеж и в 978 г. занял Анатолию. Он разгромил визант. войска, к-рыми командовал Варда Фока в битвах при Панкалии близ г. Аморий (19 июня 978) и при Василика-Ферма в визант. феме Харсиан. Императоры или скорее их мать, августа Феофано, обратились за помощью к царю Тао-Кларджети Давиду III Куропалату, но, поскольку не имели возможности направить гонца в Грузию, решили действовать через груз. монахов Афона. Летом 978 г. визант. вельможа (севастофор) прибыл в Великую Лавру и передал 3 письма от императоров преподобным Афанасию, Иоанну и Иоанну-Торникию; последнего просили прибыть в К-поль. Монах отказывался, однако преподобные Афанасий и Иоанн убедили его выполнить просьбу августы. В К-поле прп. Иоанну-Торникию было поручено отвезти послание императоров и августы груз. царю Давиду III, по получении к-рого груз. царь выслал на подавление восстания Варды Склира 12-тысячную конную армию, во главе к-рой поставил прп. Иоанна-Торникия и полководца Джоджика. В случае победы визант. императоры обещали передать груз. царю Давиду III «Верхние земли», т. е. Имиер-Тао, с правом пожизненного владения, а прп. Иоанну-Торникию - все трофеи. 24 марта 979 г., во 2-й битве при Панкалии, восстание было подавлено. Груз. царь Давид III получил обещанные земли и титул куропалата (нек-рые исследователи считают, что он имел титул с момента воцарения в 966), прп. Иоанн-Торникий - трофеи, часть к-рых раздал войскам и преподнес царю Давиду III, а др. часть употребил на основание и благоустройство И. м. (Adontz. 1938; Ломоури. 1957; Аристакес Ластиверци. 1968. С. 19, 20, 64-67; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 22, 23).

На Афон прп. Иоанн-Торникий прибыл с группой грузин, желавших подвизаться на Св. Горе, и тогда появилась необходимость в основании отдельного мон-ря. Вероятно, за это ходатайствовал и груз. царь Давид III Куропалат, активно строивший мон-ри в Кларджетской пуст. в Тао-Кларджети (Ошки, Пархали, Хахули, Отхтаэклесиа). Свыше 1,2 тыс. литр золота, полученных прп. Иоанном-Торникием за победу над Вардой Склиром, были потрачены на строительство И. м. и на освоение доменов (владений) в Македонии.

Согласно хрисовулу визант. имп. Василия II Болгаробойцы (979/80; утерян, фрагменты включены в акт судьи Льва от 1059 или 1074 г.- Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 32; Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 332-333), прп. Иоанн-Торникий обменял находившиеся до этого в ведении грузин мон-ри - Иверский (τῆς ᾿Ιβηρίσσης) в К-поле и св. Фоки в Трапезунде - на мон-ри Леонтия в Фессалонике, прп. Иоанна Колова в г. Иериссе и Климента на Афоне с общей площадью земельных угодий 80 тыс. модиев. К пожалованному императором прп. Иоанну-Торникию фискальному доходу в виде 60 податных и 40 бесподатных крестьян было добавлено еще 20 и 40 крестьян. Щедрые пожертвования на основание И. м. сделал и груз. царь Давид III. Т. о., общая площадь земель И. м. уже при основании мон-ря намного превысила владения Великой Лавры не только в тот период, но и в пору ее расцвета в сер. XI в.

Стремясь расположить к себе афонитов и утвердиться на Афоне, преподобные Иоанн-Торникий и Иоанн делали значительные пожертвования афонским мон-рям. Так, полученный от имп. Василия II о-в Неон (ныне о-в Айос-Эфстратиос), доходы от к-рого составляли от 14 до 20 литр золота в год, а также часть Честного Животворящего Креста Господня, драгоценные богослужебные сосуды, утварь, иконы, богослужебные книги, облачения и др. были переданы Великой Лавре в благодарность за содержание груз. братии («Книга агап»: НЦРГ. А 558 - Натроев. 1909. С. 35-37). Пожертвования не прекращались и после кончины преподобных, что, однако, не избавляло братию И. м. от тяжб с др. афонскими мон-рями. В 979/80 г. И. м. передал афонскому Протату в Карее для раздачи монахам 14 литр золота, столько же - в 982/3 г., 28 литр- в 984/5 г., в т. ч. 1 литра золота была пожертвована на освящение церкви в Карее (Протат) (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 35-36). В свою очередь афониты гарантийным актом подтвердили, что не будут иметь претензий на мон-рь прп. Иоанна Колова с вотчинами в долине р. Стримон и в Иериссе и на подчиненные ему мон-ри Леонтия и Полигир, бывшие предметом долговременных разногласий и тяжб между мон-рями Афона. В 972, 976 и между 976 и 979 гг. афонские мон-ри подавали императору прошения о передаче им И. м. Однако вместе с обителью прп. Иоанна Колова к иверским монахам перешли и тяжбы, к-рые вел мон-рь в X в.: напр., с жителями деревень в окрестностях Иерисса из-за земельных владений (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 4).

Первый этап строительства И. м., настоятельство прп. Евфимия. В 980 г. грузины окончательно покинули келлии ап. Иоанна Богослова и Афо и обосновались в мон-ре Климента, на тот момент представлявшем собой маленькую обитель с церковью, неск. строениями и небольшим земельным владением. Мелководье не позволяло иметь здесь удобную гавань, однако защита гор с сев. стороны давала возможность использовать долину в качестве угодий.

Насельники мон-ря разделили функции по управлению И. м. согласно способностям и призванию каждого: игуменом и духовником братии был избран прп. Иоанн Святогорец (979/80-1005); прп. Иоанн-Торникий стал экономом (позже эту должность занял его племянник, прп. Георгий Строитель); прп. Евфимий занимался переводами. Прп. Афанасий по-прежнему окормлял груз. монахов и оказывал им высокое доверие и уважение. Так, согласно его предсмертной воле, прп. Евфимий в течение 3 лет занимал должность епитропа в Великой Лавре.

По сведениям письменных источников и археологических исследований, проводимых под рук. археолога П. Милонаса, на 1-м этапе строительства И. м. (до сер. XI в.) был возведен кафоликон - ц. Богородицы с нартексом (980-983), считающаяся одной из древнейших христ. святынь Афона; в 1005 г. прп. Евфимием для погребения мощей прп. Иоанна к ней был пристроен сев. придел во имя Архангелов; в 1019-1029 гг. храм был дополнен; в 1045-1056 гг. кровля церкви была перекрыта свинцовыми листами, к-рые по просьбе прп. Георгия Святогорца из имп. запасов выделил Константин IX Мономах; в этот же период был пристроен 2-й нартекс; до сер. XI в. пол церкви был украшен мозаичным покрытием (сохр. фрагментарно) (Mulônas. 1985. Vol. 1. P. 64-68).

Как указывает еп. Порфирий (Успенский), строителями мон-ря были не только преподобные Иоанн-Торникий и Иоанн Святогорец, но и «какой-то грузин Варасвадзе», к-рого А. Натроев на основании колофона сборника произведений свт. Иоанна Златоуста и прп. Ефрема Сирина «Рай» (977, пергамен) идентифицирует с братом прп. Иоанна-Торникия, Иоване Варазваче (Чордванели) (Джанашвили. 1886. С. 47; Бакрадзе. 1889. С. 245; Натроев. 1909. С. 30, 31, 40-43, 47). Еп. Порфирий (Успенский) указывает, что после завершения строительства кафоликона и келлий прп. Афанасий «подарил» И. м. хрисовул имп. Василия II, разрешающий иметь мореходное судно (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 159).

К 1-му десятилетию после основания И. м. относится и появление на Афоне выходцев из Юж. Италии и с Сицилии: в Житии преподобных Иоанна и Евфимия Святогорцев говорится о приезде Льва Беневентского, брата венецианского дожа Беневенто Пандольфа II, и его 6 учеников, к-рые были приняты в И. м. Льва связывало духовное братство с прп. Гавриилом Иверским, их часто видели беседующими. Когда число приверженцев Льва выросло, иверские монахи оказали беневентанцам финансовую помощь в возведении единственного на Афоне лат. Амальфитанцев мон-ря (ок. 993; уничтожен в кон. XIII в., при нашествии каталонцев, сохр. башня), организованного по уставу прп. Венедикта Нурсийского.

Ок. 984 г. скончался прп. Иоанн-Торникий и в И. м. наступил кризис. Прп. Иоанн решил вместе с сыном, прп. Евфимием, и неск. учениками уехать в Испанию, где надеялся встретить «немалое число иверийцев [грузин]», чтобы, как указано в Житии, «избавиться от житейских забот, связанных с настоятельской должностью. Ибо он принял ее на себя преимущественно ради блаженного Торникия, чтобы помогать ему в построении и утверждении новой Иверской обители». В 985 г. он покинул мон-рь, однако в портовом г. Авидос его друг, правитель города, воспротивился этому и сообщил в К-поль. Император, не желая упадка И. м., вызвал прп. Иоанна в К-поль и убедил вернуться на Афон и принять настоятельство И. м. (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 32-33). Сохранилась дарственная, выданная в нояб. 996 г., где говорится о пожертвовании бывш. мандатора (офицерский чин) Захарии, сына Михаила, своему духовному отцу прп. Иоанну и его Великой Лавре своего имения на о-ве Лемнос, куда входили: ферма, 10 домов, мельница, 4 глиняных кувшина емкостью 500 тетарт (1,25 тыс. литров), виноградник площадью 20 плинфиев (ок. 0,5 га), пахотная земля и пастбище на 2 тыс. модиев, 3 пары волов, 2 коровы и 2 осла (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 11). Однако болезнь вынудила прп. Иоанна передать управление мон-рем сыну, прп. Евфимию, ставшему экономом. В Житии цитируется письмо преподобных Иоанна и Евфимия, относящееся к периоду их совместного управления И. м. и адресованное груз. подвижникам свт. Арсению Ниноцминдскому и прп. Иоанну (Грдзелисдзе), ранее подвизавшимся в Великой Лавре, но затем перебравшимся в Отхтаэклесиа. Преподобные просили монахов прибыть на Афон, с тем чтобы помочь прп. Евфимию в его переводческой деятельности, т. к., будучи настоятелем, он не имел времени на лит. деятельность. Прп. Иоанн и свт. Арсений вначале обосновались в построенных для них келлиях и близ Кареи, в Караве, основали скит во имя прп. Симеона Столпника, а позднее перебрались в И. м. (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 34).

Прп. Иоанн скончался 14 июня 1005 г. (по церковной традиции 998). Согласно его письменному завещанию (цитируется в Житии; не сохр.), управление мон-рем было передано прп. Евфимию, после кончины к-рого игуменом И. м. должен был стать прп. Георгий Строитель. Епитропом И. м. был определен император. Прп. Иоанн был погребен в И. м., над его могилой прп. Евфимий выстроил ц. во имя Всех святых.

В игуменство прп. Евфимия (1005-1019) И. м. стал одним из крупнейших мон-рей Афона, в нем подвизалось уже ок. 300 насельников: преподобный охотно принимал опытных в хозяйственных делах монахов, большинство из к-рых были греками. Появившееся в то же время название И. м. как «монастыря, лавры иверов» (μονὴ τῶν ᾿Ιβήρων - Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 27, 28; Λαύρα τῶν ᾿Ιβήρων - Ibid. N 29, 30) прочно закрепилось в документах. Т. о., И. м., основанный прп. Иоанном-Торникием как родовой мон-рь, стал восприниматься как мон-рь грузин на Афоне. Прп. Евфимий управлял монастырем 14 лет, в документах 1007-1015 гг. (Ibid. N 14-18, 20, 21) встречается лишь его подпись. Известен только один документ этого периода - акт протоспафария и судьи Волерской, Стримонской и Фессалоникийской фем Андроника от 1017 г. (Ibid. N 29), на основании которого можно заключить, что прп. Георгий Строитель также был наделен некоторой властью. Последний подписанный прп. Евфимием документ относится к янв. 1018 г., подписи прп. Георгия появляются в документации с сент. 1019 г.

Именно с периодом настоятельства в И. м. прп. Евфимия церковная традиция XIX в. связывает явление на Афоне иконы Божией Матери «Портаитиссы». Согласно греч. сказаниям, сохранившимся в рукописях XVI в., икона была брошена в море вдовой из Никеи в правление имп.-иконоборца Феофила (см. подробнее в ст. Иверская икона Божией Матери). Еп. Порфирий (Успенский) считал, что фигурирующее в поздних греч. источниках имя груз. настоятеля Павла относилось к мон-рю Афо и что период игуменства Павла в Афо пришелся на одно время с настоятельством прп. Евфимия в И. м. По мнению епископа, описание и история иконы были известны груз. инокам Афона благодаря рассказам подвизавшегося в Афо сына вдовы из Никеи (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 160-171).

А. Натроев, ссылаясь на описание в Житии преподобных Иоанна и Евфимия Святогорцев чудесного выздоровления прп. Евфимия, полагал, что в месте, где речь идет о молитве прп. Иоанна за сына перед образом Пресв. Богородицы, подразумевается именно «Портаитисса». Т. о., он относит время появления иконы в И. м. к более раннему сроку, периоду игуменства прп. Иоанна, и в подтверждение цитирует опубликованный Церковным музеем Грузинского Экзархата пергаменный Афонский сборник, содержащий Житие прп. Евфимия, где нет сведений о чудесном обретении иконы в настоятельство прп. Евфимия, но говорится о том, что иверские монахи уже к началу правления прп. Евфимия, перед тем как «вступать в церковь... сначала преклоняли колена и творили молитву перед образом Божией Матери, что на вратах храма» (Хаханашвили. 1901. С. 37). По мнению ученого, в том же году, когда икона была пущена по воде вдовой из Никеи, отшельник Гавриил (Натроев полагает, что он и подвизавшийся во время прп. Иоанна инок Гавриил - разные лица) по распоряжению игумена Афо Павла вытащил икону из воды и принес ее в мон-рь (находилась в мон-ре Афо свыше 160 лет). Ок. 982 г. в связи с обустройством И. м. и возведением там кафоликона прп. Иоанн перенес икону «Портаитиссы» на ворота И. м. (Натроев. 1909. С. 94-105). Ж.-Б.-Ф. Питра предположил, что прп. Гавриил и визант. гимнограф Гавриил одно и то же лицо. В наст. время общепринятым стало отождествление Гавриила, обретшего икону Портаитиссы, с Гавриилом, упоминаемым в Житии преподобных Иоанна и Евфимия Святогорцев.

За время игуменства прп. Евфимий приобрел для И. м. большие территории как на Афоне, так и за его пределами: Магулу (Гарантийный акт мон. Андрея от дек. 1007 г. // Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 14; Договор дарения прп. Евфимия своему духовному сыну Иоанну от апр. 1012 г. // Ibid. N 17), Палео-Хорий (Акт прота Никифора от апр. 1013 г. // Ibid. N 18), мон-рь Фессалоникийца во имя вмч. Пантелеимона, Сисик, вотчины Сисикского мон-ря (Акты прота Никифора от апр. 1015 г. // Ibid. N 20, 21), ниву вблизи Иерисса (Ibid. N 23) и др. По совету свт. Арсения Ниноцминдского и Иоанна (Грдзелисдзе) прп. Евфимий, оставив переводческую деятельность, отказался от настоятельства, отклонил предложение визант. имп. Василия II Болгаробойцы занять вакантную кафедру Кипрского архиепископа и перебрался в скит св. Евфимия, к-рый он приобрел в Фессалонике для И. м. Продолжая занимать должность епитропа в Великой Лавре, он и здесь стал вводить суровые правила Типикона И. м., что вызвало недовольство монахов. Они выразили протест, имп. Константин VIII для ознакомления с обстоятельствами дела вызвал прп. Евфимия в К-поль, где 13 мая 1028 г. святой скончался в результате несчастного случая: его сбросил мул, напуганный нищим. Тело преподобного перевезли в И. м. и погребли в ц. св. Иоанна Предтечи (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 91).

Типикон прп. Евфимия. Еще при жизни прп. Иоанна прп. Евфимий разработал и ввел в повседневную жизнь насельников мон-ря «Правила и распорядок, утверждающие в вере». Цитирующиеся в Житии преподобных Иоанна и Евфимия 42 правила устава И. м., вероятно, представляют собой Типикон прп. Евфимия, дополненный автором Жития, прп. Георгием Святогорцем.

Большое влияние на «Правила...» оказал составленный прп. Евфимием законодательный кодекс Грузинской Православной Церкви - Малый Номоканон (НЦРГ. А 96, 182 л., 1031 г.; S 143, 204 л., XI в., переписчик Басили - Малый Номоканон. 1972), объединивший неск. канонических памятников греч. церковного законодательства, переработанных и дополненных прп. Евфимием (подробнее о канонической лит-ре в разд. «Грузинская церковная литература» в ст. Грузинская Православная Церковь).

Среди должностных лиц И. м. особые полномочия имели скевофилакс, келарь и эконом. Скевофилакс заведовал монастырской ризницей, хранил церковную утварь и документацию мон-ря, вел экономические и финансовые дела с др. мон-рями и частными лицами. Грамматевс (секретарь) составлял протоколы заседаний собора старцев, списки насельников, вел переписку. В управлении келаря и его помощников находились винодавильня, житница, сады и мельницы; в обязанности келаря входили также доставка из метохов (подворий) в мон-рь зерна, фруктов, маслин и орехов и распределение продуктов в обители. Эконом или совет старцев управляли мон-рем в отсутствие или в период болезни игумена, а также после его смерти до избрания нового. С членами совета игумен обсуждал особо важные дела; менее важные, касающиеся повседневного монастырского хозяйства, рассматривал эконом. Помощник эконома управлял имуществом мон-ря, мастерскими сапожников, конюшней, кузницей и виноградниками, руководил земельными рабочими, каменщиками, пастухами, виноградарями и моряками, а также делил утварь среди монахов.

Содержанием кафоликона и вопросами богослужения занимался экклисиарх (типикарис, благочинный), к-рому помогал свечник. Во время богослужения молодые монахи стояли в центре в 2-3 ряда, более старшие - вдоль стен близ стасидий, пожилые, больные и калеки могли находиться в нартексе и сидеть. Два надзирателя (епитриты) следили за дисциплиной. На богослужениях соблюдалась строгая тишина: если нужно было что-то сказать, выходили в нартекс. Игумен собирал монахов в церкви для решения судебных или адм. вопросов, а также в связи с посланиями императора.

Трапезной управлял трапезарий, к-рому помогали монахи на послушании, хорепископ и все, кто «без дела». Трапезничали дважды в день, усаживались по 9 чел. за стол, за каждым сидел виночерпий. Игумен пробовал еду и вино первым. Знатных гостей - игумена Великой Лавры, прота и т. д.- настоятель И. м. принимал в своей резиденции. Для больных пищу готовили отдельно.

Пилигримов принимал привратник и через 3 дня отправлял обратно, поскольку посторонним находиться в мон-ре более или менее этого срока было запрещено (правило соблюдается до сих пор). Строительными работами заведовал епистат, в его подчинении находились 30-40 рабочих, среди к-рых были и миряне.

Поступающий в мон-рь должен был иметь характеристику или отзыв к.-л. известного уважаемого лица. Иноки из др. мон-ря принимались только при предъявлении письменного согласия игумена прежнего мон-ря. Монах, вступивший в мон-рь с имуществом, половину его передавал обители, др. половина сохранялась под его именем. Уходящий из мон-ря терял право на свое имущество. Самостоятельно покупать одежду запрещалось (новоприбывшим выдавалось все необходимое): в Житии сказано, что прп. Евфимий неоднократно сжигал одежду, приобретенную без его благословения. Монахам не только запрещалось вносить в келью керосиновую лампу (видимо, из-за опасности пожара), но и иметь больше одного креста и одной иконы. В скриптории чтецы и переписчики могли иметь столько масла, сколько им было нужно. Самое строгое наказание следовало за лжесвидетельство: уличенный во лжи монах изгонялся из мон-ря навсегда.

Монахи делились на тех, «кто постоянно трудится ежедневно и не находит времени, чтобы спать» и «кто занимается легкими работами: священники, архиереи или же псаломщики». Монахи, у к-рых были ученики, в основном жили в келлиях и получали еду из мон-ря (вино, масло, сыр и хлеб). Прп. Георгий Строитель упразднил практику выдачи еды живущим вне обители монахам, однако позднее это правило было восстановлено. Отшельники (нек-рые подвизались в афонских владениях И. м., напр. в келлиях Каравы) могли ежедневно получать в мон-ре хлеб. По воскресеньям они молились и трапезничали вместе с остальной братией в мон-ре.

Сопровождавшие монахов молодые родственники, желающие принять постриг, могли селиться на подворьях И. м. за пределами Афона, где эконом знакомил их с основами веры и обучал к.-н. ремеслу (однако монахами становились не все). Именно этим объясняют груз. имя одного из живших во владении И. м. Волв на п-ове Халкидики крестьян - Мосе Ивира (Грузина), зафиксированное в практиконе (янв. 1104) севаста Иоанна Комнина (впосл. визант. имп. Иоанн II) (Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 52).

Возможно, именно со строгостью нового Типикона и вероятным недовольством среди братии связаны 2 покушения на прп. Евфимия в И. м. (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 69, 70, 74-76, 78-86, 93; Илия (Шиолашвили). 1960. С. 62-77; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 68-70).


Усиление греческого влияния в И. м.

Прп. Георгий Строитель (Варазваче; Георгий I в хронологии игуменов И. м. (1019-1029)) изменил нек-рые правила, введенные прп. Евфимием, в частности стал покровительствовать киновийному жительству. В Житии указано, что прп. Евфимий в ответ на нововведения «промолчал», будучи занят переводами. Однако политика прп. Георгия изменила соотношение груз. и греч. монашества в И. м.: предпочтение было отдано прибывавшим в мон-рь и придерживавшимся киновии грекам, к-рые стали занимать нек-рые должности. Конфликты между греками и грузинами нередко доходили до открытого противоборства и даже рукоприкладства.

В настоятельство прп. Георгия имущество мон-ря увеличивалось, владения расширялись. В 1020 г. Протат позволил И. м. иметь 2-ю упряжку быков (право на 1-ю иверские монахи получили еще от имп. Василия II Болгаробойцы) не для пахоты, а для перевозки деревьев и камней, как это явствует из акта прота Леонтия от дек. 1020 г. (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 24). Было закончено строительство ц. Пресв. Богородицы, прп. Георгий стал ее ктитором (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 95).

В июне 1042 г. был составлен акт о размежевании земель между Великой Лаврой и И. м.: ок. 1020 г. И. м. купил поле и Кастрийский фруктовый сад св. Илии в Девеликии близ Иерисса; ок. 1024 г.- афонский монастырь Мелиссургий; до 1029 г.- мон-рь Рождества и дер. Довровикию в районе горного массива Пангей. Это были наиболее значительные приобретения И. м. после 980 г. (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 27; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 45).

В 1029 г. прп. Георгий был обвинен в участии в заговоре против имп. Романа III Аргира в пользу фессалоникийского дуки Константина Диогена. Прп. Георгий был арестован, осужден и выслан в мон-рь Моновата, где вскоре скончался. Различным наказаниям подверглись и др. обвиненные в заговоре; Ферси, сын полководца Джоджика, возглавившего вместе с прп. Иоанном-Торникием груз. войска в сражении против Варды Склира, был обезглавлен (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 19, 46). Мон-рь потерял имп. поддержку, часть земель, принадлежавших И. м., была конфискована гос-вом. Ситуацией воспользовались соседи на Афоне и в Македонии: в акте о размежевании (июнь 1042) указано, что ок. 1040-1041 гг. монахи Великой Лавры отторгли у И. м. неск. вотчин, напр. Зевгелатийское поле в Девеликии, принадлежавшее И. м. свыше 25 лет (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 27); в г. Эзева (Эзова, Эзивы) местный епископ присвоил подворье во имя Пресв. Богородицы. Власть в И. м. перешла к грекам, игумен был лишен прав.

Греч. монахи обители, все же не осмеливавшиеся поставить игуменом грека, а также перешедшая на их сторону часть груз. монахов провозгласили игуменом прогречески настроенного грузина Георгия II (1029 - ок. 1035), к-рого соотечественники прозвали «негодником», а духовным главой мон-ря считали мон. Григория (вероятно, прп. Григория Ивера). Известны 2 документа, подписанные Георгием II и датированные приблизительно 1030 г. (сохр. в акте судьи Льва Филакса от сент. 1056 - Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 31) и апр. 1035 г. (Actes de Lavra. 1970. Vol. 1. N 29) (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 95; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 45-46).

Чтобы поправить финансовое и политическое положение, монахи И. м. часто ездили в К-поль и в Грузию, прося помощи у живших в визант. столице влиятельных грузин (напр., у братьев Георгия и Парсмана (впосл. настоятель И. м. Арсений) Чорчанели, у груз. царя Баграта IV, который был в родстве с визант. имп. Романом III, и др.). Однако до кончины императора их усилия оставались безрезультатными (Lefort. 1985. Vol. 1. Р. 46).

Сменивший его на визант. престоле имп. Михаил IV Пафлагон (1034-1041) реабилитировал имя прп. Георгия Строителя, помиловал обвиненных в заговоре против имп. Романа III и хрисовулом 1034 г., позже подтвержденным хрисовулом визант. имп. Михаила V Калафата (1041-1042), возвратил И. м. имущество и право на отторгнутые у него земли: владения Леонтария на п-ове Халкидики, Мелитзиана в долине р. Стримон, Стилиарий, скит св. Иоанна Предтечи, дер. Довровикию (акт судьи Льва приблизительно от 1059 - апр. 1074 г.- Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 32). Также было закреплено право грузин на владение кафоликоном И. м., ц. Пресв. Богородицы. Считается, что в этих событиях существенную роль сыграло название И. м. как «монастыря иверов». Игуменом И. м. имп. Михаил IV назначил Григория (ок. 1035-1041). Мощи прп. Георгия Строителя были перевезены из мон-ря Моновата в И. м. и упокоены в кафоликоне. Значительные усилия потребовались, чтобы вернуть И. м. земли, крестьян и податные доходы (возвращены не полностью).

Греч. часть общины добилась права совершать богослужение на греч. языке в ц. св. Иоанна Предтечи: разделение братии по языковому принципу продолжало создавать конфликты между группами. Игуменами мон-ря еще нек-рое время по-прежнему назначались грузины. Известны Симеон (1041-1042), упомянутый в акте о продаже мон. Марией владений в Волве (февр. 1042) (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 26), и Стефан (1042 - ок. 1044), при к-ром в июне 1042 г. было заключено соглашение о размежевании земель в Девеликии (Ibid. N 27). В 1041 г. на имп. суде Протат вынес на рассмотрение вопрос о новом статусе И. м., однако император сохранил прежнее положение мон-ря в иерархии Афона: игумены И. м. ставили подписи на греч. документах после прота и игумена Великой Лавры, до или после игумена Ватопеда (соблюдено до наст. времени). Грамоту Михаила IV в записках о посещении Афона цитирует Григорович-Барский (Григорович-Барский. 1887. Ч. 3. С. 593-594; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 43).

Расцвет И. м. при прп. Георгии Святогорце и его преемниках

В 1044-1056 гг. должность настоятеля И. м. занимал прп. Георгий Святогорец (Георгий III в иерархии настоятелей И. м.), сыгравший существенную роль в истории мон-ря. Юношей он подвизался под рук. прп. Георгия Затворника в груз. монастыре Романацминда на Дивной горе (близ Антиохии, Сирия; см. ст. Чёрная Гора). По благословению духовника он прибыл на Афон, дабы продолжить здесь начатое прп. Евфимием дело перевода богослужебных книг на груз. язык. Ок. 1042 (до 1044) г. прп. Георгий был назначен экклисиархом, что позволило ему оживить деятельность иверского скриптория. На Афоне святой собирал сведения о преподобных Иоанне и Евфимии Святогорцах, об основании и о строительстве мон-ря и о начале монашеской жизни в И. м. Созданное им Житие преподобных является источником, содержащим подробную историю первых 50 лет существования И. м.

Прп. Георгий торжественно перенес мощи прп. Евфимия из ц. св. Иоанна Предтечи в кафоликон, где был устроен придел; здесь же были упокоены перенесенные из придела Архангелов мощи прп. Иоанна-Торникия. Игумен сумел разыскать мощи и др. подвижников И. м. Так, мощи свт. Арсения Ниноцминдского и прп. Иоанна (Грдзелисдзе) были найдены нетленными возле скита прп. Симеона и упокоены в юж. части нартекса кафоликона, близ раки с мощами преподобных Иоанна и Евфимия. Настоятель распорядился, чтобы возле могил горели 3 неугасимые лампады. В 1066 г., уже после кончины прп. Георгия, слева от могилы прп. Евфимия были захоронены останки Георгия I. Очевидно, что перенесение в кафоликон мощей и останков груз. видных духовных деятелей И. м. служило также и закреплением прав груз. монахов монастыря на ц. Пресв. Богородицы. Десницу прп. Евфимия как главную святыню И. м. прп. Георгий поместил в мощевик (гвадруци) и возил ее с собой не только по Св. Горе, но и в К-поль, Иерусалим, Сирию, Грузию и др. (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 132).

Важным направлением деятельности прп. Георгия было материальное обеспечение монастыря: возвращение потерянных владений и привилегий и приобретение новых. Преподобный часто бывал при дворе визант. императоров, где добивался различных субсидий. В февр. 1042 г. И. м. за полцены (20 номисм) приобрел у монахинь Марии, Анны и Агафии земли Исуны вблизи Волва (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 26); согласно акту о размежевании от июня 1042 г., мон-рь вернул земли в Девеликии, отторгнутые монахами Великой Лавры (Ibid. N 27). В июле 1044 г. Марк, настоятель граничившего с И. м. Кипариссийского мон-ря во имя Пресв. Богородицы, передал свою обитель в управление прп. Георгию, поскольку, по его словам, «никто из воспитанных мною монахов не в состоянии заменить меня» (Ibid. N 28). Согласно акту судьи Льва Филакса (сент. 1056), в этот же период было возбуждено дело о возвращении И. м. утерянного при имп. Романе III афонского владения Мелиссургий, в 1056 г. И. м. было выдано выгодное для него судебное постановление, хотя дело не было закончено (Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 31). В 1042-1044 гг., как следует из актов о размежевании (июнь 1042) и игум. Кипариссийского монастыря Марка (июль 1044), эконом Иоанн описал земли в Македонии, к-рые были пожалованы мон-рю имп. хрисовулами, а также составил список, где были указаны имена 40 из 60 крестьян, которые были пожалованы И. м. имп. Василием II Болгаробойцей, не облагались налогами и не подчинялись монахам (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 27, 28). По приказу имп. Константина IХ Мономаха протоспафарий Андроник заново составил опись монастырских владений, где указаны патриарший Спилеотский мон-рь Пресв. Богородицы, подворье Преавлака, мон-рь ап. Иоанна Богослова («ту кир Иоанну») и др.; также были подтверждены права И. м. на подворье в Эзеве, хотя оно не было возвращено до 1062 г. На все владения прп. Георгий получил новые хрисовулы (утеряны), в т. ч. на большое поле в Месолимне, где И. м. уже имел подворье - мон-рь прп. Иоанна Колова - и содержал стада животных. Ок. 1054 г., во время одной из поездок в К-поль, прп. Георгий вблизи принадлежащей И. м. Ливизасды разрушил воздвигнутую там болгарами (в источнике Σκλάβοι Βούλϒαροι) жен. фигуру языческого идола, сведения об этом содержатся в акте протоспафария Андроника от авг. 1047 г. (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 29; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 52; ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 139-140).

В 1054 г. в К-поле прп. Георгий встретился с царем Грузии Багратом IV и его матерью царицей Мариам, к-рую преподобный постриг в монахини. Царь предложил ему занять вакантную кафедру Чкондидского архиепископа, но прп. Георгий отказался. Поддержка царя и царицы позволила И. м. получить у визант. императора привилегию самостоятельно сдавать налоги в столичные ведомства, не пуская на свою территорию сборщиков налогов. Визант. император по просьбе царицы Мариам и проживавшего в К-поле груз. вельможи Парсмана (Арсения) передал И. м. 2 ежегодные ренты, каждая в размере литры золота, что в сумме с уже имеющейся имп. дотацией в 1 литру золота и с др. доходами мон-ря обеспечивало рост его материального благосостояния. Существенный доход приносил скрипторий: только переписанные мон. Феофаном рукописи принесли доход в 1,5 тыс. золотых.

И. м. покровительствовали многие груз. вельможи, жившие в Византии: братья Чорчанели Парсман (Арсений) и Георгий, братья Петрик (впосл. мон. И. м. Петр) и Иоанн (впосл. архиепископ Чкондидский, занявший кафедру по рекомендации прп. Георгия), а также грузины, приезжавшие в Византию и на Афон и привозившие учтенные в «Книге агап» пожертвования (Парсман Тмогвели, григол Абусерисдзе и др.), многие из них становились насельниками И. м. (Lefort. 1990. Vol. 2. P. 5, 15).

В 1056 г. преставилась покровительница И. м. визант. имп. Феодора. Прп. Георгий при поддержке груз. царицы Мариам выхлопотал у визант. имп. Михаила VI Стратиотика разрешение оставить должность настоятеля И. м. и перебрался в монастырь прп. Симеона близ Антиохии. В 1060 г. прп. Георгий по просьбе царя Баграта IV прибыл в Грузию, где занимался воспитанием престолонаследника, царевича Георгия, стал духовником царя и его семьи, католикоса-патриарха всей Грузии Георгия III Таоэли (ок. 50-х - 60-е гг. XI в.), мн. вельмож. За неск. лет он обошел почти всю страну и собрал 80 юношей из числа сирот и из бедных семей, с тем чтобы воспитать их в И. м. и пополнить груз. братию обители (нек-рые исследователи считают, что для них прп. Георгий создал в И. м. училище). Отроки пользовались заступничеством Пресв. Богородицы, небесной покровительницы Афона. В 1064 г., за 3 дня до взятия турками-сельджуками под предводительством султана Алп-Арслана г. Ахалкалаки, где в то время находились прп. Георгий и отроки, святому предстала Пресв. Богородица и повелела немедленно покинуть город. В 1065 г. прп. Георгий прибыл в К-поль, где неск. раз был принят имп. Константином X Дукой, восхищенным церковным пением детей, и подал ему прошения об обустройстве сирот и об укреплении мон-ря. Император пожаловал прп. Георгию 1 тыс. аргир (мелкая серебряная монета). 29 июня 1065 г. в возрасте 56 лет прп. Георгий скончался от простуды. На следующий день император удовлетворил его ходатайства и выдал И. м. 2 хрисовула: 1-м были подтверждены все жалованные грамоты И. м., что предупреждало все посягательства на права грузин на мон-рь; 2-м была определена участь юношей, ответственность за содержание и воспитание к-рых была возложена на И. м., никто не смел выселить их из мон-ря. Мощи преподобного были перевезены в И. м. и 24 мая упокоены в мраморной раке в кафоликоне, рядом с ракой прп. Евфимия (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 195-196).

Настоятельство прп. Георгия стало для И. м. эпохой расцвета: в 1062 г., спустя неск. лет после оставления им игуменства, когда в мон-ре гостил груз. вельможа Липарит (впосл. мон. Антоний), в И. м. подвизалось 300 монахов, как это было во времена прп. Евфимия. Игумен И. м. был включен в число наиболее почетных настоятелей афонских мон-рей: на собрание в Карее настоятель Великой Лавры мог брать с собой 6 монахов, настоятели Ватопеда и И. м.- по 4, прот - 3, остальные - по одному.

Во 2-й пол. XI в. должность настоятеля И. м. занимали Арсений (в 1056 и 1059), Феодор (дек. 1061 - до 1065), Николай (1080-1081); наиболее плодотворным было настоятельство прп. Георгия Олтисари (Георгий IV в хронологии настоятелей И. м.; 1065/66-1077/78). При нем, согласно «Книге агап», И. м. был обнесен мощной стеной, сменившей менее высокую и широкую, воздвигнутую, вероятно, еще при прп. Евфимии (запись № 67 - Lefort. 1990. Vol. 2. P. 6). Мон-рь, несмотря на значительное число принадлежавших ему скитов и пустыней, был перенаселен; греч. монашество преобладало над грузинским. И. м. по-прежнему стремился к расширению своих владений на Афоне и в Македонии. Сохранились 3 документа (акт судьи Льва Филакса от сент. 1056 г.; хрисовул имп. Константина X Дуки от дек. 1062 г.; акт дуки Фессалоники Феодора Далассина от февр. 1063 г.), касавшиеся Мелиссургия, владения И. м. на границе Афона, это владение стало спорным после событий 1029 г. и было возвращено И. м. после 30-летнего судебного разбирательства, для чего понадобилось вмешательство дуки Фессалоники (впосл. имп. Никифора III Вотаниата) и имп. Феодоры (Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 31, 36, 37).

Брат прп. Георгия Олтисари Михаил являлся, по-видимому, влиятельным лицом, поскольку способствовал укреплению и расширению И. м. При его помощи прп. Георгий, как об этом сказано в акте митр. Серрского Стефана от янв. 1071 г., получил от имп. Константина X хрисовул, что позволило вернуть И. м. ранее принадлежавшие обители владения, в частности в Мелитзиане (Ibid. N 40).

Согласно хрисовулу от июля 1079 г. фессалоникийского дуки, впосл. имп. Никифора III Вотаниата, хорошо осведомленного о делах мон-ря и проявлявшего особую заботу о нем, И. м. возвратил утраченные после 1029 г. 23 вотчины в Македонии, из к-рых по меньшей мере в 12 были подворья, откуда эконом И. м. контролировал работу крестьян. Также Никифор возобновил прекращенную при имп. Михаиле VII выдачу И. м. 4 литр и 16 номисм золота на уплату налогов, подтвердил неприкосновенность вотчин мон-ря и дал ему нек-рые судебные привилегии. Так, мон-рь, будь он истцом или ответчиком, был подвержен суду только фессалоникийского дуки в К-поле. И. м. имел офиц. покровителя - логофета дрома или его протонотария, освобождался от зависимости от всех местных правителей, в т. ч. и от епископов; ему дано было право самому избирать настоятеля (Ibid. N 41). Подобные привилегии позволяли считать И. м. императорским, хотя в актах времен имп. Алексея I Комнина (1081-1118) он так не назывался.

В акте прота Павла от окт. 1080 г. (Ibid. N 42) описаны результаты встречи афонских игуменов, на к-рой обсуждались оспариваемые И. м. и Сараварским мон-рем (τοῦ Σαράβαρος, τοῦ Σαράβαρη) права на владения виноградниками: были подтверждены права И. м. на прежние владения, расположенные в центре полуострова, на границе владений Карава и Сисик, однако в начале царствования имп. Алексея I они вновь стали спорными.

И. м. по-прежнему пользовался покровительством визант. императоров (Феодоры, Константина X). Считается, что особое благоволение к И. м. императоров Михаила VII Дуки и Никифора III Вотаниата связано с тем, что оба они в разное время (до 1078 Михаил VII, после 1079 Никифор III) были женаты на груз. царевне, дочери груз. царя Баграта IV, Марфе (в крещении Мария; в визант. источниках - Мария Аланская), в 1056 г. в малолетнем возрасте привезенной в К-поль. Мария продолжала сохранять влияние и при Алексее I, вплоть до пострига в монашество в 1091 г. (в 1094 скончался ее 21-летний сын от брака с Михаилом VII, царевич Константин). В поминальной записи № 133 от 21 нояб. в «Книге агап» перечислены основные заслуги Марии перед мон-рем: внесение в секрет (правительственное ведомство) долга за Месолимну (вотчина И. м. в Македонии); ходатайство перед императорами Михаилом VII и Никифором III о возвращении И. м. принадлежащих ему предместий вне обители, в т. ч. Мелитзианы; раздача монахам 6 литр золота (Lefort. 1990. Vol. 2. P. 8, 24-25).

И. м. в период нашествия турок-сельджуков

С сер. XI в. в результате нашествия на Закавказье турок-сельджуков (в 1064 в Грузию вторгся султан Алп-Арслан Мухаммед ибн Дауд) влияние Грузии на Ближ. Востоке снизилось, что сказалось и на И. м. Преемник Баграта IV груз. царь Георгий II (1072-1089) был вынужден платить сельджукам дань, он и его преемники не могли заботиться об И. м., теперь поддерживаемом лишь груз. и частично греч. вельможами из К-поля и др. городов Византии, чьи имена были внесены в «Книгу агап». В царствование визант. имп. Алексея I Комнина началась постепенная потеря интереса к И. м. и со стороны визант. имп. двора, поскольку мон-рь уже не мог быть связующим звеном между Грузией и Византией.

Строительные работы в И. м. при настоятельстве Иоанна II (Букаисдзе) (1085-1104), когда была построена «хорошая башня ограды» (поминальная запись № 43 - Lefort. 1990. Vol. 2. P. 5),- свидетельство временного благосостояния И. м. В 1074 г. мон-рь был вынужден взять взаймы 600 модиев зерна, яровых и ячменя, к-рые ему «отпустил» (т. е. отдал безвозмездно) еп. Сланицы Лев (в «Книге агап» был установлен день его поминовения 1 дек. (поминальная запись № 2 - Ibid. P. 4)).

Немаловажное значение имеет тот факт, что в XII в., как и в X в., И. м. содержал флот: во время настоятельства Иоанна II грек Никон выстроил для мон-ря судно водоизмещением 400 модиев (в «Книге агап» 4 дек. установлен день поминовения его и его родителей Анны и Константина (поминальная запись № 8 - Ibidem)).

В апр. 1081 г. И. м. обвинили во вторжении в окрестности Сисика: на территории Протата и Сараварского мон-ря, а также мон-рей Влитзида (τοῦ Βλιτζιδῆ), Полита (τοῦ Πολίτου) и Ксиропотам. Прот Павел и настоятели мон-рей постановили, что законные права И. м. не распространяются на земли по зап. берегу протекающей в Сисике реки, принадлежащие Протату и 4 мон-рям. Общий тон документа и оскорбительные эпитеты, употребленные по отношению к монахам И. м., свидетельствуют о том, что И. м. потерял благосклонность императора (Actes de Xérоpotamou. 1964. Vol. 1. N 6; Lefort. 1990. Vol. 2. P. 27). Мон-рь стал терять свои владения. Так, акт от 1085 г. (Actes de Lavra. 1970. Vol. 1. N 47; Lefort. 1990. Vol. 2. P. 27) составлен по поводу конфликтной ситуации между И. м. и Великой Лаврой в связи с владением дер. Камена на п-ове Халкидики. К 1089 г. мон-рь потерял 75 тыс. модиев земли, лишь 30 тыс. из к-рых смог вернуть в дальнейшем. Новое межевание зафиксировано документом об установлении границ (март 1101), подписанным экономом севастократора Исаака Сгуром; здесь же содержится запись о том, что севастократор Исаак пожертвовал И. м. сенокос в 3,2 тыс. модиев в Арсеникии на п-ове Халкидики (Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 50). К 1104 г. И. м. утратил права на 11 из 23 доменов в Македонии, к-рыми владел по хрисовулу от 1079 г. имп. Никифора III. Вероятно, эти потери стали результатом политики, проводимой визант. имп. Алексеем I, по конфискации «лишних» земель в пользу его родственников.

Основными покровителями И. м. на рубеже XI и XII вв. стали куропалат Сумбат Бакуриани, его супруга Кали (в постриге Мария) и его брат магистр Сергий. 27 марта 1085 г. Сумбат и Сергий подписали гарантийный акт еп. Эзевского Феодула, регулирующий спорные территориальные вопросы в Эзеве (Ibid. N 43). В завещании от 23 янв. 1090 г. (Ibid. N 44) Сумбат просил, чтобы его похоронили в И. м., где он принял постриг с именем Савва. Он был погребен в мраморной гробнице в сев. приделе кафоликона во имя Архангелов. Кали в завещании от 4 нояб. 1098 г. (Ibid. N 47) передала И. м. владение в Радоливе близ горного массива Пангей площадью 20 тыс. модиев, к-рое, согласно фискальному реестру, подписанному судьей Никитой Анзой (до дек. 1103 г.- Ibid. N 48), стало принадлежать мон-рю после ее кончины в 1103 г. Сохранились 2 кадастра эконома Радолива (первое 10-летие XII в.), являющиеся первоисточниками по истории И. м. и отражающие социально-экономическую ситуацию в Македонии того времени. Тексты этих документов составлены по-гречески, но один был записан греч. буквами, а другой - грузинскими, с переводом нек-рых слов на груз. язык (Ibid. N 53. Append. 1, 2).

По сведениям «Книги агап», Грузинское гос-во, оправившееся от нашествия турок-сельджуков и к кон. XII в. ставшее сильнейшей христ. державой на Ближ. Востоке, вновь заинтересовалось И. м. Уже с сер. XII в. в И. м. стали поступать значительные пожертвования из Грузии, в т. ч. от Аришиани (поминальные записи № 54, 143), Иоанна Коджихисдзе (поминальная запись № 143), св. царицы Тамары (1178/84-1213) (поминальные записи № 95, 153), Григория и Иоанна Кобулисдзе (поминальные записи № 39, 145), Николоза Гулаберисдзе (поминальная запись № 144), еп. Кутаисского Абуласана (поминальная запись № 149) и др., многие из них приезжали на Афон и подвизались в И. м. (Lefort. 1990. Vol. 2. P. 4-11).

В XII в., во время пожара, сгорели кельи И. м. На устранение его последствий из Грузии с пожертвованиями были направлены 3 монаха. В «Книге агап» указаны имена жертвователей, среди которых - св. царица Тамара, подарившая 20 дукатов и «две парчи», каждая стоимостью более 20 драхканов (25 июля был определен как ее поминальный день (поминальная запись № 153)), и мцигнобартухуцеси (глава царской канцелярии; везир) Иоанн, пожертвовавший «4 литры иперперов [визант. солид] и одну золототканую парчу» (поминальная запись № 155 - Lefort. 1990. Vol. 2. P. 10). Свои сбережения жертвовали обители и насельники И. м., напр. канонарх иером. Михаил, отдавший 30 иперперов (поминальная запись № 33) (Ibid. P. 5).

Известны несколько настоятелей И. м. этого периода: Евгений (1-я четв. XII в.), Иосиф (приблизительно 1108), Иоанн III (Калакала; до сер. XII в.), Михаил (сер. XII в.), Иоанн IV (3-я четв. XII в.), Василий (3-я четв. XII в.), Георгий V (1169), Павел (март 1170-1183/84), Георгий VI (1183/84), Макарий (кон. XII в.), но о них сохранились весьма скудные сведения. Иоанн III (Калакала) дал указание экклисиарху Иоанну (Таплаисдзе) собрать разрозненные записи «Книги агап» и переписать их «по порядку», в соответствии с церковным календарем. Были оставлены свободные места, иногда целые страницы, для внесения записей, к-рыми впосл. пополнялась «Книга агап» (НЦРГ. А 558), 1-ю редакцию к-рой в 1074 г., во время настоятельства прп. Георгия Олтисари, составил Микаел Дагалисонели.

В поминальной записи № 165 «Книги агап» (Lefort. 1990. Vol. 2. P. 10-11) имеются обширные сведения о настоятеле И. м. Павле, к-рый 8 месяцев собирал пожертвования в К-поле и смог выплатить все долги, а также получил грамоты, закрепившие владения мон-ря. Во время его игуменства была воздвигнута и расписана ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы, выстроены большая башня в И. м. и келлии в Карее, увеличена ограда И. м., приобретен мон-рь Каниск (τοῦ Κανισκᾶ), в Волве основано подворье и выстроены церковь и 2-колесная мельница, проведены хозяйственные работы во владениях И. м.: в Радоливе, Довровикии, Мелитзиане, Волве, на подворье св. Варвары в Писоне на п-ове Халкидики, в Каламокопии близ Фессалоники, в Фессалонике и др. В описи И. м. 1183/84 г. (поминальная запись № 158 - Ibid. P. 10) отражено хорошее состояние обители, которая владела значительным движимым и недвижимым имуществом. Преемником Павла стал эконом Георгий VI; в поминальной записи № 158 описан процесс его выборов: уходящий настоятель назвал кандидата, «собрание всего братства» утвердило его.

В 1197 г. на Афон прибыли серб. кор. Стефан Неманя (св. Симеон) и его сын, буд. свт. Савва I, в т. ч. они побывали в И. м. и «сделали пожертвования монастырю», а также дали по золоту «каждому брату» (Ibid. P. 41).

И. м. в XIII в.

Одним из последствий 4-го крестового похода 1204 г. стало основание Фессалоникийского королевства, возглавленного одним из руководителей похода - кор. Фессалоники Бонифацием Монферратским, а также появление латинян на Афоне. Не исключено, что латиняне появились в И. м. сразу после 1204 г.: это объяснило бы присутствие в маргиналиях неполно сохранившейся греч. рукописи «Повесть о Варлааме и Иоасафе» (Ath. Iver. georg. 463), ее частичного перевода на франц. язык в нач. XIII в. Груз. часть общины пыталась поддержкой Рима укрепить свое положение (Lefort. 1994. Vol. 3. P. 3, 5).

Грек Григорий (Икодомопул) после назначения в 1217 г. на должность предводителя греч. общины И. м. обратился в письме к Охридскому архиепископу, вероятно к Димитрию II Хоматиану (с 1216/17; † после 1236), с вопросом, «должно ли иметь отношения с теми, которые во времена бедствия отвернулись, связались с латинами и приняли их правила» (Ibid. P. 4), имея в виду действия предводителей груз. общины И. м. по отношению к представителю папы Иннокентия III в Фессалонике, кард. Бенуа из мон-ря св. Сусанны. Охридский архиепископ осудил поведение грузин, но не опротестовал управление мон-рем грузинами, как на то рассчитывала греч. община, заявив, что «по традиции церковного прощения те, которые поступились церковными правилами, могут покаяться и опять вернуться к церковным правилам» (Ibid. P. 5). Эти слова спасли И. м. от внутреннего раскола.

В марте 1230 г., в битве при Клокотнице, победу над деспотом Феодором одержал болг. царь Иоанн Асень II, и в регионе на 10 лет установилось болг. правление. Афонцы, в т. ч. и иверские монахи, признали новую власть: Иоанн Асень издал хрисовул (утерян; сохр. постановление Синода от мая 1250 г.- Actes d'Iveron. 1994. Vol. 3. N 57), к-рым были узаконены права И. м. на старый мон-рь Пресв. Богородицы Елеусы (ныне Велюса) близ Струмицы.

С 1232 г., после того как в Грузию вторглись монголы, связи между Византией и Грузией надолго ослабли. Нек-рые монахи все же приезжали из Грузии в И. м. и возвращались обратно: напр., в период царствования в Грузии вмч. Димитрия II Самопожертвователя (1269/70-1289) с Афона в Грузию приехал насельник И. м. мон. Василий, дядя буд. католикоса всей Грузии Евфимия III (10-е - 2-я пол. 30-х гг. XIV в.), обличавший царя и некоторых вельмож в многоженстве. Груз. насельников в И. м. по-прежнему было меньше, чем греческих, и тот факт, что И. м. управляли грузины, постоянно вызывал их недовольство. Положение усугублялось двоецарствием, восстанием против монголов и другими политическими событиями в Грузии.

Незадолго до 1246 г., когда Иоанн Ватаци подчинил себе Македонию, «итальянские пираты» разграбили И. м. и уничтожили часть его архива, как об этом сообщает хрисовул имп. Михаила VIII Палеолога от янв. 1259 г. (Ibid. N 58). Оттуда же становится известным, что земельные владения И. м. были в тот период довольно стабильными, несмотря на то что вслед. политических волнений И. м. потерял Арсеникию, Ливизасду и Месолимну, а также ок. 500 модиев земли в Мелитзиане и свыше 150 модиев у р. Галлик близ Фессалоники.

В 1250 г. патриарх К-польский Мануил II и синод опять подтвердили права И. м. на находившийся близ Струмицы мон-рь Пресв. Богородицы Елеусы, на владение к-рым предъявлял претензии местный епископ. Именно из этого документа известно имя настоятеля И. м.- грузина Николая, управлявшего монастырем в мае 1250 г. (Ibid. N 57). Грузинами были и последующие настоятели И. м. при императорах Михаиле VIII и Андронике II Палеологе: Неофит (до окт. 1264), Иоанникий (до окт. 1264), Неофит (окт. 1264), Иоанн (до 1279/80), Серапион (нояб. 1294, июль 1297), Антоний (дек. 1309, июнь 1314), Николай (май 1316), Иоанн (1320, 1322). Известны также некоторые греч. настоятели этого периода: Иоанникий (авг. 1273), Иоанн (1279/80), Николай (после 1279/80), Иоанн (февр. 1287, авг. 1288), Иоанникий (май 1292), Иоанникий (нояб. 1324, март 1326). Установить точные годы настоятельства каждого из них трудно, вероятно оно не превышало 3-4 лет.

6 июля 1274 г., при визант. имп. Михаиле VIII Палеологе, между Зап. и Вост. Церквами была заключена Лионская уния. Униаты высадились на Афоне и, стремясь склонить к ней афонских монахов, прибегли к насилию. В «Сказании о 26 Зографских мучениках» (РГБ. Григор. № 1706, ХVI в. Л. 19б - 22) содержатся сведения о гибели мн. афонских монахов. Монахи Великой Лавры, куда униаты пришли в первую очередь, под давлением священника, отлученного от сана, приняли унию. Добравшись до И. м., латиняне встретили сопротивление. Ок. 200 старейших монахов, почитаемых впосл. как Иверские преподобномученики, были посажены на монастырский корабль и утоплены вместе с ним в море; молодые были проданы в рабство. Следующими пострадали от латинян ватопедские (Ватопедские мученики) и зографские (Зографские преподобномученики) монахи. Землетрясение, случившееся после того, как монахи Ксиропотама встретили униатов с ветвями в руках и приняли от них в дар часть награбленного в др. мон-рях Афона, привело к мн. разрушениям и гибели людей и побудило латинян покинуть полуостров и вернуться в К-поль (Повесть о нашествии папистов. 1897. С. 233-249).

Напряженные отношения, возникшие между груз. и греч. братией монастыря вслед. лат. владычества, постепенно нормализовались. Груз. (3) и греч. (8) подписи на акте от окт. 1264 г. (Actes d'Iviron. 1994. Vol. 3. N 60) о временной уступке Николаю Камуду подворья св. Климента в Фессалонике свидетельствуют о том, что ответственность за управление монастырем разделяли обе стороны. Греки по количеству, видимо, превосходили грузин, но последние все еще сохраняли преимущество в управлении И. м. Мон-рь в документах этого времени называется «императорским» или «большим императорским», что может свидетельствовать о его непосредственном подчинении визант. императору, а не афонским властям, в т. ч. и проту. В 1293 г. между И. м. и Ватопедом возник спор о границах между Радоливом и Семалтом в долине р. Стримон, но в июле 1297 г. мон-ри пришли к соглашению и были установлены новые границы, что было зафиксировано актом митр. Анкирского Вавилы от июля 1300 г. (Ibid. N 69).

В царствование имп. Андроника II между И. м. и Великой Лаврой возник конфликт из-за канала, по которому вода текла к мельнице во владении Мелиссургий: прилив воды повредил канал, лавриоты помешали иверским монахам его восстановить, пожаловались императору и выиграли дело.

И. м. в XIV в.

Ок. 1301 г. мон-рь Дохиар обжаловал права И. м. на 360 модиев земли в вост. части владений мон-ря Св. Троицы, в 1318 г. спор был решен в пользу И. м. (Lefort. 1994. Vol. 3. P. 13, 15). После этого из-за сев.-зап. границ мон-ря Св. Троицы возник спор с Великой Лаврой, улаженный в 1324 г. (Actes d'Iviron. 1994. Vol. 3. N 80).

В марте 1301 г. имп. писец Димитрий Апелмен составил точный список владений И. м. в Фессалоникийской феме, где также были учтены виноградники в Мелитзиане, Гомату, Иериссе, Комитиссе, мон-ре Иерусалим, Волве и Ксилоригии; оливковые рощи в Гомату и Комитиссе; мельницы в Гомату, Арсеникии и Ксилоригии; виноградник, принадлежавший мон-рю Пресв. Богородицы Елеусы и др. (Ibid. N 70).

В 1306 и 1308 гг. И. м. подвергался нападению каталон. и араб. пиратов. По преданию, когда к мон-рю подошел флот из 15 кораблей, монахи с чудотворной иконой укрылись в башне. Пираты разграбили мон-рь, но затем их корабли были застигнуты бурей и почти все погибли. Предводитель арабов раскаялся и постарался возместить ущерб мон-рю. Во время одного из пиратских нападений араб, ударивший ножом икону Божией Матери Портаитиссы, при виде хлынувшей крови уверовал во Христа, принял крещение и остался в мон-ре. Впосл. он принял монашеский постриг с именем Дамаскин, но просил братию именовать себя Варваром (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 470-471).

И. м. был весьма заинтересован в расширении своих владений в Фессалонике: в 1314 г. в квартале Ахиропиит были куплены 3 здания и 3 винодавильни (Actes d'Iviron. 1994. Vol. 3. N 73); в 1318 г. Акапнийский мон-рь передал И. м. в результате обмена 2 здания близ подворья св. Иоанна Предтечи (Ibid. N 75); в 1320 г. И. м. купил в этом квартале 3 дома (Ibid. N 78) и в том же году уступил Хортаитскому монастырю (Μονὴ τοῦ Χορταΐτου) двор с разными строениями, получив взамен церковь с 3 дворами, пекарней, 2 винодавильнями и садом близ ц. св. Парамона (Ibid. N 76); в 1326 г. в районе ипподрома мон-рь приобрел 4 дома с винодавильней, садом и земельным участком для возведения дома (Ibid. N 84) и т. д.

Значительное число имений сдавалось в аренду. Так, к 1204 г. И. м. отдал свои земли в Радоливе крестьянам соседнего села, которые платили монастырю за пользование пастбищем и лесом ( 1994. Vol. 3. P. 23). Однако основную долю земель обрабатывали крестьяне, жившие во владениях И. м. В период между нач. XII и нач. XIV в. число крестьян увеличилось: в 1316-1320 гг. И. м. принадлежало 550 крестьянских дворов (Ibid. P. 24-25; Idem. 1995. Vol. 4. Р. 18). Вероятно, количество крестьян сократилось в результате эпидемии чумы (1340) и тур. экспансии. В частности, жители деревень Овил и Довровикия близ горного массива Пангей были вынуждены скрыться в более защищенных местах, так что к 1351 г. эти деревни опустели.

Ок. 1325 г. в связи с опасностью нашествия турок афонские монахи решили построить крепость у границы территории Св. горы, близ подворья И. м. Мелиссургий. Братия И. м. опасалась, что за этим последует потеря подворья, и при посредничестве прота Исаака приобрела хрисовул имп. Андроника II о неприкосновенности прав И. м. на Мелиссургий; за уступку 2 участков (модия земли для возведения крепости и 50 модиев для размещения охранников) И. м. получил определенную денежную сумму (Lefort. 1994. Vol. 3. Р. 12).

До сер. XIV в. игуменами И. м. все еще оставались грузины: известны Антоний (подписавший в 1340 по-грузински Томос свт. Григория Паламы) и Андрей (его груз. подписи имеются на Кутлумушских актах 1344 и 1345 гг. (Actes de Kutlumus. 1988. N 15, 16) и на грамоте прота Нифонта 1347 г. из монастыря Ватопед (Actes de Vatopédi. 2006. Vol. 2. N 94)); игумены Харалампий, Нил, Максим и Гавриил указаны на поддельных документах Хиландара, Дохиара и Великой Лавры (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 4).

В зависимых от И. м. обителях подвизались известные исихасты (см. подробнее разд. «Скиты и келлии, принадлежащие И. м.»). Иверский игумен подписал Томос свт. Григория Паламы, составленный весной - летом 1340 г. (Ibid. Р. 5). Большое число келлий, принадлежавших И. м., способствовало увеличению количества отшельников, как «простого», так и «аристократического» сословия, с к-рым была связана практика зачисления в братию при условии внесения в мон-рь определенной денежной суммы - «братской доли» (адельфатон). Так, имп. Иоанн V установил ежегодно выплачивать И. м. 300 иперперов из доходов от дер. Радолив, при этом 1/3 суммы считалась «братской долей» некоего мон. Ионы (Pavlikianov. 2001. P. 73-74). В это время на Афоне возобладала тенденция особножительного (идиоритмического) устройства обителей, что не обошло и И. м. (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 8).

Сер. XIV в. датируются неск. иверских документов, содержащих точную и обширную информацию о владениях мон-ря этого времени: 3 акта главного ловчего Иоанна Ватаца 1341 г., касающиеся македон. доменов монастыря (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 85-87), и грамота орфанотрофа Эдессина 1344 г. (Ibid. N 88); 2 хрисовула серб. кор. Стефана IV Душана 1346 г. (Ibid. N 89, 90) и хрисовулы визант. императоров Иоанна VI Кантакузина 1351 г. и Иоанна V Палеолога 1357 г. (Ibid. N 91, 94).

Второй хрисовул Стефана Душана, выданный в Скопье при его коронации в апр. 1346 г. (Ibid. N 90), содержит полный список владений И. м. на серб. и визант. территориях, среди которых названо 7 новых: дома в Рентине (Рендине) и в Зихне, подворье вмч. Георгия «та Кувуклия», зевгилатии (крестьянские хозяйства, имеющие волов) во Врестиане близ Зихны и в Коремисте близ Пангея, 2 подворья мон-ря Пресв. Богородицы Елеусы близ Струмицы - Агия-Кали (῾Αϒίας Καλῆς) и св. Феодоров (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 15). Однако были зафиксированы и потери владений И. м.: скит св. Кириакии, Малука и участок земли в Котзакии в долине р. Стримон, мельница в Антзисте близ Пангея были переданы Стефаном Душаном Русскому вмч. Пантелеимона мон-рю и серб. Хиландару (Ibid. Р. 13).

 

Передача И. м. грекам

Решающую роль в истории И. м. сыграли 2 акта К-польского патриарха Каллиста I (1350-1353, 1355-1363). В акте 1351 г. (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 92) в соответствии с хрисовулом имп. Иоанна VI Кантакузина, выданным в 1351 г. (Ibid. N 91), были подтверждены права И. м. на все его имущество. В 1353 г. (ранее апр.) прот Арсений прибыл по просьбе греч. монахов в И. м., чтобы выяснить, есть ли у груз. стороны реальная возможность управлять мон-рем. Прот передал управление и все должности греч. монахам, однако грузины этому не подчинились, аргументировав свою позицию тем, что название мон-ря - Иверский, т. е. Грузинский (Lefort. 1995. Vol. 4. P. 6). Когда И. м. посетил прот Феодосий, стороны достигли следующего компромисса: представители греч. насельников занимают должности настоятеля И. м. и экклисиарха, грузинские насельники - все остальные (Ibidem). Это положение было закреплено сигиллием патриарха Каллиста 1355/56 г. (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 93). Полагают, что на решение повлияла и личность Каллиста. В 30-х гг. XIV в. он подвизался в скиту Магула вблизи И. м. и безуспешно пытался устроить иером. Григория Акиндина в Великую Лавру, мон-ри Филофея, Симонопетра и в И. м. (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 5). В 1342-1350 гг. Каллист был насельником И. м. и, вероятно, знал об антигрузинских настроениях братии обители. Сигиллием 1355/56 г. ввиду малочисленности груз. братии и «их невежества и незнания дела управления монастырем» греческим насельникам, «по числу и по духовным достоинствам превосходящим иверийцев», было дано право на владение кафоликоном (Ibid. P. 6), с чем груз. сторона была категорически не согласна, мотивируя это тем, что в течение 5 веков И. м. под управлением грузин процветал, имения монастыря увеличивались и его доходы возрастали (Ibid. Примеч. 5). Во владении грузин была оставлена ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы. Тогда же Каллист упразднил название мон-ря Иверский как «никчемное и суетное».

Тем не менее вплоть до 90-х гг. XV в. игуменами в И. м. были как греки, так и грузины. Первый известный груз. игумен И. м. этого периода - Иоанн, подписавший в апр. 1363 г. по-грузински один из актов мон-ря вмч. Пантелеимона (Actes de Saint-Pantéléèmôn. 1982. Vol. 1. N 13; Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 4). В 1392-1394 гг. должность игумена занимал митр. Макарий, по-грузински подписавший акт мон-ря Пантократор (Actes du Pantocrator. 1991. Vol. 1. N 14). В 1404 г. из-за волнений, возникших в мон-ре, он покинул обитель (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 4). Настоятель-грузин Евфимий упоминался в 1423 г. (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 95). На основании этого и согласно источникам связи И. м. с Грузией в это время не прерывались (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 5).

Как и в предыдущую эпоху, И. м. упоминается как императорский (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 85-88, 95-97 и др.) и именуется монастырем Пресв. Богородицы Портаитиссы (Ibid. N 85-87 и др.).

В. И. Силогава, Э. П. А., Э. П. Ц.

История И. м. в османский период

Кон. XIV-XV в.

С занятием турками Балкан в 70-х гг. XIV в. принадлежавшее И. м. подворье св. Иоанна Предтечи в Фессалонике ок. 1387 г. было превращено в мечеть (по мнению Ж. Лефора, речь идет об одноименной, независимой от И. м. обители). В 1404 г., когда Византия вернула себе Фессалонику, это подворье вновь отошло И. м. (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 16). В 1407 г. визант. имп. Иоанн VII Палеолог передал И. м. доходы от имп. вотчин в Касcандрии (п-ов Халкидики) (Actes de Xéropotamou. 1964. Vol. 1. N 28; Actes de Lavra. 1979. Vol. 3. N 159). После 1430 г., когда османский султан Мурад II взял Фессалонику, подворье св. Иоанна Предтечи было снова превращено в мечеть (Grelois J.-P. A propos du monastère du Prodrome à Thessalonique // Byz. 1989. Vol. 59. P. 78-87). В 1613 г. И. м. в Фессалонике принадлежали двор и 4 помещения (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 31).

Завоевание турками Византийской империи стало причиной упадка афонских мон-рей, в т. ч. Иверского. Св. Гора была обложена данью - 12 тыс. талеров в год. Доля И. м. была 2-й по величине после Великой Лавры: иверские монахи платили туркам по 85 талеров в месяц. В некоторых случаях добавлялись и другие налоги. Так, в 1670 г. И. м. выплатил штраф в размере 8 тыс. талеров за помощь венецианцам в войне с турками (Meyer. 1894. S. 67-68). Владения И. м. этого периода были значительно сокращены: в османских податных кадастрах представлена лишь малая часть старых монастырских доменов (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 37-39).

Известны неск. настоятелей И. м. этого периода: Иоаким (до сер. XV в.), к-рый оставил настоятельство и уехал на о-в Лемнос, где получил у деспота Димитрия Палеолога (1406/07-1470/71) земли для монастыря на этом острове; грузин Евфимий (Actes de Kastamonitou. 1978. N 7 - груз. подпись); Акакий, в 1486 г. прибывший в К-поль по делу собственности И. м. в Комитисcе, к-рую оспаривал Хиландар; греки Дионисий (упом. в 1496), Нафанаил (март 1499) и Малахия (1501-1503) (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 22).

В 1489 г. в И. м. было всего 50 монахов, что свидетельствует об упадке обители (Idem. Р. 23), характерном и для др. мон-рей Афона в этот период. Однако, по сведениям мусульм. податного реестра, в 1520 г. в И. м. подвизался уже 151 монах (Lowry. 1981. S. 125; Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 23).

Афонская документация 2-й пол. XV-XVI в. позволяет судить о временном понижении статуса И. м.: его игумен ставил подпись после подписей прота и игуменов Великой Лавры, Ватопеда и Хиландара, что обусловлено поддержкой, оказываемой серб. правителями своему мон-рю. В 1486 г. Хиландар пытался оспорить принадлежавшие И. м. поля, пастбища и сенокосы Комитиссы, расположенные на северо-западе Афона (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 100). Иверские монахи в 1492 и 1503 гг. были вынуждены пойти на компромисс и совместно с монахами Хиландара владели территорией, принадлежавшей И. м. с XI в. Сперва Хиландар, а затем Ватопед навсегда изгнали И. м. из Комитиссы (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 28-29).

В кон. XV - нач. XVI в. И. м. пользовался покровительством рода Джакели-Цихисджварели, представителей правящей династии груз. княжества Самцхе-Саатабаго, сведения о чем сохранились в 3 записях (№ 162-164) «Книги агап» (Хаханашвили. 1901; Метревели. 1998. С. 184-187; Бердзенишвили. 2007. С. 275-276) и в др. материалах иверского архива. Так, атабаги Кваркваре Великий (1451-1498) и его сыновья Кайхосро (1498-1500) и Мзечабук (1500-1515) передали мон-рю значительные пожертвования; на их средства были восстановлены башни-бастионы и часть келлий, заново выстроены главная башня, больница, надстроены боковые главы кафоликона, возведена и расписана наружная галерея храма. Ктиторские портреты Кайхосро и Мзечабука, а также груз. царей, имеющих особые заслуги перед И. м., были включены в программу росписи (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 190; Натроев. 1909. С. 56). В 1883 г. по указу греч. настоятеля мон-ря фрески были записаны, надписи переделаны (Марр. 1900. С. 73; Кончошвили. 1901. С. 175-176; Надареишвили. 1903. С. 268-269). Сведения «Книги агап» подтверждает греч. надпись на зап. стене кафоликона, где указано, что в сент. 1513 г. были закончены строительные работы в церкви и на башне; также были отремонтированы проемы в монастырских стенах для стрельбы из орудий (Millet, Pargoire, Petit. 1904. P. 67. N 220).

Пожертвования атабагов привозил в И. м., а также в Иерусалим и на Синай воспитанник Кайхосро Амвросий (впосл. архиепископ Самцхе-Саатабаго), доставивший иверским монахам дары на сумму 25,5 тыс. туманов. На свои средства он украсил серебряным окладом икону Божией Матери Портаитиссы, о чем свидетельствует вычеканенная асомтаврули надпись на нижнем поле оклада иконы (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 196; Кондаков Н. П. Памятники христ. искусства на Афоне. СПб., 1902. С. 167; Натроев. 1909. С. 96-98; Схиртладзе. 1994. С. 78).

XVI в.

Возрождению И. м. способствовали также правители Валахии. На перестройку кафоликона, видимо, были использованы пожертвования господаря Раду Великого (1495-1508). Нягое Басараб (1512-1521) оплатил проведение в мон-рь воды, его супруга Милица Деспина подарила шитую пелену (ныне утрачена) под икону Божией Матери Портаитиссы. Имена воеводы Раду Паисия и его сына Влада указаны на др. пелене, вложенной в мон-рь в 1544-1545 гг. (Năsturel. 1986. P. 107-110; Moldoveanu. 2002. P. 187).

Изображение на юж. стене кафоликона валашского воеводы Михни II Потурченца (1577-1583; 1585-1591) c сыном Раду Михней (1611-1616; 1620-1623) (см. подробно в разд. «Иконное собрание») позволило предположить, что храм был расписан на средства, предоставленные этим правителем. Существует предание, что господарь Михня II, потеряв престол и будучи вынужден принять ислам, укрыл Раду Михню в И. м., откуда монахи отправили его в Венецию и затем в Падую. Позже, взойдя на трон Валахии, Раду Михня щедро отблагодарил ивиритов (Năsturel. 1986. P. 111).

В 1582 г. (или даже ранее) И. м. получил во владение от спафария Стели мон-рь Успения Пресв. Богородицы (Стеля) в Бухаресте (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 24).

Согласно хронике «Рассказ о прекраснейшем монастыре иверов», число груз. насельников в нем уменьшалось и постепенно всей обителью овладели греки. Однако долгое время И. м. фактически продолжал считаться собственностью Грузии, поскольку за помощью иверские монахи по-прежнему обращались к груз. царям и князьям, «надеясь на главный источник своего материального существования» (Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 80). Так, в 1592 г. монахи И. м. в знак повиновения передали ключи от обители груз. царю Александру (вероятно, царь Кахети Александр II (1574-1605)), а он предоставил И. м. для уплаты долгов 12 тыс. флоринов (Там же).

С 1511 по 1523 г. в монастырском скриптории работал каллиграф иером. Феодосий, известный как прп. Феофил Мироточивый († 1548). Побуждаемый игум. Дионисием, он оставил в б-ке И. м. ряд переписанных им манускриптов. Во 2-й четв. XVI в. (ранее 1535-1544) в И. м. жил Пахомий Русанос. Ранее 1540 г. в иверскую братию был принят Феофан Элеавулкос, великий ритор К-польской Патриархии, к-рый оставил в мон-ре свои книги. Во 2-й пол. XVI в. в И. м. жил ученый монах и дидаскал Симеон Кавасила (упом. в 1588-1605).

XVII в.

В 1600 г. в И. м. было 300 насельников (Γεδεών. 1906. Σ. 15), а в кон. XVII в.- 400 (Μαμαλάκης. 1971. Σ. 273).

В 1604 г., при игум. Гаврииле Афинянине, вернувшемся из Грузии, в мон-ре были построены кельи и ц. Всех святых на средства груз. христиан и Космы, митр. Фессалоникийского (Γεδεών. 1885. Σ. 176; Idem. 1906. Σ. 15; Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 84). Господарь Раду Шербан предоставил обители право на ежегодное получение пожертвования в 15 тыс. аспров и 500 аспров на расходы представителям братии, ездившим ко двору господаря (грамота 1605 г.). В 1610 г. на пожертвования Ангела Какавы (возможно, Ка(н)кавы - представителя рода из Зап. Грузии) построили новую больницу и ц. свт. Модеста (Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 84). В 1617-1619 гг. на работы по водоснабжению И. м. потратил полученные из Грузии 6 тыс. аспров (Γεδεών. 1885. Σ. 177; Idem. 1906. Σ. 16; Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 85). В 1619 г. в монастыре был сооружен колодец на средства некоего грузина по имени Сермазан (видимо, Шермазан) и постельника валашских, а затем молдавских господарей Николая, отождествляемого П. Нэстурелом с греком Николаем Катарги (Năsturel. 1986. P. 114). В 1620 г., при игум. Афанасии Афинянине, были построены навесы над винодавильней и воздвигнуты кельи при ц. первомч. Стефана (Γεδεών. 1885. Σ. 177). В 1622-1626 гг. на деньги бывш. митр. Элассонского Галактиона был построен корабль, а также на берегу моря башня, корабельная пристань и амбар для хранения пшеницы. При башне на средства, полученные из Валахии, была воздвигнута ц. во имя Трех отроков Вавилонских и прор. Даниила (Idem. Σ. 177-178).

В XVII в. у И. м. появились и новые владения. Это связано с тем, что в период османского господства греки во избежание захвата недвижимости турками старались передать ее крупным и известным мон-рям, после чего она становилась неприкосновенной. Так К-польский патриарх Кирилл I Лукарис передал И. м. мон-рь Влатадон в Фессалонике (1633).

И. м. получил богатые владения в Валахии: в 1613 г.- мон-рь Св. Троицы (Раду-Водэ) в Бухаресте от валашского господаря Раду Михни (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 28-41); в 1625 и 1626 гг. от господаря Александру Кокону - основанный еще в XIV-XV вв. мон-рь Благовещения Пресв. Богородицы (Болинтин) (совр. жудец Джурджу, Румыния) со всеми землями и доходами (из-за владения к-рым ивириты спорили с монахами Симонопетры: грамотой К-польского патриарха Кирилла I Лукариса в 1626 спор был окончательно решен в пользу И. м.) (Ibid. Σ. 42-43) и монастырь Благовещения Пресв. Богородицы (Главачок) (совр. жудец Арджеш) (Năsturel. 1986. P. 117; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 43-45); в 1625 г.- мон-рь Успения Пресв. Богородицы (Езер) с землями, мельницами и лавками в Бухаресте от Кяжны, супруги ворника Черники (Năsturel. 1986. P. 115-116); ок. 1626 г.- Никольский скит в с. Бэлтени вместе с селами и их жителями, виноградниками и лавками (на территории совр. жудеца Илфов) от ворника Хризи (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 41-42); в 1630 г.- мон-рь свт. Николая Чудотворца (Дялу) близ Тырговиште (основанный ок. 1431) от господаря Леона Томши (Năsturel. 1986. P. 117; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 45-46). В 1650 г. грамотой валашского воеводы Матея Басараба ивириты получили подтверждение прав на владение подворьями со всеми их угодьями, крестьянами и с иной собственностью (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 41-42, 187-188).

Монастырь Раду-Водэ в Бухаресте был самым крупным подворьем И. м. в Валахии. Одним из наиболее известных игуменов монастыря был Дионисий Ивирит (Дионисий Грек). В мон-рь Раду-Водэ были временно переселены монахи из мон-ря Стеля после разрушения этой обители в 1595 г. Синан-пашой, захватившим Бухарест. Мон-рь Стеля был заново отстроен и передан И. м. в 1630 г. в соответствии с грамотой господаря Леона Томши. Важную роль в восстановлении монастырских построек обители Стеля, причем за собственный счет, сыграл митр. Унгро-Влахийский Григорий I, бывший иверский игумен и игумен монастыря Раду-Водэ, воспользовавшийся деньгами из средств мон-ря для того, чтобы стать митрополитом. Именно его усилиями обитель Стеля вновь стала подворьем И. м. (Năsturel. 1986. P. 118-121). В свою очередь мон-рь Раду-Водэ обладал многочисленными подворьями на румын. землях, в т. ч. мон-рем Тутана (совр. жудец Арджеш), церквами святителей Афанасия и Кирилла (Букур), Успения Пресв. Богородицы (Сильвестру), Рождества Пресв. Богородицы (Фойшор) в Бухаресте, мон-рем свт. Николая Чудотворца (Сэкуени) близ Бухареста, мон-рем Езер, скитом Извор близ Тырговиште, скитом Фундул-Сакулуй (совр. жудец Джурджу), мон-рем Введения во храм Пресв. Богородицы (Флэмында) (совр. жудец Яломица), а также мн. селами и землями (Moldoveanu. 2002. P. 189-192; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 26-28, 36-41; список владений: Σ. 34-36). Предположительно подворьем И. м. недолгое время ок. 1742-1743 гг. был мон-рь Вэлений-де-Мунте (совр. жудец Прахова) (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 46-47). Все эти земли и постройки мон-рь Раду-Водэ получил гл. обр. в XVII-XVIII вв. от румын. господарей и бояр. В XVII в. в этом монастыре работал скрипторий (Ibid. Σ. 30). В 1802 и 1838 гг. обитель сильно пострадала от землетрясений, после к-рых пришлось заново возводить часть строений (в т. ч. колокольню и храм).

Подворьями И. м. мон-ри Главачок и Дялу оставались только до 1639 г., когда они в числе 22 валашских обителей были переданы сообществу афонских мон-рей (под управление Великого Собрания Св. Горы).

В Молдавии принадлежащие И. м. обители появились позже, чем в Валахии. Мон-рь Успения Пресв. Богородицы (Пречиста) в Тыргу-Окна стал подворьем И. м. ок. 1681 г. благодаря стараниям иерея Космы из ясского мон-ря Трех святителей, который способствовал тому, чтобы отстроенная ок. 1662 г. великим вестиарием Георгием Урсаки обитель была передана ивиритам (Moldoveanu. 2002. P. 200-201; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 49-51).

Мон-рь Благовещения Пресв. Богородицы (Рэдукану) в Тыргу-Окна, основанный ок. 1664 г. (его ктитором был великий логофет Николай Бухус), к концу века был объединен с мон-рем Пречиста и стал подворьем И. м. Грамота о передаче во владение И. м. обеих обителей не сохранилась. Мон-рь Пречиста имел тесные связи и с мон-рем Трех святителей в Яссах: даже архив обители хранился в построенном в 1637-1639 гг. Трехсвятительском храме, переданном молдав. господарем Василие Лупу сообществу афонских монастырей (Năsturel. 1986. P. 300; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 51-52; список владений мон-рей: Σ. 53-55). Мон-рь Пречиста приобрел в XVIII-XIX вв. неск. подворий: скит Рунк, ц. Успения Пресв. Богородицы в Грозешти, скит св. Архангелов в Пынчешти, ц. св. Архангелов в Прэжешти (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 59-63).

В кон. XVII в. щедрые пожертвования И. м. сделал Ашотан Мухранбатони (1637-1692), известный представитель мухранской ветви царствующего дома Багратиони. На его средства в 1672 г. расписали трапезную мон-ря и устроили в ней арки с заменой потолка и перекрытий (Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 79; Порфирий (Успенский). 2007. С. 926); в 1680 г. западнее кафоликона была воздвигнута небольшая ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы, где была помещена чудотворная икона (Калиновский. 1885. С. 24; Натроев. 1909. С. 201-202). Согласно грамоте Ашотана от 1 мая 1686 г., им были пожертвованы И. м. крестьяне с. Хвити в Шида-Картли (ЦГИАГ. Ф. 1461. Д. 3. Л. 134; Аннотированный словарь личных имен по груз. ист. док-там XI-XVII вв. Тбилиси, 1991. Т. 1. С. 231 (на груз. яз.)). Церковь Пресв. Богородицы Портаитиссы была расписана в 1680-1683 гг. на средства валашского господаря Шербана Кантакузино (1678-1688). Портрет воеводы-ктитора и некой Анастасии, предположительно его малолетней дочери, помещен на одной из стен наоса (Turdeanu E. Un portrait de Şerban Cantacuzino, prince de Valachie au monastère d'Iviron au Mont Athos // Revue des Études Roumaines. P., 1975. Vol. 15. P. 211-213). Среди др. построек 2-й пол. XVII в. следует назвать новую больницу (1673) (Γεδεών. 1885. Σ. 178). В 1675 г. И. м. получил от К-польского патриарха Парфения статус ставропигиального (Idem. 1906. Σ. 18).

В. И. Силогава, В. Г. Ченцова

XVIII в.- 1821 г.

В XVIII в. И. м. приобрел мон-ри-подворья в Корнофолеа (Корнофолье) (1747, близ Суфлиона, Фракия), в Мелнике (1760, Болгария), на о-ве Самотраки (1774-1780), в Вевекионе на Босфоре (1796) и в Триги на о-ве Лемнос (1797).

В Македонии И. м. имел подворья в Каламарии и на п-ове Халкидики, во Фракии - в Дидимотихоне, Адрианополе, Ираклице и оливковую рощу на о-ве Тасос (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 327). До нач. XIX в. груз. цари, духовные лица и вельможи делали И. м. пожертвования: в 1769, 1772, 1791 гг.- царь Картли-Кахети Ираклий II; в 1757 г.- царь Имерети Соломон I и др. Сохранился подтвержденный Ираклием II дарственный акт 1775 г. жителя г. Телави сапожника Д. Темурашвили о пожертвовании себя и своей семьи с потомством И. м. (Натроев. 1909. С. 281-298, 306-308). К нач. XX в. у И. м. насчитывалось в общей сложности 29 подворий: 22 - в Турции, 3 - в Греции, 3 - в Грузии и 1 - в России (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 480).

В кон. XVII - нач. XVIII в. в И. м. работал иером. Афанасий Ивирит, переписчик рукописей и преподаватель певч. искусства, впосл. проигумен этого мон-ря. Его ученик проигум. Неофит Ивирит называл его «лучшим из музыкантов» (Ath. Iver. gr. 1096, 1717 г.). В 1745 г. иверский проигум. Христофор из Янины издал на свои средства в Венеции «Проскинитарий Св. Горы» Иоанна Комнина. В И. м. подвизались ученые монахи Неофит, бывш. митр. Нафпактский († 1740), прп. Иерофей Иверский († 1745) и его ученик библиотекарь Мелетий, сщмч. Григорий V, патриарх К-польский († 1821), мон. и дидаскал Онуфрий (Кундуроглу) из Димицаны († 1833), а также нмч. Константин с о-ва Идра, прислуживавший в архондарике († 1800), преподобномученики Лука Митилинский († 1802), Иларион Микраяннанит († 1804), Евфимий Новый из Димицаны († 1814) и нмч. Константин Кавсокаливит († 1819).

В 1740 г. пожар уничтожил значительную часть мон-ря (40 келий и 2 храма), но не распространился далее благодаря своевременной помощи: до тысячи чел. собралось на тушение пожара. В 1758 г. с приморской стороны была заново построена стена. После пожара 1804 г. патриарх Григорий V участвовал в закладке фундамента зап. корпуса и одной из 3 башен (Ϫωρόθεος. 1986. Τ. 1. Σ. 268; Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 465). В 1819-1821 гг. был перестроен весь сев.-зап. угол (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 177).

1821 г.- нач. XX в.

И. м., как и др. афонские мон-ри, участвовал в Греческом национально-освободительном восстании (1821-1829). Игумен И. м. Никифор был связан с тайным об-вом «Филики Этерия» (Дружеское общество) и с руководителем восстания в Македонии Э. Папасом. И. м. не только помогал восставшим на п-ове Халкидики, но и поддерживал юж. районы Греции. В архиве обители сохранилось благодарственное письмо 1-го правителя свободной Греции И. Каподистрии (1830), в к-ром он перечисляет множество пожертвованных на борьбу с турками драгоценностей. Согласно этому документу, количество переплавленных на нужды Греческого гос-ва серебряных сосудов мон-ря было оценено в 600 тыс. драхм, за что гос-во обязывалось ежегодно выплачивать И. м. 600 драхм (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 481).

Во время оккупации тур. войсками Афона насельники-греки покинули И. м., в нем осталось только 2 иеромонаха-грузина - прп. Иларион Грузин (Канчавели) (1776-1864) и Венедикт (Киотишвили) († 1861 или 1862). Старец Иларион был послан в числе представителей афонских мон-рей к начальнику тур. армии Абдулу Робут-паше. Если бы увещевания прп. Илариона не подействовали на пашу, принявшего ислам грузина, пребывание турок на Афоне привело бы к большим жертвам (Натроев. 1909. С. 202, 355). Прп. Иларион составил каталог груз. рукописей и извлечение из них в 12 главах, к-рое было издано под названием «Цветник» (Антоний (Святогорец). 1985. С. 58). В 1834 г. греки выселили грузин в келлию прор. Илии с правом совершать службы в ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы (Натроев. 1909. С. 202). После смерти уважаемого всеми святогорцами иером. Венедикта был введен запрет не только на прием грузин в число братии, но и на пребывание их в мон-ре.

В 1867 г. была предпринята попытка ввести в И. м. общежительный устав, закончившаяся неудачей (Ϫωρόθεος. 1986. Τ. 1. Σ. 272).

В результате пожара 1845 г. были разрушены сев. и зап. корпуса И. м. Они были восстановлены в течение полугода (Μαμαλάκης. 1971. Σ. 519). В 1848 г. архим. Афанасием Акарнанским были сооружены новая трапезная (за исключением портала) и колокольня.

Пожар 12 дек. 1865 г., сопровождавшийся сильным ветром, нанес мон-рю большой урон. И. м. был восстановлен на средства жертвователей по проекту греч. архит. султанского двора Костиса Калфы. В кон. XIX в. были заново построены сев. и вост. корпуса (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 469-475; Μαμαλάκης. 1971. Σ. 519).

И. м., несмотря на то что к этому времени был уже полностью греческим, сохранял связи с Грузией, вошедшей в состав Российской империи. Так, из официальной ведомости 1874 г. известно, что И. м. на территории Грузии (в разных уездах Тифлисской и Кутаисской губерний) принадлежало 2440 дес. земли со 174 дворами монастырских крестьян, приносившими ежегодный доход в размере 4651 тыс. р., а также свыше 350 код пшеницы, ячменя, кукурузы, фасоли, проса и др., свыше 40 код вина и 10 код орехов (Натроев. 1909. С. 421-428).

В 1863 г. в ходе реформ кн. Александра Кузы были секуляризированы владения И. м. (как и др. греч. мон-рей) в Румынии. В Бессарабии И. м. принадлежало 1658 дес. земли, значительную часть к-рых занимали леса и виноградники (Там же. С. 272). В 1873 г. имения греч. монастырей К-польского и Иерусалимского Патриархатов (в т. ч. И. м.) в Бессарабии и на Кавказе были переданы в ведение Мин-ва гос. имуществ с уплатой определенной суммы из получаемых доходов. В 1881 г. последовал указ об обратной передаче имений под управление представителей греч. монастырей на Кавказе (Там же. С. 348-350), но при этом был поставлен вопрос о выделении части доходов в пользу груз. келлии ап. Иоанна Богослова (см. подробнее в разд. «Скиты и келлии, принадлежащие И. м.»). Окончательная грецизация мон-ря проявилась в замене подписей-посвящений икон и фресок с изображениями груз. святых греческими: груз. ученый Г. Надареишвили, посетивший И. м. в 1882 и 1887 гг., во время 2-го путешествия зафиксировал эти изменения (Кончошвили. 1901. С. 165, 175; Надареишвили. 1903. С. 268-269).

В 1905 г. строения мон-ря пострадали от землетрясения. В 1916 г. И. м. потерял владения в Грузии и Бессарабии (Μαμαλάκης. 1971. Σ. 543). В нач. 20-х гг. XX в. был закрыт Никольский мон-рь в Москве.

В. И. Силогава

Современное состояние И. м.

В XX в. И. м., как и др. афонские мон-ри, испытывал экономические трудности, что сопровождалось сокращением монашествующих. Если в нач. XX в. обитель имела 200 монахов (гл. обр. уроженцев М. Азии), то в 1965 г. в И. м. подвизалось 37 чел., в зависимых скитах - 14, в келлиях - 47 (Ibid. Σ. 550), в 1975 г.- 30 чел. в главном монастыре и 35 в скитах и келлиях. В XX в. в И. м. жили архим. Афанасий Ивирит, заведовавший монастырской б-кой, просмонарий иером. Симеон и скевофилакс мон. Гервасий (Γαβριὴλ ὁ Ϫιονυσιάτης, ἀρχιμ. Λαυσαϊκὸν τοῦ ῾Αϒίου ῎Ορους. ῞Αϒιον ῎Ορος, 2004. Σ. 140-142).

В течение нескольких веков И. м. существовал как идиоритмический. В 1990 г. указом К-польского Патриарха Димитрия I в И. м. был введен общежительный устав и в обитель переселена братия из мон-ря Ставроникита во главе с архим. Василием (Гондикакисом), автором ряда книг и статей духовного содержания. После его ухода на покой (23 окт. 2005) игуменом был избран Нафанаил (Колаидзис), уроженец о-ва Кос (31 окт. 2005). С 90-х гг. ХХ в. по наст. время в мон-ре ведутся ремонтные и реставрационные работы.

9 окт. 1989 г. с Афона в Тбилиси «как знак небесного благословения и утешения» был доставлен список Иверской иконы Божией Матери, выполненный насельниками И. м. по просьбе Католикоса-Патриарха всей Грузии Илии II (Гудушаури-Шиолашвили). Икона находится в патриаршем кафедральном соборе Тбилисский Сиони, регулярно совершаются крестные ходы, святыню носят по мон-рям и церквам Грузии. Празднование перенесения иконы в Тбилиси отмечают 26 сент.

25 окт. 1996 г. в Москву был привезен список иконы Божией Матери Портаитиссы, созданный иконописцем иером. Лукой из мон-ря Ксенофонт специально для восстановленной Иверской часовни у Воскресенских ворот. К 2009 г. в И. м. проживало 40 насельников и еще 34 - в зависимых келлиях.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Последние обновления на портале
Заказать поминание на Афоне
Написать икону на Афоне
Виноградная Лоза Симеона Мироточивого, Афон, Хиландар
Честной пояс Богоматери
Конкурс на лучшую фотографию Святой Горы Афон
Афон, И.А. Гарднер, Впечатления и воспоминания - I
Святая Гора Афон, И.А. Гарднер, Воспоминания - II
Высказывания католиков об Афоне. Божья Гора. Амарандо Сантарелли
Паисий Святогорец
Афонский патерик или Жизнеописания святых на Святой Афонской Горе просиявших
Афонский спецназ. Старец Ипполит (Халин)
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть I
«Лучшее стихотворение об Афоне»
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть II
Паисий Святогорец. Житие - III часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) - IV часть
Паисий Святогорец. Житие (ВИДЕО) Часть V
Филофей Коккин Житие Саввы Нового - Часть I
Филофей Коккин Житие Саввы Нового Часть II
Паисий Святогорец Отношение к электронным паспортам
Порфирий Кавсокаливит об антихристе и электронных паспортах
Старец Порфирий Кавсокаливит (Баирактарис)
Павле Рак Приближения к Афону (Одно из лучших описаний!)
Порфирий Кавсокаливит, Часть I
Порфирий Кавсокаливит Поучения Часть II
Сергий Веснин
Афон 1844 Письма святогорца Часть I
Афон 1845 Письма святогорца Часть II
Афон 1846 Письма святогорца Часть III
Афон 1847 Письма святогорца Часть IV
Афон 1848 Письма святогорца Часть V
Афон 1849 Письма святогорца Часть VI
Неизвестные страницы истории
Герасим Менайас
Афон фото
Василий (Григорович-Барский) Странствования
Лучшие фотографии Афона
Житие Илариона - Грузина
Афон: вчера и сегодня
Порфирий (Успенский)
Силуан Афонский
Сергей Соловьёв
Athos
Ученым
История России
Святая Гора XVIII - XX Исторический контекст эпохи
Отзывы о книгах
Анонсы книг
Русский Афон
Нил Сорский
Паисий Величковский
Русские старцы об Афоне
Святые Афона
Старцы Афона
Форум портала Афон
Монах Симеон Афонский
Крест
Сладкое Лобзание
Достойно Есть
Иверская Икона Вратарница Афона
Скоропослушница
Всецарица
Троеручница
Млекопитательница
Страшное Предстательство
Отрада Утешение
Экономисса
Одигитрия
Целителя Пантелеймона
Праведной Анны
Николая Чудотворца
Николы
Икона Георгия Победоносца
Икона Богоматери Милующая
Акафист и икона Божией Матери Игумении Горы Афонской
Икона Богородицы Ктиторская
Богоматерь
Богородица Елеоточивая
Икона Божьей Матери Иерусалимская
Пресвятая Богородица Герондисса
Икона Св. Иоанна Предтечи
Акафистная
Икона апостолов Петра и Павла
Икона Богородицы Мироточивая
Монреальская Иверская икона
Икона Богородицы Одигитрия
Икона вмч. Георгия
Икона Преображения Господня
Афанасий Афонский житие икона
Тихвинская икона
Живоносный Источник
Иерусалимская
Икона великомуче­ника Георгия Зограф
Богоматерь Скорбящая
Мати Молебница
Святыни Афона
Акафист
Матрона Московская
Гавриил Зырянов Икона Акафист
Жития
Русские монастыри скиты
Тайны Афона
Новый Афон
Соловки
Валаам
Троице Сергиев Лавра
Киево-Печерская Лавра
Иеромонах Симон "Тихие песни уединения"
Иером. Серафим (Захаров). Живое предание Афона
Фильм: Игумен архимандрит Евлогий (Иванов)
Закончена публикация писем Сергия Веснина, это, без сомнения, лучшее описание Святой Горы Афон. Мы закончили публиковать Житие старца Паисия Паисий Святогорец Житие. В историческом разделе начата публикация истории строительства Новоафонского монастыря: Новый Афон монастырь в Абхазии на Новом Афоне.

Свобода - это | Свобода | Дверь, которая нарисована на стене | Свобода в Любви | Как стать свободным | Вкус Свободы | Умереть за Любовь| Скорби | Необходимое и лишнее | Нечистая совесть | Окаменевшее сердце | Смерть | Жизнь | Союз двух сердец | Истинная Любовь | Высшая форма Любви | Преданность и верность | Труд сердцем | Прямота и честность | Стойкость и решимость | Умение любить | Верность | Деньги | Богатство | Духовное здоровье | Человек – это | Ум и разум | Ум | Предательство| Улица детства | Язык Любви | Стихи о Любви | Вечная Любовь | Суть Любви | Любовь и правда | Правда| Молитвы| Любовь и страсть | Любовь и жизнь | Цельная Любовь | Здоровье души| Смирение и помыслы| Истинное смирение| Смирение и ум| Смирение и страх| Смирение и мир| Преданность| Катунакия | Каруля | Керасья | Келия Провата | Скит Малая Анна | ... и многие другие тайные тропы Святой Горы...

Монастыри Афона
Великая Лавра Афанасия | Ватопед | Ивирон
Хилaндар | Дионисиат | Кутлумуш | Пантократор
Ксиропотам | Зограф | Дохиар | Каракал | Филофей
Симонопетра | Агиа Павла | Ставроникита | Ксенофонт
Григориат | Эсфигмен | Пантелеимонов | Констамонит

Русские обители Афона| Пантелеимонов монастырь | Старый Русик | Андреевский скит | Ильинский скит | Скит Новая Фиваида | Создание скита Новая Фиваида | Крумница | История скита Крумница | Ксилургу
Пока мы не решились на Добро, стяжание его представляется трудным, но как только мы решимся, трудности отступают. (Монах Симеон Афонский, из устных поучений)

Афон статистика ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi & Илья

При копировании или цитировании текста и фотографий необходимо давать
активную ссылку http://www.isihazm.ru

(В связи с вопросами наших читателей оповещаем, что Монах Симеон Афонский ни в интернете, ни в каких сайтах участие не принимает. Он пребывает в затворе, не принимает посетителей, не имеет страниц в соц.сетях. С Богом!)

Монастырь Дивеево